РВБ: XVIII век: Поэты ХVIII века. Версия 1.0, 22 апреля 2008 г.

 

 

38. ОДА
НА ВСЕРАДОСТНЫЙ ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ
ЕЕ ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА, БЛАГОЧЕСТИВЕЙШИЙ
САЖОДЕРЖАВНЕЙШИЯ ВЕЛИКИЯ ГОСУДАРЫНИ,
ИМПЕРАТРИЦЫ И САМОДЕРЖИЦЫ ВСЕРОССИЙСКОЙ
ЕКАТЕРИНЫ II И НА ПРАЗДНЕСТВО, СОВЕРШИВШИЙСЯ
ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ СТОЛЕТИЯ ОТ УЧРЕЖДЕНИЯ
ИМПЕРАТОРСКОГО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА,
СОЧИНЕННАЯ ТОГО ЖЕ УНИВЕРСИТЕТА БАКАЛАВРОМ
ЕРМИЛОМ КОСТРОВЫМ АПРЕЛЯ 21 ДНЯ 1780 ГОДА

Весенних дней любитель нежный,
Певец недремлющ, соловей,
Ты в час прохладный, безмятежный,
Пред восходящею зарей,
Приятный голос напрягаешь
И тем ее восход сретаешь;

129

Пленяясь спящих нимф красой,
Целуешь их и грудь и руки
И, в слух лия сладчайши звуки,
Велишь прервать ночный покой.

Твой глас, пренесшись к слуху музы,
Воздвиг ее от сладка сна;
Морфеевы расторглись узы;
Она встает восхищена,
Летит на холмы Геликона
И хочет звуком лирна тона
Петь в лике светла торжества
Не утренней восход денницы,
Но день рождения царицы,
Превысшей смертна естества.

Богиня хладных стран полночных,
Но теплых ревностью к тебе,
Судеб предвечных и всемочных
Совет имущая в себе,
Ты к счастью росския державы,
Дабы суды восставить правы,
Исполнить вышнего обет,
Исторгнуть корень алчной злости
И расточить коварных кости,
В сей день родилася на свет.

Мой дух плененный возлетает
До мест, где невеществен мир,
Где лучезарных оживляет
Неосязаемый эфир!
И се крылатые минуты,
Имущие устне сомкнуты,
У врат небесных предстоят,
Да все держав земных премены,
Монархов рок, народов плены
Творцу вселенной возвестят.

Содействием твоей планеты,
Наведшей им безмрачну тень,
И от счастливыя приметы
Они, предвидя светлый день,

130

Который ты навек прославить
И незабвенным в нас оставить
Должна рождением своим,
Отверзли дверь, судьба исходит,
Премудрость след ее предводит,
Сопутствует щедрота им.

Ты в пеленах, богини внемлют
Уже младенческий твой глас,
Даров фиалы вдруг приемлют
И в грудь твою лиют для нас,
Вещая: се покров убогим,
Се страх, се радость в свете многим.
Рекли, и зе́фир их подъял;
Олимп со плеском многократным
И с мановением приятным
Их в недра горние приял.

Но просвещенных умны очи
Другой пророчеств видят знак:
Се облак восстает с полночи
И блеском гонит с тверди мрак;
Лучи распространя веселы
На все российские пределы,
Он златом и сребром дождит.
Там сладкий мед, здесь капли млечны
Пиют луга и бреги речны,
Земля обилием кипит.

Чрез росское пренесшись царство,
Стремится он на гордый юг,
Казня тиранство, злость, коварство,
Там в тучу превратился вдруг,
Расторгся, и перуны блещут,
Дубравы и леса трепещут,
Сердца недвижных стонут гор,
С долиной холмы соравнились,
Вспять реки с ужасом стремились,
И зверь бежал во мрачность нор.

