РВБ: XVIII век: Д.И.Фонвизин. Собрание сочинений в 2 томах. Версия 1.1, 21 марта 2016 г.

ПРИЛОЖЕНИЯ

«НЕДОРОСЛЬ»

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Аксон Михеич.

Улита Абакумовна, жена его.

Иванушка, сын их.

Добромыслов, дворянин.

Миловид, сын его.

Федул, слуга Аксенов.

Митька, слуга Иванушкин.

Две служанки Аксеновы.

ДЕЙСТВИЕ I

Театр представляет комнату, в которой стоит стол, на столе тарелка с блинами и чашка с маслом. И за тем столом Улита учит Иванушку. Аксен по комнате ходит.

ЯВЛЕНИЕ 1-е

Аксен, Улита, Иванушка (последней учит азбуку).

Иванушка

Аз, а, а, б, в, г, д, е. Очень я есть хочу. Мама, давай же мне поесть-та.

583

Улита

Тотчас, батюшка. Прочти еще разок, так и покушаешь.

Иванушка

Я не хочу больше читать. Я есть хочу. Да и тут написано что? Есть.

Аксен

Да учись же. Я тотчас и прутом ашерашу.

Улита

И, батька свет, не замай его. Пускай покушает на здоровье. (К Ванюшке.) Прочитай еще, дитятко, разок, так и блинок дам. Да и посмотри-тка, какие блинки-та поджаренные.

Иванушка

Не хочу. Дай блина, так буду учиться.

Улита

Ну, умница, изволь — покушай.

Аксен

Что бредит как — покушай. Еще ничего сегодня не выучил. (К Ивану.) Учись!

Улита

Небось не слушай его, а возьми блинок да кушай на здоровье. (Умакает блин в масло и подает. Иванушка ест.) Ну, теперь прочитай же еще, умница дорогая.

Иванушка

Ж, з, и, i, к. (Сжав брюхо.) Пусти, я ка...

Улита зажимает рот.

Улита

Что ты, свет мой, не страмись, бог с тобой.

В самое то время Аксен с сердцов плюет.
584

Аксен

Тьфу, пропасть какая! Докудова ж докормить.

Улита

Так, мой свет, тебе он поперек горла стал. Был бы он хорош, ежоли б в твои руки попался.

Аксен

Тьфу, дура. Бес.

Улита

(к Иванушке, который чавкая ест)

Накушался ли, умница моя дорогая? Или я еще велю принесть.

Иванушка

Полно, не могу уж больше есть. Теперь пойду. (Встает и уходит.)

Улита

Поди, бог с тобой — поиграй.

Аксен

Что ты бредишь — поиграй. Когда ж учиться-то будет? Однако таким манером он ничего не будет знать.

Улита

И-и, батька свет, кого и учить-то? Ведь еще ребенок. Бог даст выучится.

Аксен

Да, ребенок! В его пору уже давно в полках служат.

Улита

(с сердцов)

Неужли-то мучить? Сохрани нас боже и помилуй. Я не дам синего волоса на него пасть.

Аксен

С тобою и говорить не можно. Я совсем не о мученье говорю, а об учении. Какое же учение — что слово скажет, а другое блином забьет.

585

Улита

А как же?

Аксен

А по-моему, так надлежит: часа три, от книги не вставая, учиться, а блинам тут не мешаться. Кушать есть время за обедом да за ужином.

Улита

Так, мой свет, чтоб с голоду его уморить? Не сделаю я того.

Иванушка входит.

ЯВЛЕНИЕ 2-е

Аксен, Улита, Иванушка.

Иванушка

Мама, есть еще блины?

Улита

Есть, дитятко. Однако поучись еще, так и дам блинки.

Иванушка

Ну (берет книгу), а, б, в, г, д, е, ж, з, и, i, к, л, м, н, о, п. Полно. (Закрывает книгу.)

Улита

Ну еще прочитай.

Иванушка

Да не дура ль ты, ведь видишь, что тут написано, чтоб дать покой? А она свое мелет.

Улита

Ну, ладно, перестань же, умница моя дорогая.

Аксен

Как перестать? Не успел книги в руки взять, — она и перестать велит. Уже как я примусь, так у меня не так пойдет. Забудешь уже прихотливить.

