РВБ: XIX век: А.Ф. Мерзляков.. Версия 1.0, 3 декабря 2012 г.

 

 

ПЛАЧ ОБ АДОНИСЕ

◡—◡◡—◡◡— || ◡—◡◡—◡◡—◡

Восплачем! Адониса нет! погиб несравненный Адонис!
Прекрасный Адонис погиб: рыдайте, стенайте, эроты!
С багряного ложа восстань, остави свой сон, о Венера!
В печаль и тоску облекись, власов не свивай благовонных;
Терзающа перси, вещай: погиб мой прекрасный Адонис!

Восплачем! Адониса нет! — рыдайте, рыдайте, амуры!
Се, отрок прелестный лежит, простертый на холме высоком;
Богини прелестныя скорбь! — в бедро пораженный свирепо,
Чуть дух переводит, и кровь, багряная кровь истекает
По белому телу из ран, и светлые очи потухли,
И замерли розы ланит; и розы в устах побледнели.
Угасла та прелесть, краса, которой дышала Венера,
Которой питалась любовь! — О, прелесть и в мертвом живая!
Так! — милый Адонис угас; не слышит ее лобызаний!

Восплачем! Адониса нет; ах, плачьте, младые эроты!
Ужасна, ужасна его от вепря приятая рана;
Но рана страшнее стократ, кипящая в сердце Венеры!
О зрелище скорби и слез! Здесь псы его томные воют!
Там нимфы рыдают; вкруг стон! Там — образ печали, богиня,
Власы распустивши, одна, блуждает в мгле ропщущей рощи,

144

Блуждает унылая тень босыми стопами, и терны
Грядущей, стужая, пиют священную кровь дерзновенно.
Далеко, тоскуя, стеня, зефиры разносят моленья
Просящей от гор, от долин любезного сердцу супруга.
А он!.. приступите, друзья, текущую жизнь удержите,
Уймите багряную жизнь!.. Всё тщетно, и перси упали!
И весь охладел, недвижим!.. Ловите последние вздохи!..
Богиня страдает, и с ней младые страдают эроты!
Прекрасного друга лишась, казалось, красот всех лишилась;
Так! — прелесть Венера жила, доколе жил милый Адонис!
Адонис угаснул для ней — угасла и прелесть Венеры!
И горы, и скалы, и бор шумят и взывают: Адонис!
И с рокотом реки, влачась, стенания вторят Венеры!..
И тройные токи, с высот свергаяся, воют: Адонис!
Поблекли, склонились цветы, закутав главы в свои листья.
По холмам, по градам, окрест — Венеры разносятся вопли:
«Ах, что мне Олимп и земля! — погиб мой прекрасный Адонис!»
И эхо в вертепах гласит: «Погиб наш прекрасный Адонис!»
И кто не состраждет из вас? И кто не восплачет о несчастной?
Узрела, узнала она смертельную милого рану.
Объятья простерши к нему, вопила: «Пожди, о Адонис!
Пожди, мой бесценный, мой друг, дабы я в последний прижалась,
Тебя обняла бы хоть раз, уста бы к устам приложила!
На миг пробудися один! — Дай миг одному поцелую!
Дай жизни мне столько своей, сколь жизнь лишь долга поцелуя,
Доколе, лобзаемый мной ты в сердце и в тело — ты весь мой, —
В меня преселишься, доколь всю страсть твою сладкую выпью,
Все чувства твои прииму! — Так! — Сей поцелуй — он бессмертен,
Как я, как любовь, как ты сам, несчастный, бегущий Адонис!..
Далеко бежишь от меня, бежишь ты, о друг, к Ахеронту;
К царице безгласныя тьмы!.. и я не могу за тобою!..
Заветные мраки грозят, и делит нас вечность немая!..

145

Вот он, Прозерпина, сретай! гордися прелестной корыстью!
На брань вызывай весь Олимп, любезное нам похищая!
Свирепствуй, но знай: сей тоской тебя я блаженней стократно!
Любви ты не ведала ввек; завидуй любови страданьям!..
Где, несравненный, где ты? — Где радость? — Как сон, отлетела!
Венера-богиня — вдова; сиротствуют с нею амуры!
Чарующий пояс погиб!.. Почто предавался ты ловле?
Красавец небесный, почто со зверем стал в ярую битву?» —
Так стонет богиня любви; так ей состенают амуры.

Крушись, злополучна любовь! — погиб твой прекрасный Адонис!
Колико он крови излил, толико ты слез пролияла,
Венера! — и слезы, и кровь земля во цветах оживила:
Из крови — багряный возник, из слез — анемон белоснежный.

Восплачем! Адониса нет! погиб наш прекрасный Адонис!
Остави тоскующий лес, тоскующи горы, Венера!
Уже уготован и одр — ах! смертный сей одр Адониса.
На ложе почиет твоем бесчувственный, хладный Адонис!
Умерший... прекрасный мертвец! — как спящий сном сладким любезен!
И те же одежды на нем, в которых к тебе приближался,
В которых он нощи с тобой один проводил безвозвратны.
Утехи свои оживи, помысли, что жив твой Адонис;
Цветами осыпь, увенчай роз вязями благоуханных!
На что и цветы? — Как им жить, когда не живет наш Адонис!
Осыпь его миртой, облей струями чистейшего мира!
Где миро? — Ах, миро твое погибло! — оно — твой Адонис!
Се! радость, краса пастухов — лежит под златой пеленою!
Окрест его плачут, в слезах, тоскуют малютки-эроты.
Обрезала Скорбь им власы. Смутились: тот стрелы ломает,
Сей топчет лук гибкий, а тот терзает колчан драгоценный;

146

Сандалии съемлют одни, другие в сосуде блестящем
Священную воду несут и рану его омывают;
Все веют крылами, теснясь, дабы прохладить Адониса.
Оплачьте Венеру, друзья, оплачьте вы матерь, эроты!
На праге чертога, восстав, задул Гименей свой светильник!
И, брачный венец разорвав, воскликнул он: «Нет Гименея!»
Не песни веселые вам, — но песни для вас гробовые!
Оплачьте Адониса все, оплачьте вы брачного бога!
О, рок неисследимый! — как? — Адонис — и он умереть мог!..
«Он умер», — шептали вдали таящие слезы хариты!
Печальные музы стеклись, обстали Адониса ложе;
Не пойте, не стройте вы лир: ах! песней не слышит Адонис!
Вам внемлют земля и моря — не ведает вас Прозерпина!..

<1826>

 

Воспроизводится по изданию: А.Ф. Мерзляков. Стихотворения. Л., 1958. (Библиотека поэта; Большая серия).
© Электронная публикация — РВБ, 2012—2017.
РВБ

Загрузка...