РВБ: XVIII век: B. K. Тредиаковский. Версия 1.1, 10 декабря 2016 г.

 

ИЗ «РИМСКОЙ ИСТОРИИ»

1

Уж требует того,
Мнесте́й, приспевше время:
Да ты, с часа́ сего,
Любви повергнешь бремя.

2

Слепых ее страстей
Да убежишь от муки,
От горьких и сластей,
Ликуя для разлуки.

3

В жену себе ищи
Дарами украше́нны;
Тебя б одной жещи́,
Одной, за оглаше́нны,

4

Которой бы твой род
Умножить милы чады,
Приемлющей всяк плод
От вышния награды.

324

5

Супругою себе,
То мать твоя, родитель,
В сем деле был тебе
Законный предводитель.

6

Что взял от предков сам,
Отдай потомкам точно,
И с ли́хвой, по следам
Идя тех непорочно.

7

Однак не долг пещись
За ней о многом вене;
К приданому не мчись:
В девице дар, не в тлене.

8

Не должно и взирать,
Прекрасна ль есть собою:
По сердцу знай избрать,
Которой жить с тобою.

9

Та не тверда любовь,
Когда воспламеняет
Вдруг прелестию кровь
И сердце вдруг пленяет.

10

И та любовь подла́,
Что от сребра родится:
Вдали по виду жгла,
Вблизи впрямь устудится,

325

11

Девицу кто взлюбил
Богатства ради, с лести,
Богатство тот судил
Ее быть выше чести.

12

Лишь деньги примани́т,
Вот жар и погасает:
Те дорого цени́т,
Ту за помет бросает.

13

Но всё ему сребро,
Что толь желал он гладно,
Не может быть в добро,
Когда с женой неладно.

14

Когда постылу он,
Мня с ним что та не схожа,
Не может выгнать вон,
Ни отлучить от ложа.

15

Что ж чудна красота?
Болезнь не всю ль ту губит?
Не старости ль черта
Морщин в ней тьмы сугу́бит?

16

Как бурный хлад творит
Со взрачными цветочки,
Так ветхость вас морит,
О вы, румяны щечки!

326

17

Любовь, котору сей,
Толь слаб, союз спрягает,
Разрешши тот в нем, в ней,
Прочь вовсе убегает.

18

Но истинная есть
Любовь сия едина,
В которой токмо честь,
И верьх, низ,и средина.

19

В котору человек,
На разум зря в любезной,
По свой вступает век;
Всегда б ей быть полезной.

20

Котору в нем еще,
Ее и добродетель
Питает не вотще,
Что сам о ней свидетель.

21

А честность, сердца глас,
Недугом не болеет,
Всяк доброзрачна час,
И летами не тлеет.

22

Тем, в-первых, друг, она,
Котору понимаешь,
На свет кем рождена,
Зри, да не попрекаешь.

327

23

И благонравна ль мать:
Затем что дщери нравы,
Сей что ни предпримать,
Являть бы также правы.

24

Потом рассмотревай,
Поступки в ней какие;
Все склонности познай,
Из тех внутрь все ль драгие.

25

Да на ее лице
Веселый дух сияет,
Да светлость, как в венце,
К почтению склоняет.

26

И да с ее лица
Угрюмости свирепы
Сникают до конца,
И двиги все не лепы.

27

Стыдения красам
Чтоб червленить ланиту;
Черниться ж ни власам
К бесстыдству отмениту.

28

Тиха б она была,
Была б она спокойна;
Обратность бы смела,
Однак же б та пристойна.

328

29

Не обнимать бы ей,
Ниже́ в игра́х, руками
Младых тех щеголей,
Ни лобызать устами.

30

По всем местам, в стрелах,
И очи б не сверкали;
Кристальных взоры влаг
Чтоб чинно созерцали.

31

Коль глупо! ежель быть
Всегда ей говорливой;
Коль дико! ежель слыть
Всегда ж и молчаливой.

32

В сем верьх! как та плодом
Вдруг Марфа и Мария,
Рачаща строить дом
И части быть благия.

33

Притом язык бы та
Умела инославный;
В сем с пользой красота,
Вспитания знак главный.

34

За всем, ее остр ум
Иль знал бы уж науки,
Охоту б иль к ним дум
Мог прилагать без скуки.

329

35

О, счастлива стократ!
Котора от изданий
Тверд черпает догмат
Сердечных созиданий.

36

В блаженстве с сим когда —
Ту зришь не напыще́нну,
В несчастии ль? — всегда
Зришь сим не превращенну.

37

С тем быть тебе люба́
Вовек она имеет;
Не будет и груба,
Что зло в том разумеет.

38

Всея с тем жизни в круг
Помощницей пребудет;
Пребудет верный друг,
Ни должности забудет.

