РВБ: XVIII век: Поэты ХVIII века. Версия 1.0, 22 апреля 2008 г.

 

 

85. СКАЗКА

Серпана красотой во днях младых цвела,
Предметом для сердец губительным была;
И только тех она единых не пленяла,
На коих взоры глаз прелестных не метала.
Вздыхательми везде была окружена,
Богиней красоты от всех наречена.
С каким старанием любовны суеверы
Во угожденье ей искали разны меры!
209
Один из всех из них догадливяе был,
С Серпаниным отцом о том поговорил.
Отец любовника с желаньем согласился,
Против намеренья Серпаны брак свершился.
На слезы несмотря Серпанины, отец
Повел неволею Серпану под венец.
И так Серпана уж не девкой, бабой стала;
Однако красотой равно она блистала.
Так следственно пленять равно она могла;
А замуж выдана неволею была.
Серпане муж не мил, Серпана воздыхает,
Серпанин муж ревнив, что ж делать ей? — не знает.
Однако принялась за разум наконец:
Чтоб облегчить ей свой несчастливый венец,
Чтоб от тоски своей несносной свободиться,
«Пора мне, — думает, — пора за ум хватиться,
Пора мне на́ мужа обнову уж надеть.
Да как же и не так? не можно и стерпеть,
И камень лежучи растреснется от жару.
Пора мне приковать рогов в лоб мужу пару».
Серпане многие стремятся угождать,
Серпане в свете все стараются ласкать.
Иной ужимками, иной пред ней вздыхает,
Тот тем, другой другим, но всяк ей угождает.
Иной старается Серпану похвалить,
А может быть, другой сбирается дарить.
Везде последуют они за ней толпами,
Куда ни кинет взор, зеваки пред глазами,
И вздохов тысячи приносят в жертву ей;
Серпане этого на свете нет милей.
Да как же и не так? хотя б то с кем ни было,
Я чаю, всякому б казалось это мило.
Серпану чародей, влюбясь, обворожил,
Серпане стал колдун мил, мил, и очень мил.
Серпана колдуна как душу полюбила;
А мужу пару рог хороших подарила.
Подобно и она ему была мила,
Любовь по радостям Серпанина текла.
Однако всё ли так? не век ведь им любиться?
Так разве, полюбя, и воли уж лишиться?
Серпана человек, не камень ведь она.
Всегда прискучится похлебка нам одна.
210
И всё, что видим мы, свет здешный пременяет;
А новое везде приятняе бывает.
Где новая земля, и хлеба больше там,—
Так как же не любить нови́зны в свете нам?
А ныне и вчерась всё то ж да то ж — так скучно,
К тому ж желание не всякому послушно.
Серпана сверх того не скована была,
И с этой уж любви утехи собрала.
«Пора и перестать», — Серпана помышляла.
Иной приятен стал Серпане докучала.
Подбился как-то он, понравился он ей,
«Вся в воле, — говорит она, — мой свет, твоей».
Поступок колдуну такой не полюбился,
Как дьявол на нее проклятый разозлился,
И, мстя Серпане, он ее обворожил:
Внутрь злобу, а в язык восцу он к ней всадил.
Злость внутренность грызет, восца язык щекочет,
Принуждена чесать язык, хоть и не хочет.
Несносно боль терпеть, и должно утолять,
А если утолять, то должно всех ругать.
Прошу, читатели, я вас, чтоб не сердиться,
Коль с кем-нибудь из вас Серпана побранится.
Виною льзя ль почесть, когда кто болен чем?
Серпану рок постиг, она больна и всем.
<1761>

 

Воспроизводится по изданию: Поэты ХVIII века. Л., 1972. (Библиотека поэта; Большая серия).
© Электронная публикация — РВБ, 2006—2017.
РВБ

Загрузка...