РВБ: XVIII век: Поэты 1790-1810-х годов. Версия 1.1, 11 июля 2016 г.

 

135. ПЕСНЬ ВЕЛИКОМУ ВОЖДЮ ГЕРОЕВ

Маститый сын Беллоны!
Могучий севера Перун!
Всемощна счастия разрушивый запоны!
Сквозь стоны, молний треск внуши бряцанье струн,
Твою поющих славу,
Разбитый истукан Европы под ярмом,
У ног раздавленну гордыню величаву
И росский всепалящий гром!

Из ила ржавых блат, из тины неизвестной,
Возник внезапу исполин:
Шагнул, льет ужас повсеместный,
Взмахнул мечом Европы властелин —
За ним лежат в пыли престолы раздробленны,
Чернеют веси, грады опаленны,
Несется всюду плач и стон.
Герои от его бледнеют взора,
Владыки от него ждут славы и позора, —
Судьбины колесом вертит Наполеон.
Где край тот неизвестный,
Куда бы силою чудесной
Злодей не доступил?
Достиг — за ним возможны кары,
Разбои, грабежи, пожары!
Там старец пал; тут меч младенца обагрил
На персях матери полмертвой, осрамленной!
Как тигр, алчбою разъяренный,
В Россию ворвался;
Со скрежетом зубов чрез холмы, долы рыщет,
Как вепрь очми грозит, как змий прельщеньем свищет;
В обмане не успел — ток крови полился.
Бесстрашный, твердый росс в волшебном изумленьи
Теснится в отступленьи.

«Колосс полночный пал!» — весть скорбная летит;
Европа в ужасе дрожит
И стерту выю протягает.
«Погибло всё! — гласит. —
Москва пылает!..»

342

Спокойтесь, робкие! — еще Кутузов жив,
Не верьте — слух тот лжив,
Что всё пред галлом погибает;
И северный не пал колосс, —
Он только уязвлен глубоко.
Дивись, сколь в бедствиях велик, чудесен росс!
В нем чувствие высоко,
Как кедр под бурями, твердеет и растет;
Как кедр, пусть сломит вихрь, но к долу не погнет;
Пусть грянет гром — скала лишь озарится,
Не дрогнет, не смутится.

Таков, Смоленский, ты!
От ярости громов твой бодрый дух крепчает,
Ум невозможности считает за мечты
И к гибели врага махины созидает.
В змеиный вьется ль клуб, иль страшно рычет львом,
Глядит — и жмет в деснице гром;
На шлем твой сыплются удары
И искры вкруг летят;
Как на гранит перуны яры,
Зубчаты молнии с чела его скользят:
Так ты лица не изменяешь,
Ни веждей не смежаешь,
Но, быстрый устремивши взгляд,
Все меришь вражески и взмахи и движенья,
Ждешь буйных сил изнеможенья,
Чтоб изверга послать во ад...
Приспел твой час — пустил перуны,
Грохочет эхо по горам.
Враг гулом изумлен, погибли мысли буйны,
Спасенье не мечу вверяет уж — ногам.

Широки степи тесны стали
Для бегства — о злодей!
Тебя корысть и злость в Россию звали —
И се мзда лютости твоей...
Очнулся поздно, кровопийца!
Где грезы льстившие? неслыханный убийца!
Где горы золота? — давай!

343

Где слава? — лавры где? — вещай!..
Бесчисленны полки, послыша росски громы,
Узнали их (они вселенной всей знакомы),
И лютый страх
Завыл в сердцах.
Не смеют уж в лицо увидеть росса в поле,
Постыдно тыл предав его всемощной воле,
Закрыв глаза, бегут;
Доспехи, колесницы,
Дышащи смертию бойницы —
Бросают всё, лишь срам несут.
Усеялись поля несчетными телами,
Пирует черный вран, играют псы костями
Воителей твоих, вождей.
А ты! творец их бедства и позора,
Ты к ним не обращаешь взора!
Бежишь — и слезы брызжут из очей,
Остатки ярости, дань сраму и боязни!
Бежишь — куда, злодей? — Тебя ждут всюду казни,
И нет нигде отрад.
Впреди проклятие встречает,
В тылу Смоленский ужасает;
Убежище — единый ад!
Разверсты челюсти его к тебе зияют,
Батый и Тамерлан, и Не́рон восклицают:
«Приди, дражайший брат!
О превосшедший нас во злобе!
Довольно — отдохни — уж полвселенной в гробе!
Се ты достиг желанья своего!
Живущие тебя вовеки не забудут,
Тираны имени ужасна твоего
Как поношения стыдиться будут».

А ты! Муж доблестный, непобедимый
Ни клеветою, ни мечом!
Ты оживил полки, тобой водимы,
И возвратил орлу его палящий гром.
Он при тебе взмахнул крылами,
Налег на облака — давнул — и вихрей свист,
Как осенью опадший лист,
Погнал, клубя, полями.

344

Так злобный враг, твоей развеянный десницей
За лютость, грабежи и в селах и градах,
Бежит, приявши мзду достойну со сторицей.
Мужайся, доблий муж! и при закате дней
Сверши твой подвиг исполинский:
Даруй спокойствие подлунной всей,
И да герой чудесный Италийский
В тебе воскреснет для полков.
При имени твоем обымет страх врагов,
И да смятутся их советы;
Да славы твоей не потемнят наветы,
И клевета у ног безмощная шипит,
Как лютая змия, ярящась на гранит.

<1812>
Иванов Ф.Ф. Песнь великому вождю героев // Поэты 1790-1810-х годов. Л.: Советский писатель, 1971. С. 342—345. (Библиотека поэта; Большая серия).
© Электронная публикация — РВБ, 2007—2018. РВБ
Загрузка...