× Богданович 2.0: Сказочная поэма про Амура и Психею в стиле рококо и другие произведения.


АЛЕКСЕЙ КРУЧЕНЫХ

1886—1968

«Иезуит слова», «бука русской литературы», «заумник» и «зудесник», Алексей Елисеевич Крученых остался в поэзии начала века как бесстрашный экспериментатор, разрушитель традиционных форм. Подобно многим футуристам, он был художником по образованию (в 1906 г. окончил Одесское училище) и поначалу зарабатывал на жизнь литографиями и уроками в гимназии. Решающим в его судьбе оказалось знакомство с Д. Бурлюком, а через него с Хлебниковым и Маяковским. Примкнув к группе «гилейцев», Крученых становится наиболее убежденным футуристом. С 1912 г. выступает на диспутах, участвует в выставках «Союза молодежи», помещает стихи и декларации во всех футуристических сборниках, пишет совместно с Хлебниковым поэму «Игра в аду».

В 1913 г., издав еще несколько книжек, Крученых находит свое уникальное место в литературе: по совету Д. Бурлюка сочиняет стихотворение «на собственном языке» (начальная строчка «Дыр бул щыл» приобрела славу большую, чем ее создатель). Ищет теоретическое обоснование «зауми» («Слово как таковое», «Сдвигология русского стиха», «Ожирение роз» и др.), возводит ее генезис к фольклору, поэтике заговоров и заклинаний, к детской речи. Крученых предлагал различать в речи «умное, заумное и наобумное», утверждал, что «слово — шире смысла». Чистой «звучалью» написана небольшая часть его произведений; чаще загадочные звукосочетания включались в контекст, достаточный для того, чтобы при напряженном чтении появилось мерцание ассоциаций и смыслов. В 1913 г. в петербургском Луна-парке была поставлена пьеса-опера Крученых «Победа над солнцем». Название, полемичное по отношению к девизу Бальмонта «Будем как Солнце», перекликалось с лозунгом итальянских футуристов «убьем лунный свет» и символизировало победу нового искусства над старыми канонами красоты. Оформляя спектакль, художник К. Малевич создал пресловутый «черный квадрат на белом фоне», который назвал в письме к М. Матюшину (композитору оперы) «зародышем всех человеческих возможностей». Свои многочисленные сборники с причудливыми названиями — «Взорваль», «Помада», «Тэ-ли-лэ», «Лакированное трико», «Зугдиди», «Нестрочье» — Крученых издавал сам литографическим способом при дружеском участии художников-авангардистов Н. Гончаровой, М. Ларионова, О. Розановой; ими был создан новый тип книги. В советское время занимался коллекционерством, библиографией, издавал Хлебникова. Стихотворные опыты Крученых, давшие в русской литературе результат отрицательный, отстаивали право поэта на создание любого — даже самого абсурдного с точки зрения здравого смысла — произведения.

1

Оязычи меня щедро ЛЯПАЧ
— ты покровитель своего загона!
чтоб я зычно трепещал и дальш
не знал беляжьяго звона! —

ОТПУСТИ ЛОМИЛИЦУ
МНЕ ДЛЯ ЗДОРОВЬЯ

558

2

Озазычи ляма щад
трыпр ВЫВОВ ПИКАР СОв за
ЦБЫЧ!
ЩАРЕТ!
лямашА...
узаль БЯ узвО
ло тимлицИ
Зол зод
дров!..
фью кем
гести
Хость
Павиан
терпкий полотер
половинный
ПОЛОВИНАХ
киян.

<1919>

* * *

У меня совершенно по-иному
дрожат скулы
— сабель атласных клац —
когда я выкрикиваю:
хыр рыд чулЫ
заглушаю движенье стульев
и чавкающий
раз двадцать
под поцелуем матрац...

559

Воспроизводится по изданию: Русская поэзия «серебряного века». 1890-1917. Антология. Москва: «Наука», 1993.
© Электронная публикация — РВБ, 2017. Версия 2.0 от 4 августа 2017 г.

Загрузка...