586

Улита

(вскоча, рассердись — схватила блины и масло)

Коли тебя слушать, так и дитя уморим. Кушай, дитятко, не смотри на него. Возьми-тка посмотри, блинок-та какой хороший.

Аксен, встав, сердится ходя.

Аксен

Будет. Уже выучен таким манером. А по-моему, таки бы я прутом да и дубину снес — вот такой был.

Улита продолжает кормить.

Улита

Покушай, свет мой. Ну я велю еще принести. (Умакав в масло.)

Иванушка

(отталкивает Улитину руку)

Да помажь более. Экая она — масла жалеет.

Улита

Изволь, мой батюшка, я ничего для тебя, мой свет, не жалею.

Аксен

(про себя)

Помазал бы дубиной по спине. (Громко.) Смотри — его снова рвать станет.

Улита

Ата, батька свет, Христос с ним. К чему такие слова — ведь так изурочить можно. (Крестит Иванушку.) Ангел хранитель с тобою.

Аксен

(сев и разложа азбуку)

Читай же, а не то так худо будет.

Иванушка, набив рот блинами, поперкнув в самые глаза отцу и матери, кои, закрыв лицо руками, закричали: «Охти меня, ослепил!» Иванушка, захохотав, ушел. Оставшие утирают глаза.

Улита

Экой проказник какой. Он и ушел. Да пускай погуляет — час ему добрый.

Аксен

Однако, Улитушка душенька, мы много воли нашему Иванушке даем.

Улита

И-и, душенька. Ведь еще ребячье дело. Теперь-то ему и повеселиться, а уже как в службу пойдет, так и все его веселье пропадет.

Аксен

Да как же его на службу отпустить? Детине 20 лет, а грамоты еще не знает.

Улита

Так, мой свет, грамоте... Так что ж в том диковинки — лишь бы был жив — бог с ним.

Аксен

Да кто о том говорит, ведь и я желаю ему здоровья. Да только надобно, чтоб не был дурак.

Улита

Небось будет хорош, Христос с ним.

Аксен

А я так опасаюсь, чтоб от неги твоей не был бы негодницей.

Улита

(с сердцов)

Тьфу, какая беда! Что прорекует. Никак ты, батька, с ума сошел? Против своей крови такие словеса мелешь, чего и сущий злодей не скажет. Никак он тебе не надобен.

588

Аксен

(рассердясь)

Ата, какая дура проклятая, согрешил грешный! Не даст слова сказать. Экая збалмошная баба! Да можно ли тебе без сердца со мною говорить? Да как и я вспыхну — так худо будет; ведь плеть обуха не перешибет.

Улита

И-и, Михеич, свет мой, ты и разгневался. Ведь я еще ничего тебе худого не сделала.

Аксен

Еще сделать, — довольно того, что и слова твои меня трогают, которые, однако ж, я недолго буду сносить — тотчас перестанешь огрызаться, как собака.

Улита

(заплакав)

Воля твоя — что хочешь, то и делай. Я вся твоя и слова теперь не скажу. О господи, господи, под старость дал бог радость. Хи, хи, хи. (Плачет.)

Аксен

Ну, Улита Абакумовна, не плачь же, не плачь. Помиримся, душенька; поди ж сюда.

ЯВЛЕНИЕ 3-е

Иванушка и те же.

Иванушка

Мама, о чем ты плачешь?.. Что ж молчишь — скажи. Конешно, тебя батька обидел.

Аксен

Да, я. А все за тебя, дурака.

Иванушка

Как за меня? (Тихо.) Не видал я того.

589

Аксен

Ба! ты уже, дурачина, против меня идешь?

Иванушка

(молча)

Бранит, старый черт; лишь тронь — то чертом перековеркаю.

Аксен

Что ты не отвечаешь? Ба, да ты еще и бранишь! Так постой...

Подымает трость на Иванушку, который, охватя рукою, так сильно дернул, что отец упал, а Ваня, бросив трость в ноги матери, и ее ушиб.

Аксен

(плачет, лежа на полу)

Ох, о-ох, косточки все переломал. Вот тебе блинки твои. Ништо, еще не то будет. (Встает потихоньку.)

Улита

(хромая, охает)

Ведь он, дитятко, за меня вступился.

Аксен

Совершенная ты дура. Да что с тобою говорить! (Ушел.)

ДЕЙСТВИЕ II

ЯВЛЕНИЕ 1-е

Иванушка и Митька.

