ВАСИЛИЙ КНЯЗЕВ

1887—1938

Василий Васильевич Князев, автор песни «Никогда, никогда, никогда / Коммунары не будут рабами», просил (в 1923 г. в официальном письме к издателю) не называть его пролетарским поэтом: «В крайнем случае поэт пролетарской революции». Он родился в Тюмени в купеческой семье, гордившейся своими демократическими и культурными традициями. Гимназию не окончил по болезни, из Петербургской учительской школы был в 1905 г. исключен «за политику». В годы первой революции дебютировал стихотворными фельетонами и эпиграммами на страницах сатирических журналов «Овод», «Булат», «Дятел», «Клюв», «Водолаз», позже печатался в «Сером волке», разных газетах, в «Сатириконе» со дня основания. В творчестве Князева ощутимо сказалось увлечение Беранже (стихи его он переводил) и русским фольклором (весной обычно ездил в деревню собирать пословицы и частушки, потом публиковал их в журналах и отдельными книгами). Жил литературной поденщиной, порой презрительно высмеивал издания, в которых вынужден был печататься, страдал от этого, бедствовал — материальную поддержку его семье в 1916 г. исхлопотал Горький. «Вульгарно-певучая словесная полька» книг Князева «Сатирические песни» (1910) и «Двуногие без перьев» (1914), темперамент и талант привлекали не одного Амфитеатрова. Но уже тогда стихи насторожили чутких критиков некоторой агрессивностью и злостью (эти качества его поэзии вполне развились позже). «Не знаю, почему Василий Князев из двух элементов сатиры — презрения и негодования, выбрал последнее», — писал Гумилев. Умер Князев в 1938 г. на Колыме в лагерной больнице.

ПАВЕЛ

Мой приятель Павел,
Патриот по духу,
Выше рома ставил
Русскую сивуху.
Был борцом известным,
Златоустом местным
Русского Союза,
Но ему, о муза,
Выпал тяжкий номер:
От патриотизма,
От алкоголизма —
Помер!

<1908>

405

ПРИЗНАНИЕ МОДЕРНИСТА

Для новой рифмы
Готовы тиф мы
В стихах воспеть,
И с ним возиться,
И заразиться
И умереть!

<1908>

ДУРАК

Всецело преданный минувшего заветам,
Он страстно бичевал царящий в жизни мрак
И часто голодал, и был гоним при этом...
— Вот как?
Он часто голодал и был гоним при этом?
Дурак! дурак!

Порой смущал его горячий призрак счастья,
Он, он... бежал тогда на бедный свой чердак,
Чтоб разрушать... пером — твердыни самовластья...
— Вот как?
От разрушал... пером — твердыни самовластья?
Дурак! дурак!

Он ясно понимал, что мог бы быть известным
В наш век упадочный бездарнейших писак,
Но он решил в душе быть искренним и честным...
— Вот как?
И он решил в душе быть искренним и честным?
Дурак! дурак!


Недавно я, бродя бесцельно по столице,
Зашел к нему... увы! — был пуст его чердак!
Он умер, господа, в Обуховской больнице...
— Вот как?
Так значит, умер он в Обуховской больнице?
Дурак! дурак!

<1908>

406

БЛУЖДАЮЩАЯ ПОЧКА

Гимн

1

Высо́ко, высо́ко,
Средь звезд равнодушных,
Велениям рока
Бескрыло-послушных,
Блуждает комета.
Глубоко, глубоко,
Средь органов тела,
Велениям рока
Покорных всецело,
Блуждает и почка.
Две дочери бездны
Равно для поэта
Близки и любезны;
Как та, так и эта:
Звезда Люцифера —
Комета,
Сестра Агасфера —
Почка.

2

От родного уголочка
Оторвавшись (для чего?!),
Наугад блуждает почка
В дебрях тела моего.
Точно юноша безумный,
Что покинул навсегда
Тишь родимого гнезда
Для волнений жизни шумной

3

Сердце бьется?.. Ну так что же?
Много ль толку от биенья! —
И желудок бьется тоже
В низкий час пищеваренья.
Сердце плачет?... Что нам слезы?
Сила в огненном протесте!

407

А словесно сыпать грозы
И... сидеть весь век на месте...
Нет! Уж лучше оторваться
От родного уголочка
И всю ночь во тьме скитаться,
Как блуждающая почка!


То не пес по свалкам рыщет,
Не червяк хоромы точит,
Вольный орган воли ищет,
Сокрушить темницу хочет!

408

Воспроизводится по изданию: Русская поэзия «серебряного века». 1890-1917. Антология. Москва: «Наука», 1993.
© Электронная публикация — РВБ, 2017. Версия 1.0 от 30 июня 2017 г.