39

Разумная сия,
Всех деточек наставит;
С млеко́м смысл подая,
Разумными поставит.

40

Не поболишь о сих,
Кто б был им муж наставник:
Жене поверишь в них;
Жена, тех мать, приставник.

330

41

Слов не могу прибрать,
Утехи сколь не ложно,
На лире как играть
Имеет та художно.

42

А что ж, как воспоет
С бряцанием умильно?
Не сим ли налиет
В дух сладостей обильно?

43

И в сем прибыток твой,
Что ласковое слово,
Но умное ж у той,
Всегда тебе готово.

44

От ме́двеннейших уст
Иль подает советы —
Вещей не будешь пуст, —
Иль говорит приветы.

45

Обымет ли печаль —
Та дельными речами
Весь истребит твой жаль,
Иссекши как мечами.

40

Увидит ли, что ты
В веселиях чрезмерен?
Проти́в и сей тщеты
Увет тебе даст верен.

331

47

Сие искусство в ней
Не токмо будет сладость
Твоих всех купно дней,
Но крайняя и радость.

48

Была такая, мню,
Орфеева супруга:
Когда б ей быть как пню,
Не сшел бы с зе́мна круга.

49

Не сшел за ней бы в ад,
От тьмы да и́змет вспятно:
С рук глупу сбыть бы рад,
Не несть трудов препятно.

50

Такая ж, мню, была
Дочь нежного Назона:
Нельзя, чтоб не цвела
С отцом стихов для звона.

51

Последня и жена
Его была подобна:
Им так похвалена́,
Что в добром есть особна.

52

Преславному отцу,
Дщерь Туллия хвалима
Не по сему ль лицу?
И толь была любима?

332

53

Витийственней того
В нас смертных не бывало;
Ни мудрости его
То время равну знало.

54

Всемерно такова
Корнелия сияла,
Что Гракхов, уж вдова,
Сынов двух наставляла.

55

Словесность Цицерон
Ее возносит зельно;
И Квинтильян, как он,
В ней прославляет цельно.

56

Да1 что вспять возвращать
Толь веки отдаленны?
То ж могут здесь собщать
И нам определенны.

57

Всё естество одно:
Могло подать то ныне,
Что подало давно
Щедрот своих в святыне.


1 С сея строфы, по 66 включительно, мой собственный прибавок идет: Морий своими стихами сего содержания не пел.

333

58

С плодами древеса
Тогда произрастали;
Сады ж, притом леса
И ныне не устали.

59

Не больше умных сил
Блистало в древних лицах,
Не меньший ум, ни гнил,
И в нынешних девицах.

60

В Христовы времена
Толику чтим Христину,
Что чуть оценена
Вся древность за едину.

61

Подобная по сей
Шурма́нна есть Мария;
А Сафой, по своей
В песнь музе, Скудерия.

62

Прославила женск пол
Глубока Дасие́ра;
Могла ль тот свергнуть в дол
Исправна Саблие́ра?

63

Декарте честь за стих;
Славна́ ж и Деласюза;
Вильдьо́ сладка́ есть в них
Романцов для союза.

334

64

Учением своим
Стран славу озарили;
Суть в образ и другим,
Выспрь тем же б воспари́ли.

65

Есть множество и здесь
Предобрых, преразумных,
Оставльших долу смесь
Тех подлых, тех и глумных.

66

Где есть им частый съезд,
В язы́ках там различных
Их у́зришь толь, коль звезд,
Но кажду в свойствах сличных.

67

Скажи ж мне сам, Мнестей!
Когда б тобой узналась
Такая в случай сей,
Как мною описалась.

68

Она б хоть красотой
Чрезмерно и не льстила,
Ни рода высотой,
Ни златом не блестила.

69

Не предпочел ли б ты
Достойность в ней толику,
Без всяки мешкоты,
Прида́ному велику?

335

70

Есть правда в сих речах,
И обще говорится:
Та в сердце, та в очах,
Мысль на котору льстится.

71

И хочем столь иметь,
Мним сколько нам довольно:
Сверьх мер и сил хотеть
Безумию есть вольно.

72

Обильней что ж ума?
Милей что чести в свете?
С тем всяк богат весьма,
А с сею леп и в цвете.

73

О полной благ, мой друг!
И умной той невесте
Так не сумнится дух
На сем представить месте.

74

Хотя б ей быть лицем
И сажи в вид черняе,—
Но в совершенстве сем
Та снега есть беляе.

75

Хотя б ей в роде всем
Быть и убоже Ира, —
Но в совершенстве сем
Богатей Креза, мира.

<1764>
Тредиаковский В.К. Из «Римской истории». «Уж требует того...» // B.K. Тредиаковский. Избранные произведения. М.-Л.: Советский писатель, 1963. С. 324—336.
© Электронная публикация — РВБ, 2006—2018.
РВБ
Загрузка...