Там степи кровью воскипели,
Крутя песок в ее волнах,

131

Эгейски воды каменели
Подобно в узах и цепях.
Но прочь от мыслей тень сурова,
Не представляй дней прежних снова;
Судьба свершилась, враг смирен,
Мечи оливами обвиты,
Трофеи лаврами покрыты,
И громом хитрый ков сражен.

Куреньем чтима фимиамов
Богиня мыслей и очес!
Твоих столь много в свете храмов,
Сколь много звезд вверху небес.
Всяк верный росс твоей щедро́те,
Монаршей благости, добро́те
Несет усердно сердце в дар,
Где жертва ревности дымится,
И благодарностью стремится
Венчать толико нежный жар.

С высот блистательна престола
Ты орлий простирая взор,
В странах тебе подвластна дола
Смиряешь бурных вихрей спор;
Велишь зефирам нежно веять
И семя кротка мира сеять.
Они, оставя Нил, Эфрат,
К брегам твоей державы тучным,
К брегам всегда благополучным
На радостных крылах летят.

Различен нравом и законом,
Языков неисчетный род
Пред неподвижным росским троном
Спокойствия вкушает плод,
Под радостным твоим покровом
Всегда ликуя в счастьи новом,
Свободны мы от грозных туч;
Нас миром скиптр твой ограждает,
Порфира кротко осеняет,
Венец лиет отрады луч.

132

Благовествуй земле ты радость,
Главой коснися небесам!
Вы, горы, источайте сладость
И дайте весть крутым холмам,
Да с высоты взирая низу,
В зелену облекутся ризу,
Покроют цветом рамена,
Весельем чресла препояшут
И с нами в торжестве воспляшут
В сии златые времена!

Где мрак невежества нелепый?
— «Расторжен мудрости лучом».
Где дух зловредный и свирепый?
— «Сражен отмщения мечом».
Где лицемерия завеса?
— «Сокрылась в тьму густого леса».
Где руки оскверняяй мздой?
— «В объятиях бездонна ада».
Что клеветы коварной чада?
— «Презренья стягнуты браздой».

Предвечный гласом восхищает
Екатерину на Синай,
Где твердь не в мгле уже скрывает
И не колеблет неба край,
Но, вид рая представив красный
И облак распростерши ясный,
Ей пишет правоты закон.
Она благоговейно внемлет
И с теплой верою приемлет,
Да вечно утвердится трон.

Се богописанны скрижали,
Где милость, истина и суд
Во храмех правды воссияли
И сладостны лучи лиют;
Се в грады и безмолвны села
Их власть небесна пролетела!
Но может ли хвалить язык
И бренный разум те уставы,

133

До коих росския державы
Царицы светлый ум возник?

Ты, прозорливым видя оком,
Богиня, связь грядущих лет,
И чтоб на степени высоком
Стоял всегда полночный свет,
Наследника твоей добро́ты,
Престола, скипетра, щедроты
Ведешь премудрости путем.
С какою ревностию тщишься,
С каким усердием стремишься,
Чтоб дух твой опочил на нем!

Достойный сын Екатерины,
О Павел, наших мыслей цель!
Превысив юностью седины
Владетелей других земель,
Ты лет своих весною зреешь
И те уже плоды имеешь
Князе́м приличного ума,
Что прочим осень возращает,
Или искусство доставляет,
Иль многих опытов зима.

Богиня телом и душею
Тебе в супружество дана,
Стыдится блеск зари пред нею,
Сама дивится ей весна;
Не столь Диана взором блещет,
Когда из лука стрелы мещет.
Какой же плод принес сей брак?
То Александра, Константина,
Стократ прелестней сельня крина,
Являет нам и вид и зрак.

О Константин, богов порода!
Ты круглый в жизни год свершил,
Вторично радостна природа
И лучезарный вождь светил
Весны прекрасной, безмятежной,
Любезна лета дщери нежной,

134

Тебя в объятия кладут;
Сплелись вторично мягки лозы,
Целуются с зефиром розы
И аромат из уст лиют.