Иванушка

Ну, брат Митька, как же я батьку-то цапнул ажио как пласт на пол растянулся.

Митька

Да за что так, барин?

590

Иванушка

Как же не так: матку обидел, ажно она заплакала.

Митька

Ну так за дело ж.

Иванушка

Да и матке-то досталось на кисель — ажио взвыла голосом.

Митька

Так ты, сударь, обоих отбезделавал? Ладно, барин! Смирнее будут. Однако что вам за то от них было?

Иванушка

Я не дождался, ушел и с тех пор их не видал. Да чему ж быть? Неужли-то меня бить будут?

Митька

Да ведь не поклонятся — чистехонько таки высекут и плакать не велят.

Иванушка

Никак не боюсь того. Я с обоими справлюсь, — посмотри-тка, какая у меня сила. (Берет за ворот Митьку и повертывает.) Потянись-ка со мной на палки.

Митька

Извольте. Да неужли-то вы меня перетянете? Изволь, сударь.

И сели. Берут палку и тянутся; Иванушка перетягивает.

ЯВЛЕНИЕ 2-е

Федул и те же.

Федул

Эх, барин, на какие забавы ты время тратишь, а о книге, сударь, не помышляешь. Извольте-ка батюшке-то показаться. Разбил, сударь, стариков так, что с места не встают. Хорошее ли дело? И день-деньской вы их не видите. Да и в нашем быту то непростительно.

591

Иванушка

(встав)

А ты что за учитель пришел? Когда батьке я не спустил, то тебе и подавно. (Подымает палку, Федул отходит, Иванушка в него палку бросает.)

Митька

Хорошенько его, сударь, эдакого указчика! Как он смеет с вами говорить. Дай ему, сударь, знать, что и ты такой же господин, что и старый-то хрен.

Федул

(появившись опять)

Выслушайте, сударь, моих простых речей и не замайте меня, покудова их не окончаю.

Иванушка

Ну, говори — я тебя ничем не трону.

Федул

Извольте ж выслать этого плута и обманщика. Мне при нем нельзя говорить.

Иванушка

(к Митьке)

Поди на час от меня.

Митька

Я вижу, барин, что он на меня вам наговаривать будет. (Уходит.)

Федул

Вы знаете, сударь, что я служил вашему дедушке и батюшке, и всегда служба была моя верна; а когда бог не сошлет по душу, то и вам буду служить, да и думаю, что и по летам вашим пора и в службу вам вступить, а кроме меня вам некого с собою взять. Я бывал в походах и знаю, как там поступать; так не рассердитесь, что я стану говорить.

592

Иванушка

Нет, не буду, право.

Федул

И прикажете смело говорить?

Ивaнушка

Говори, что хочешь.

Федул

Ну, сударь. Я хочу у вас спросить, имеете ли вы намерение в службу вступить?

Иванушка

Как же без того; а другое дело, и сам не знаю, как батька хочет.

Федул

Так я вам доношу, что то необходимо должно быть и того государь требует; однако вы мало изволите о том помышлять, а по летам вашим уже и время прошло. Ох, сударь, слезы не дают мне говорить. (Плачет.) Что нам, сударь, делать? Вы теперь в таких летах, что моложе вас уже офицерами, а вы и в службу еще не вступили, да и надежды нет иметь хорошие ранги.

Иванушка

Да почему же так?

Федул

Простите ль моей усердной грубости, если что скажу?

Иванушка

Я уж тебе сказал, что все говори, что хочешь.

Федул

Милостивый государь! Не от хотения язык мой мелет, а от жалости, видев, что вы себя к погибели готовите.

593

Иванушка

Как к погибели?

Федул

Да как же, сударь, не так? Рассудите милостиво: выучили ль вы грамоте и знаете ль писать? Ведь, сударь, уж бороду бреете. Господина Добромыслова сын, сказывают, уже и иностранными языками говорит и давно уже офицер.

Иванушка

А что тебе до того нужды?

Федул

Ежели бы нужды не было, то я и не плакал бы. Ведь и нам весело, когда господа хороши да умны. Послушайте моего глупого совету и пойдите к батюшке, и попросите у него прощения, да начните учиться поскорее, чтоб вам со временем не плакать было.

Иванушка

Небось никогда не заплачу. (Хочет идти.)

