РВБ: XVIII век: Поэты ХVIII века. Версия 1.0, 22 апреля 2008 г.

 

 

89. ОДА
НА ВСЕРАДОСТНЫЙ ДЕНЬ ВОСШЕСТВИЯ НА ВСЕРОССИЙСКИЙ ПРЕСТОЛ
ЕЕ ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА, БЛАГОЧЕСТИВЕЙШИЯ ГОСУДАРЫНИ,
ИМПЕРАТРИЦЫ И САМОДЕРЖИЦЫ ВСЕРОССИЙСКОЙ ЕКАТЕРИНЫ II,
СОЧИНЕННАЯ ИМПЕРАТОРСКОГО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
БАКАЛАВРОМ ЕРМИЛОМ КОСТРОВЫМ ИЮНЯ 28 ДНЯ 1780 ГОДА

Что новых плесков громки звуки
Восходят спешно к облакам?
И что усердных россов руки
Простерты к светлым небесам?
Кого блажат уста счастливы?
Кому плетут хвалы правдивы?
Тебе, тебе, о мыслей рай!
К тебе стремится сердце наше,
Тобой в сей день явился краше
Полночныя державы край.

Тритонов одр заря оставя
И с ним пучинородный понт,
Коней браздой багряной правя,
Текла на синий горизонт;
Течет и зрит тебя в короне,
Седящу на российском троне,
Во всем подобную себе.
Узрела, сердцем негодует,
Что поздно так соторжествует
Она в сей день твоей судьбе.

Уже в благоговейных храмах
Священных уст был слышан глас,
Бескровных жертв при фимиамах
Благословлялся оный час,
В который ты, судьбой избранна,
Советом вышним оправда́нна,
Восшла на блещущий престол.
Исполнясь стогны все народа,
Вещали: «Мир! се мир! свобода!
И всех конец свирепых зол!»

Ты, шлем спасения приявши
И веры оградясь щитом,

138

Бронею правды возблиставши,
Надежды осенясь крестом
И зря сынов российских пламень
И грудь их тверже, нежель камень,
Готову стать против мечей,
Против врагов, и стрел, и грома
За скиптр и честь Петрова дома,
Рекла к ним с высоты твоей:

«Сколь царь превыше земнородных,
Являет сан его и власть;
В разумных тварех и свободных
Державствовать — его есть часть.
О, бремя лестно, но тяжело!
Несносно иго, но весело!
Владыка всем, и всем он друг.
Зреть связь вещей, премены, следства,
Предвидеть сокровенны бедства, —
К сему коликий нужен дух!

Различный долг, различны правы
Между рабами и царем:
Царь должен знать подвластных нравы
И видеть склонности во всем,
И, правя разумы браздами,
Стремить их разными стезями
Блаженства общего к концу,
И чрез сии причины разны,
Чрез способы многообразны
Подобиться вещей творцу.

Державы всей корабль опасно
По морю должно провождать:
Везде волнение ужасно
Его стремится колебать;
В нем царь, как кормчий прозорливый,
Обязан ветры знать счастливы,
Сражаться с бурею войны,
Предвидеть мель коварствий тайных,
И бодрствовать в напастях крайних,
И не дремать средь тишины.

139

Слеза вдовиц, сирот вздыханье,
Гонимых вопль, несчастных стон,
В суде обидимых стенанье
Возвысятся пред вечный трои.
За них творцу и всей природе,
Законам, разуму, свободе
Обязан тот воздать ответ,
Кому и суд и силу властну
Ко благу всех, ко благу частну
Вручил божественный совет.

О россы, храбро в смертных племя,
Горяще верностью сердец,
На рамена толь тяжко бремя
Мне возлагает днесь творец!
Но чтоб служение толико
Исполнить мне, о всех владыко!
Склони ты небеса небес,
Тебе премудрость приседящу
Излей мне в грудь, тобой горящу,
Для славы всех твоих чудес».

Сей глас, сей глас смиренья полный,
Достойный истинных царей,
Благоговейно вняли волны,
Трепеща кротости твоей.
Орел державный, воскриляся,
Превыше вихрей, туч носяся,
Внутрь солнца взор свой устремлял
И, быстрым то проникши оком,
Что скрыто в пламени глубоком,
Спустившись, благо возвещал.

И россы плеском подтвердили
Стократ пророчество сие,
И лет осмнадесять открыли
Его желанно сбытие.
Толико лет, богиня! внемлем
Хвале твоей и дар приемлем
От матерьних твоих щедрот;
Но мы о том иначе мыслим:

140

Минутами всегда мы числим
Для нас плоды твоих доброт.

