РВБ: XVIII век: Поэты 1790-1810-х годов. Версия 1.1, 11 июля 2016 г.

 

133. РОГНЕДА НА МОГИЛЕ ЯРОПОЛКОВОЙ

Перестаньте, ветры бурные,
Перестаньте бушевать в полях;
Тучи грозные, багровые,
Перестаньте крыть лазурь небес!
Месяц бледный, друг задумчивый
Душ, томящихся печалию,
Осребри лучом трепещущим
Холмы, дремлющи во тьме нощной;
Освети тропу, проложенну
Не стопами путешественных,
Не походом храбра воинства,

333

Не копытами коней его,—
Освети тропу, проложенну
Девой страстной, злополучною
Не ко граду, не ко терему,
Но к могиле, безответная.

Наступил уже полночный час —
Утихают ветры бурные!
Месяц ясный, как серебрян щит
Друга, милого душе моей,
На лазури стал и смотрится
В зыбки волны тиха озера.
Луч ударил в берег каменный,
Преломился и, рассыпавшись
По долине и крутым холмам,
Осветил тропу любимую.
Сердце скорбное! пойдем скорей.
Ко холму, куда сокрылися
Ясны дни твои и радости,
Все надежды, все желания.

Вот те хо́лмы величавые,
Прахи храбрых опочиют где;
Вот и камни те безмолвные,
Мхом седым вокруг поросшие.
Вижу сосны те печальные,
Что склоняют ветви мрачные
Над могилой друга милого;
Черны тени их, угрюмые,
Разостлалися в душе моей.
Вот цветы полупоблекшие;
Их в слезах вчера рассыпала
Одинокая на всей земле.
О любезный друг души моей,
Из пригожих всех прелестнейший,
Глас чей слаще соловьиного,
В рощах он когда любовь поет;
Разговор был чей приятнее
Звуков арфы златострунныя;
Чей в боях меч, будто молния,
Белый огнь струит по ребрам гор,

334

Рассекая так щиты врагов.
Сыпал искры ты вокруг себя!

Сколько сильных от руки твоей
Пало ниц! — И стоны скорбные,
Стоны томные, последние,
Донеслись в их домы ветрами,
Раздалися в сердце матери
Или в сердце девы нежныя!
О любезный друг души моей!
Я узнала по самой себе,
Как ужасна роковая весть,
Что осудит жить одной душей!
Ах! я знаю, каково, вздохнув,
Не слыхать, чтоб повторил кто вздох!
Но, к свершенью муки лютыя,
Пред глазами поминутно зреть
Бед, виновника безжалостна,
Люта брата Ярополкова!..
Ах! рукою он кровавою
Жмет Рогнеды руку хладную!
Смолкнут сердца тут биения,
И душа, полна отчаянья,
Вырывается из тела вон.
Он вдову твою, печальную,
В брачный храм зовет с собой...
Нет, убийца друга милого!
Не клади змию на одр к себе,
Яд волью в уста злодейские
И мучения неслыханны
Принесу тебе в приданое...
Ах, друг милый сердца страстного!
Сколько слез горючих пролито!..
Лишь придут на думу горькую
Спознаванья, речи сладостны,
Уверенья в страсти вечныя
И златые дни протекшие, —
Дух взыграет, сердце пламенно
Оживится жизнью новою.
Но, ах! кратки те мгновения;
Вмиг представится прощание,
Как сбирался ты в кроваву брань.

335

Вижу друга я в стальной броне
И чело высоко, гордое,
Тяжким шлемом осененное;
Щит серебрян со насечкою,
В нем играет луч полуденный;
Острый меч звучит в златых ножнах,
А ужасное копье твое
Страх родит в сердцах бестрепетных;
Смертью лук самой натянутый,
За плечьми колчан каленых стрел.
Как меж прочих древ высокий дуб,
Так меж храбрых отличался ты
Величавой сановитостью;
Как между цветов в моем саду
Всех фиалка заунывнее,
Так между подруг печальных я
Всех грустнее, всех несчастнее.

Нет часа мне в долгий летний день ,
Нет минуты в длинну зимню ночь,
Чтобы сердце страстно, скорбное,
Чтоб душа осиротевшая
Отдохнули б от тоски своей,
Чтоб уста мои поблекшие
Оживилися улыбкою.
Речь разумная отцовская
И беседа милой матери
Мне невнятны; я ответствую
Их ласканьям только стонами...
Затворилось сердце грустное
Ко упрекам тихим родственным,
К утешеньям дружбы сладкия.
Слезы матери, как град, текут
На засохшу грудь дочернюю.
Слезы милые, бесценные!
Не согреть вам груди хладныя,
В ней тоска, как будто лютый мраз,
Зазнобила чувства, радости.
Сердце пламенно, обыкшее
Цвесть ласканьем друга милого,
Жить единым с ним дыханием,
Всё иссохло и трепещет лишь

336

При названьи имя сладкого
Друга милого погибшего!..
Здесь с могилою безмолвною
С безответным белым камнем сим
Как с друзьями я беседую,
Вопрошаю — но ответа нет.

Ах, ответствуйте, друзья мои,
Долго ль, долго ль мне скитатися
В белом свете, как среди пустынь?
Долго ль литься пламенным слезам
На сыпучие желты пески?
Скоро ль смерть рукой холодною
Разорвет дней цепь тяжелую
И душею с нареченным мне
Обвенчает в хладном гробе нас?
Ах! ответствуйте, ответствуйте!..
Вы молчите... всё безмолвствует;
Лишь тоска, как птица вещая,
В сердце крикнула, сказала мне,
Что заря потухла утрення,
Пали росы на зеленый лес.
Да падет слеза последняя
На могилу, скрывшу радости;
Да прерву беседу сладкую
Со друзьями безответными!
До полуночи, друзья мои,
До свиданья, сердцу милого.
Ах! когда бы солнце красное,
Холм теперь сей осветив лучом,
Осветило бы мой гроб на нем!

<1808>
Иванов Ф.Ф. Рогнеда на могиле Ярополковой // Поэты 1790-1810-х годов. Л.: Советский писатель, 1971. С. 333—337. (Библиотека поэта; Большая серия).
© Электронная публикация — РВБ, 2007—2018. РВБ
Загрузка...