Федул

Ну, барин, увидишь и меня вспомянешь. А куда изволишь идти, не к батюшке ли?

Иванушка

(показывает шиш и говорит)

Вот тебе. (И с тем уходит.)

Федул

(один)

Как горох к стене не льнет, так-то ему слова. Вот какая честь отцу. Да ништо, зачем волю давал. Правда пословица говорится, что ученье свет, а неученье тьма. (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ 3-е

Аксен, Улита и Федул.

Аксен

(к Федулу)

Видел ли ты нашего дитятку Иванушку?

Федул

(чесав голову с огорченным видом)

Видел, сударь. Он сейчас изволил отсель выйти. Я и звал к вам, но никак не хочет идти.

Аксен

Однако к столу придет ужо?

Федул

Не думаю, сударь, чтоб пошел. Он так на вас рассердился, что и вспомнить не дает, за что меня чуть до смерти не убил.

Аксен

Так где же он кушать-то будет?

Федул

Не знаю, сударь.

Улита

Велеть было ему приготовить особливо. Пусть его уходится, посердится, да и перестанет.

Аксен

А я так сужу — не давать ни куска, покуда сам не придет, пусть себе сердится. У сердитого губы толсты, да в брюхе пусто.

Улита

Так, мой свет, уморить его? Воля твоя, я не стерплю да пошлю блинков и чего-нибудь еще, пусть покушает, ведь рождение наше. Много ли их у нас — один, как глаз во лбу, да хотим с голоду уморить.

595

Аксен

Доведешь ты своею негой до совершенных бед.

Улита

Аксен Михеич, ведь еще ребенок! Будет постарее, то совсем переменится. Не долго ему повольничать. Вот как в службу запишется, то все веселье отойдет.

Аксен

Ее ничем не уговоришь. (Уходит.)

Улита

(одна)

Ах, служба, служба государева! (Голосом воет.) Как-то тебе, дитятко, привыкать-то будет на чужой, дальней сторонушке, кто-то тебя, сердечушку, приголубит? Ах, сердешно дитятко, кто тебе даст блинка и пирожка? Не будет у тебя ни батюшки, ни матушки, ни роду, ни племени, к кому б приклонить буйную свою головушку. Хи, хи, хи. (Плачет.) Отпущу с тобою, дитятко, няню Агафью, она иногда и блинов тебе испечет. (Уходит.)

ДЕЙСТВИЕ III

ЯВЛЕНИЕ 1-е

Улита, Аксен и две служанки (последние в телогреях).

Улита

Я, свет мой, слышала, что к нам гости будут.

Аксен

А кто такие?

Улита

Добромыслов с сыном.

Аксен

Так надобно прибрать. (К служанкам.) Пошли сюда Федула.

596

Улита

Ужо посмотрим, как-то они выучены.

Федул входит.

Аксен

(к Федулу)

Прибери горницы хорошенько, накрой стол ковром, поставь стулья порядком, а скамьи вынеси вон. А ты, Агафья, выдай свеч да скажи, чтоб нигде лучина не горела; а сама надень камчатную телогрею, а ты, Федул, надень ливрею, пусть видят, что у нас все есть.

Ужо увидишь тверских [петербургских]-то разумниц. Право, не лучше нашего Иванушки будут.

Улита

А я думаю, что еще и хуже, да хватись, что и богу забыли молиться, да думаю, чего боже сохрани, научились в пост мясо есть. О! избавь от того, боже, лучше дурак будь, нежели одинова в пост оскоромиться.

Аксен

Ужо, душенька, увидим ученых-то деток, за которых разорил деревни; легко ль то сказать! Что сверх пяти алтын с души собрав еще пятьдесят рублей заплатил, а у нас так на таковые деньги Иванушка часослов, псалтырь, чети минеи, и пролог, и все молитвы наизусть выучит.

Улита

Да не хуже будет, а чего лучше, что при своих глазах, а хватись, Добромыслова сын нужды-то, нужды навидался. Я чаю, и с голоду помирали. Куда бы я рада была, ежели бы он хуже нашего Иванушки был. Ах! как я вспомню глулость Добромыслова: без всякой жалости отпущал его в школу, да еще и нам советовал, чтоб и мы так же с своим Ванюшею поступили; однако не обманул нас. Куда бы я обрадовалась, если б он хуже нашего выучился.

