На возвращение графа Зубова из Персии (стр. 255). Впервые — «Друг просвещения», 1804, № 9, стр. 187, под заглавием «На возвращение из Персии чрез Кавказские горы графа В. А. Зубова, 1797 года». Печ. по Изд. 1808 г., т. 2, стр. 86. О В. А. Зубове см. выше, стр. 420. По вступлении на престол Павла I поход на Персию был остановлен, а Зубовым было приказано жить безвыездно в своих деревнях. Местные власти должны были регулярно докладывать о них и о тех, кто к ним приезжает, Тайной канцелярии. Поводом для сочинения оды послужил случай, описанный в Об. Д. (672). Князь С. Ф. Голицын (1748—1810) напомнил Державину об оде «На покорение Дербента», «сказав, что уже теперь герой его не есть Александр и что он уже льстить теперь не найдет за выгодное себе; он (Державин. — В. З.) ему ответствовал, что в рассуждении достоинства он никогда не переменяет мыслей и никому не льстит, а пишет истину, что его сердце чувствует. — Это неправда, — ответствовал Голицын, — нынче ему не напишешь. — Вы увидите. Поехав домой, сочинил сию оду в то время, когда Зубов был в совершенном гонении, которая хотя и не была напечатана, но в списке у многих была, несмотря на неблагорасположение императора к Зубову». Поводом для опубликования оды была, по-видимому, смерть Зубова (1804). Некоторые мысли первых строф оды отчасти являются подражанием Горацию. Две строфы этой оды («О юный вождь, сверша походы...» и «Ты зрел, как ясною порою...») Пушкин привел в примечаниях к «Кавказскому пленнику», предварив следующими словами: «Державин в превосходной своей оде графу Зубову первый изобразил в следующих строфах дикие картины Кавказа...» (Полное собрание сочинений, т. 4. М. — Л., 1949, стр. 132—133).

Трезубцем бьет по кораблям. Каспийское море представлено в образе Нептуна.

Внизу, вверху ты видел все. «Зубов пошел на знатную степень при дворе из весьма незнатного дворянского состояния, то ему были известны и народ и двор» (Об. Д., 672).

И как в вратах железных... В тебе я Александра чтил! «Дербент у персиян называется вратами железными, под коим именем Александр Великий (Македонский. — В. З.) его завоевал» (Об. Д., 672).

Смотри, — я рек, — триумф минуту, А добродетель век живет. Эти два стиха напоминают Зубову об оде «На покорение Дербента», в строфе 5 которой Державин предостерегал Зубова от гордости и призывал к добродетели; здесь же Державин «и напоминает то, говоря, что пророчество его сбылось» (Об. Д., 672).

И был в вельможе человек. В. А. Зубов «говорил и выслушивал всякого с

426

откровенным сердцем, не так, как брат его, любимец императрицы» (т. е. П. А. Зубов) (Об. Д., 672).

Учиться никогда не поздно. Будучи в немилости, «Валериан просился в чужие край, дабы в путешествиях чему-нибудь научиться» (Об. Д., 673).

Исправь поступки юных лет. «Он был весьма расточительный человек и пристрастен к женщинам, коих часто переменял» (Об. Д., 673).

Тот ближе был к тому покою, К которому мы все идем. После этих строк в «Друге просвещения» непосредственно следовало четверостишие Державина, посвященное смерти Зубова и заключавшее оду:

Пришел теперь к сему покою
И ты, прекрасный человек;
Когда б толь славною стезею
И мой пресекся век!

Западов В.А. Комментарий: Державин. На возвращение графа Зубова из Персии // Г.Р. Державин. Стихотворения. Л.: Советский писатель, 1957. С. 426—427. (Библиотека поэта; Большая серия).
© Электронная публикация — РВБ, 2003—2017. Версия 2.1 от 20 января 2017 г.