Твое величество, как в мире,
Так славно в пламенной войне,
В твоей монаршей блеск порфире,
Как злато, искушен в огне.
Лукавства тень и зависть злостна
Бежит от скиптра светоносна;
Благотворительный твой луч
Лиется в чуждые пределы
И там рождает дни веселы,
Прогнавши мрак военных туч.

Как сонмы пчел от дебрей мразных
К весенним прелестям летят,
И там в лугах, в долинах разных
Обретши множество отрад,
Цветов приятностью прельщаясь
И с ними по чреде лобзаясь,
Устами сладость их пиют
И малых крыл своих летаньем,
И томным меж собой журчаньем
Весне честь должну воздают, —

Твоей державы тако в поле
От прочих стран народ течет;
К тебе, седящей на престоле,
Твоя щедрота всех влечет;
Они, птенцы неоперенны
И матери своей лишенны,
К тебе свой слабый глас стремят.
Прикрыв их орлими крылами
И грея благости лучами,
Питаешь так, как росских чад.

В Египте чудные громады
Хранили бренный прах царей;
Но ты их зиждешь для отрады
Несчастных, немощных людей.
Тех слава тщетная причиной,
Твои от благости единой;

141

Те созидая, гиб народ,
В твоих спасается от смерти;
Те мог Сатурнов скиптр сотерти,
Твои пребудут в вечный род.

Нетщетно бодростью кипела
Героев росских в брани кровь.
Москва! в предтекший год ты зрела
Паллады к их трудам любовь.
Они, средь лавра и оливы
Препровождая дни счастливы,
С восторгом ей благодарят,
Стократно язвы лобызают
И подвиг тот воспоминают,
Что в честь отечества подъят.

Чему, прекрасный Феб, дивишься,
Когда ты утренним лучом
Мрачити звездный бисер тщишься,
Стремясь, как исполин, путем?
Тому, что всякий день во славе
В российской радостной державе
Ты новы грады с тверди зришь;
Узря, нисходишь в понт в надежде
Узреть еще, как видел прежде;
И правда! в том себя не льстишь.

Богиня! прочих стран владыки,
Внимая славе о тебе
И чтя дела твои велики,
Любезны вышнему, судьбе,
Свой боголепный сан скрывают,
В твои пределы поспешают,
Чтоб зреть плоды твоих трудов;
Узрев, с почтением дивятся
И быть тебе подобны тщатся
Для блага собственных рабов.

Весна, что нынешнему лету,
Красясь цветами, предтекла,
Явила в вящем блеске свету
Твои монаршие дела:

142

Там Днестр, Двину, там грады, села
Ты быстрым взором обозрела,
Везде вникая в храмы те,
В которых правда, суд священный,
С благоутробием спряженный,
Быть должны в полной красоте.

О, коль усердные желанья
Всех зрящих чувствовала грудь!
И коль веселы восклицанья
Везде твой провождали путь!
К тебе единой все стремились,
С восторгом вкруг тебя теснились;
Тобой единою дыша,
Все взором, мыслию, сердцами
И восхищенными душами
Летели, вслед тебе спеша.

Стези цветами устилали
И злачные плели венцы,
Тебе из уст хвалы вещали
И ссущи матерни сосцы;
Девиц и юнош сельских лики
Тя чтили простотой музыки;
Старик, желанием влеком,
В несчетном сонмище теснился
И, чтобы зреть тебя, крепился
Усердьем боле, чем жезлом.

Там нежными зефир устами
Целуя жатву на полях
И легкими носясь крилами,
Резвился в класах, как в волнах;
Они то кверху поднимались,
То книзу томно преклонялись,
Являя злачна моря вид;
Когда они твой образ зрели,
То зерна в них тучнее спели —
Тебя Церера тако чтит.

Колико благости явила
Владычица своим рабам!

143

Щедрот колико истощила
Ты, шествуя по сим местам!
Твоя горяща к богу ревность
Священных храмов ветху древность
Восставила, украсив вновь;
Недужным, сирым и несчастным,
Фортуны ярости подвластным
Явила материю любовь.

Таких щедрот, благодеяний
Что мзда? Един веков творец:
Он знает искренность желаний
И наших глубину сердец,
Судьбами вечного совета
Продлит Екатерины лета,
Предыдет всюду ей путем.
Коль враг к коварству мысли склонит,
Он с гневом вспять его погонит
Помазанницы сей мечом.

Любезный Павел и Мария,
Надежда наша и покров!
И вам соплещет вся Россия,
Вы страхом будете врагов;
Как в светлы дни Екатерины,
Так в ваши дни прекрасны крины
В странах полночных возрастут;
И ваших чад для росской славы,
Для муз, для скипетра, державы
Златые лета процветут.

1780

 

Воспроизводится по изданию: Поэты ХVIII века. Л., 1972. (Библиотека поэта; Большая серия).
© Электронная публикация — РВБ, 2006—2017.
РВБ

Загрузка...