Аксен

А я с радости выше Ивана Великого вскочил бы, а дай бог, ужо одумались бы другие отцы в чужие руки

597

детей своих отдавать. Послушай-ка, душенька, что я тебе скажу. Намнясь я был у Родиона Ивановича Смыслова и видел его сына, также французами ученого. И случилось быть у него в доме всенощной, и он заставлял сынка-то своего прочесть святому кондак. Так он не знал, что то кондак, а чтоб весь круг церковный знать, то о том и не спрашивай. Поверишь ли, разлапушка, что если б я на месте отца его был, то со стыда сгорел бы, а он еще тому и рад был. Да еще что сказал: поди-тка к своим французским книжкам, а это дело не твое. Так вот, душенька Улита Абакумовна, чему иные отцы детей своих учат.

Улита

Ау! та не овца, которая за волком пошла, так-то и Смыслов сын. Не будет в нем пути, коли молитвы не умеет прочитать, а наш Иванушка лучше нас повеселит. Он теперь и не учась господи помилуй пропоет.

Аксен

Однако, Улитушка душенька, впрочем, мне весьма полюбился сына его поступок. И как пред отцом своим учтив, послушай и покорен — воля твоя, лучше, чем наш Иванушка.

Улита

И, батька свет! Наш еще ребенок — у него еще игрушка на уме.

Аксен

(вздохнув)

Ребенок, а тот еще моложе. Да не о том дело. Ох, блины твои доведут нас до слез.

ЯВЛЕНИЕ 2-е

Федул и те же.

Федул

Рыдван, сударь, какой-то на двор взъезжает, весь на золоте, а в нем сидят три человека разобравши и ужесть как.

598

Девка

(вбежав, закричала)

Гости! Гости! Ахти, пропали мы совсем!

Аксен

Не кричи, проклятая! Убирайте поскорее.

Хозяин, бегая взад и вперед, то ж и хозяйка и служанки в виде суетности. Служанки с тарелками, люди со стульями. Иному запутаться и упасть на хозяина и его подтолкнуть на хозяйку, у которой чепец сбить с головы и опростоволосить. Она должна закрыть голову и идучи кричать.

Улита

Непотребные канальи, бестии! Всех велю пересечь до смерти.

Аксен

Перестань, душеньки, кричать-то — гости на крыльцо уже идут. Поди-тка, встреть их.

Улита

Вот тебе на! встреть. Где трудно, так жена поди. Изволь сам иттить встречать, а я не прибравши и не скоро выду.

Аксен

Ты ни в чем меня слушать не хочешь, так поди же.

Федул

(в странной ливрее)

Гости, сударь, и передней стоят. Прикажешь ли впустить?

Аксен

Для чего ты их остановил?

Федул

А как же, сударь, — вы не были готовы.

Аксен

Экой дурак! (Приближась к кулисам, крепко.) Добро пожаловать, дорогой соседушка, не прогневайся.

599

ЯВЛЕНИЕ 3-е

Добромыслов, Миловид и те же.

Добромыслов

Желаю здравствовать, милостивый государь. Я, любя вас и почитая много, за первый долг счел, возвратясь с сыном своим из Твери [Петербурга], впервые отдать вам, милостивому государю моему, усердное свое почтение и притом рекомендовать и сына своего.

Аксен

Покорно благодарствую. Так это сын ваш?

Добромыслов

Да, сударь, он самый, который приносит вам свое почтение и просит вашей милостивой ласки.

Аксен

Благодарствую, благодарствую. Так поцелуйте же. (И целует.) Ражой молодец. И как велик вырос, а я знал такого маленького. (Указывает рукою.)

Добромыслов

Так, сударь, старый старится, а молодой растет. Мы же с вами больше не вырастем.

Аксен

Ау, время наше прошло, были и мы таковы. Между тем, прошу пожаловать садиться.

Садятся.

Добромыслов

Чем изволите время препровождать?

Аксен

В разном домашнем хозяйстве, а иногда книги читаю, а больше всего мое утешение, что сына грамоте учу.

Добромыслов

Как, сударь, еще грамоте учите!

600

Аксен

А как же больше? Ведь он вашего сына тремя годами только старее, неужли-то ваш сын выучил уже грамоту?