Но кая радостна музыка
Еще мой пленный слух влечет?
Среди торжественного лика
Мне новый луч во грудь течет!
Сей храм, Минерве посвященный,
Ее столпами утвержденный,
Сияет вящшей красотой.
В нем блеск сретается со блеском
И звучный глас с веселым плеском;
И что сей радости виной?

Се двадесять пять лет свершилось,
Как он воздвигнут в граде сем
И как пространное открылось
Любезным музам поле в нем.
О, сладкое воспоминанье
И мыслям лестное мечтанье,
Когда представлю оный день,
В который во струях кастальских,
Притекших к нам от мест фессальских,
Москвы изобразилась тень!

Москва! ты горестью кипела,
На град Петров простерши взор,
Что тех отрад в себе не зрела,
Которы муз лиет собор.
Вещала ты, имея ревность:
«Мою почтите, музы! древность,
Почтите ветхую Москву,
В ее объятиях воспойте,
Седины лаврами покройте,
Да вознесет свою главу».

Твой глас Елисаветы слуха
Чрез горы и леса достиг,
Превыспрення исполнив духа,
В ней сердце к жалости подвиг.

135

Она рекла с высот престола:
«Возникни ввыспрь, Москва! от дола
И ощути парнасский свет,
Упейся током Иппокрена;
В моих очах ты не забвена,
Я исполняю свой обет».

Живуща с ликом лучезарных,
Бессмертная Петрова дщерь!
Сколь много россов благодарных
Ты видишь чрез небесну дверь!
Ты днесь на облацех эфирных,
Безмрачных, светоносных, мирных,
Носясь по высоте небес,
Своей нас ризой осеняешь
И само солнце помрачаешь
Твоих сиянием очес.

Достойный дар мы где обрящем
Твоих к отечеству щедрот?
Где образ твой, богиня, срящем
И где алтарь твоих доброт?
Тебе, всех смертных хвал превышшей,
Амврозия днесь служит пищей
И сладкий нектар питием;
Златые арфы тя сретают,
И лики ангел провождают
Твои следы по небесем.

О, коль приятны и любезны
Тебе самой твои труды!
И коль для общества полезны
Рождают днесь они плоды!
От всех градов российских спешно
В сие селение утешно
Цветущи младостью текут,
Где, мрак отрясши мыслей грубый
И в сердце свет прияв сугубый,
Другим во грудь его лиют.

О небожителей другиня,
Ты нашей радости внемли!

136

Се равная тебе богиня,
Пример владетельниц земли,
Твои щедроты умножает
И тенью кроткой осеняет
Поющих муз в долине сей!
Мы движемся, цветем и зреем
И красоту свою имеем
От светлости ее лучей.

Повейте нежны к нам зефиры
Для умножения отрад,
И глас моей усердной лиры
Вы пренесите в оный град,
Что, именем красясь Петровым
И озаряясь блеском новым,
Собой изображает рай;
И повторите вы царице,
Что утренней весны деннице
Подобен весь полночный край.

Но звучну арфу заглушают
Моря, долины, холмы, лес
И трубным гласом проницают
Превыспреннюю твердь небес:
Да здравствует Екатерина,
Торжеств и радостей причина!
И пусть ее любезный сын
Цветет с Марией в поздны роды,
Цветите к счастию природы,
О Александр и Константин!

Да будет росский флот безвреден
Средь пристаней, средь ярых волн;
И земледелец да безбеден
Жнет тучный клас, веселья полн;
Пусть ратников полночных бедры
Превзыдут крепостию кедры,
И твердость гор — их рамена;
Почиют села, страха чужды,
Не узрит никакия нужды
Венчанна лаврами страна.

1780
137

 

Воспроизводится по изданию: Поэты ХVIII века. Л., 1972. (Библиотека поэта; Большая серия).
© Электронная публикация — РВБ, 2006—2017.
РВБ

Загрузка...