Добромыслов

Какая грамота! Он уж выучился по-немецки, по-французски, по-итальянски, арифметику, геометрию, тригонометрию, фортификацию, архитектуру, историю, географию, танцевать, фейхтовать, манеж, и на рапирах биться, и еще множество наук окончил, а именно на разных инструментах музыкальных умеет играть.

Аксен

А знает ли он часослов и псалтырь наизусть прочесть?

Добромыслов

Наизусть не знает, а по книге прочтет.

Аксен

Не прогневайся ж, пожалуй, что и во всей науке, когда наизусть ни псалтыри, ни часослова прочесть не умеет, — поэтому он церковного устава не знает.

Добромыслов

А для чего ж ему и знать? Сие предоставляется церковнослужителям, а ему надлежит то знать, как жить в свете, быть полезным обществу и добрым слугою отечеству.

Аксен

Да я безо всяких таких наук, и приходской священник отец Филат выучил меня грамоте, часослов, и псалтырь, и кафизмы наизусть за двадцать рублев, да и то, благодати божьей, дослужился до капитанского чину. Желаю того и сыну своему.

Добромыслов

А долго ли изволили службу свою продолжать?

601

Аксен

Сорок два года.

Добромыслов

Долгонько же. Боже избавь сына моего такой несчастливой службы.

Аксен

Неужли-то вы думаете, что скорее моего да капитанского чина дослужится?

Добромыслов

Конечно, не сумневаюсь. Сохрани боже, если через два года не будет майором. Тогда присоветую лучше в отставку иттить.

Аксен

(вскоча)

Как через два года майором, не прослужив и десяти лет? Нет, государь мой, многого вы требуете. Послужи-тка он так, как и деды его служили, потри прежде ремень по-нашему. Я покорно прошу выслушать: десять лет был простым драгуном, пять лет капралом, три года гефрет-капралом, два года квартирмистром, десять лет вахмистром, и в этом проклятом чину я век свой изволочил, и нет ни одной косточки, которая бы палками не была ломана, а уж как перевалился в офицеры, то, кроме того, что два раза был на палашном карауле, — не был штрафован. Девять лет был прапорщиком. Тогда находился при особливой комиссии, а именно при сжении угольев и при гонке смолы. На десятом году пожалован поручиком, а потом, при отставке, пожалован капитаном. Так рассудите, как же вашему сыну быть скоро майором? А давно ль вы его в службу записали?

Добрсмыслов

Четвертого году.

602

Аксен

Вот, изволите видеть, еще шесть лет надобно до капральского чину.

Добромыслов

Какой капрал! Он уже гвардии прапорщик.

Аксен

Что это значит?

Добр омыслов

Армейский капитан-поручик.

Аксен

Как капитан-поручик? (Вскоча, с сердцов.) Статно ль дело не служа ничего. Да за что ж такая честь?

Добромыслов

А за то, государь мой, что он прилежно учился и науку свою скоро окончил; а притом я, никак не жалея, сыскивал разные случаи поместить его в важные комиссии, что удавалось. Зато он получил в два года три чина, а именно-с: квартирмистров, сержант и прапорщичей. Благодарю бога, не тупо идет его произведение. Что бог даст вперед; нам такого счастья не было.

Аксен

(вздохнув)

Ах, как-то мне с своим Иванушкой быть? Поплетусь сам с ним в Питер.

Добромыслов

Напрасно изволите мешкать.

Аксен

Что ж делать, еще науку не окончил.

Добромыслов

Какой учитель — француз ли или немец?

603

Аксен

(вскоча со стула)

Какой француз! Черт бы их взял! Кто держит их, и тот недобрый человек, а они только научают басурманской веры. Я, сударь, и жена моя учит и учим священного писания, а не французских книг, которые научают только закон божий не наблюдать да в пост мяса есть, — а это уж и совсем проклятое дело. Нет, государь мой милостивый, не намерен я его отдавать на руки французам.

Добромыслов

Воля в том ваша. Извините меня, что обеспокоил вас. Оставим сию материю, которая меньше важна, чем разговоры о домостроительстве. И смею у вас спросить, каков ныне хлеб родился?

Аксен

(сев, зевая говорит)

Слава богу, рожь сама десяти, а яровое еще не молотил; сено, благодаря бога, выставили при доброй погоде.

Добромыслов

И у меня, благодаря бога, против прежних годов лучше родился.

ЯВЛЕНИЕ 4-е

Улита и те же, и две служанки в телогреях. Улита, подходя, не говоря ни слова, вдруг оттопыря губы, целуется с гостями.

Добромыслов

(к Улите)

Рекомендую вам, сударыня, детей моих в вашу милость.

Улита

Покорно благодарствую.

604

Аксен

Прошу милости садиться.

Садятся.

Улита

(к Добромыслову)

Неужли-то вы и этого малюточку в Тверь [Петербург] возили?

Добромыслов

Да, сударыня, четыре года так жили и, благодаря бога, хорошо учился и уже говорит по-немецки и по-французски довольно хорошо.

Улита

Ахти мне, я чаю, нужды-то, нужды было? (К мальчику.) Весело, мальчик, в Питере-то было?

Мальчик

Очень, сударыня, весело.

Улита

Как противу здешних мест?

Мальчик

Несравненно, сударыня, в рассуждении великолепного города, а здеся, сударыня, деревня.

Улита

Да и я во многих городах бывала, однако важного ничего в них не нашла, только что людей больше.

Мальчик

Не то одно веселит, что шум от народа происходится, а лучшее удовольствие состоит в том, что частые собрания и обращение с благородными и разумными людьми.

Улита

А как же собрания у вас там бывают?

605

Мальчик

Комедии, маскарады, клобы.

Улита

Ахти мне, у вас и клопы в дела идут?

Мальчик

Конечно, так, сударыня. Тем-то и научаемся разума.

Улита

Да что ж вы с клопами делаете?

Мальчик

Веселимся, играем концерты и тогда танцуем, а после ужинаем со всею компанией.

Улита

Ах! (Плюет.) Тьфу, тьфу, и кушаете их? Чего-то проклятые немцы да французы не затеют! Как же они танцуют? Разве дьявольским каким наваждением? У нас их пропасть, и нам от них проклятых покоя нет, да только ничего больше наши клопы не делают, как по стенам ползают да ночью нестерпимо кусают — только.

Добромыслов

(улыбнулся, к Улите)

Он, сударыня, не про клопов говорит, а про клобы, о благородном собрании, где все съезжаются, веселятся и разговаривают и научаются, как жить в обществе, и то собрание называется клобом.

Улита

А, а... Теперь-то я поняла, где ж мне знать о ваших клопах, а я, право, думала о наших клопах и очень удивилась, услышав, что вы и кушаете их. Не прогневайся, батька мой, мы очень настращены мирскими речами. Сказывают, что у вас в Питере едят лягушек, черепах и какие-то еще устрицы.

606

Добромыслов

Устрицы и я ел и дети, а лягушек не ел.

Улита

Ахти! вкушали эту погань! Да не кушали ли мяса в пост?

Добромыслов

Грешные, сударыня, люди. В Петербурге без того обойтиться не можно.

Улита

О боже мой, до чего дожили. А все проклятые французы да немцы — впустили в православную Русь свою ересь. Как земля-мать вас терпит? Так-то и Иванушку нашего научат. Да, хватись, и веру христианскую там забыли?

Добромыслов

Ах, нет, сударыня. Что касается до веры, то она всем в своей силе находится.

Улита

(к мальчику)

Да молишься ли ты, батюшка, богу?

Мальчик

Как же, сударыня, не молиться?

Улита

Сложи-тка крест. Каким крестом вы молитесь?

Мальчик складывает крест с улыбкою.

Улита

Это по-нашему ж. А бывает ли правило молитвы в ваших-то собраниях и молитесь ли вы там богу?

Мальчик

Богу молиться, сударыня, есть время поутру и вечеру, сколько угодно и без народного видения, а собрания учреждены для оных залов, следовательно неприлично быть службе божий, где танцуют.

607

Аксен

Очень ты, душенька, так любопытствуешь. Что нам нужды, как кто ни молится.

Улита

Ну, я и перестану. Кто как хочет, так и живет.

Аксен

(к Федулу)

Позови к нам Иванушку.

Федул

Тотчас, сударь.

Д.И. Фонвизин. «Недоросль» // Д.И. Фонвизин. Собрание сочинений в двух томах. М.; Л.: Гос. Изд-во Художественной Литературы, 1959. Т. 2, с. 583—608.
© Электронная публикация — РВБ, 2005—2018.
РВБ
Загрузка...