ИВАН АКСЕНОВ

1884—1935

Иван Александрович Аксенов занимал среди правых футуристов «Центрифуги» приблизительно такое же место, какое Бенедикт Лившиц среди левых футуристов «Гилеи»: был блюстителем исторических традиций русского авангарда, брал эпиграфы из Лотреамона, Гвидо Кавальканти, М. Жакоба и драматургов английского барокко. Из богатой дворянской семьи, получил военно-инженерное образование, в мировую войну был на фронте, в 1917 г. в румынском плену был пытан средневековыми пытками, служил в Красной Армии, потом в Наркоминделе, не переставая переводить Бена Джонсона. В «Центрифуге» на свои средства роскошно издал сборник стихов «Неуважительные основания» (1916), переводы «Елисаветинцы» (1916), ироническую трагедию «Коринфяне» (1918) и монографию о Пикассо. «Строить метрику отдельных пассажей по сочетанию с некоторыми обиходными фразами, чья ритмическая структура задана повседневностью пользования» — определял он свой прием; так построено и приводимое его стихотворение с нарочитыми перебоями пафоса, кажущейся бессмыслицы, бытовых фраз и литературных реминисценций (миф о чаше Грааля, слова Христа «Отче... не ведают, что творят»). Потом был деятелем Московского союза поэтов, работал завлитом у Мейерхольда, примыкал к конструктивистам, независимо от Соссюра открыл принцип анаграмм в поэзии, преподавал математику на Днепрострое, выпустил книгу о Шекспире.

МЮНХЕН

Вырвать слова!

но НЕИЗБЕЖЕН, непобедим ЯРЛЫК
совершенно извращенного всеобщим вниманием каучука



Так что 31 = 81
Случайно ли дополнение чека?
Или это ответ?
Надо бы.
Только
Что же,
Когда каждому шагу ответ — бетон
И откажет родник — фонтан
Может ли,
Согнутый
На своем, на своем поле
Отмахнуть семикожный
Чернофигурный щит?

582

Еще один свисток и смеркнется
Ноль —

разведи еще перекресток в заострении
(Давний, давний спектр многоафишных щитов:
Падайте, падайте, россказни лоскута)
НЕИЗБЕЖЕН
Коленом
Притиснутый к пальмету,
Растерянный,
Ощеренный,
Разверенный
Эриманфийский страх

И эти апотропические руки

ТАЙ!
Безграалие на горе
Что до двойной провинциальности
Безграалие на горе
Ci-devant столицы
Безграалие на горе
Всё это лопающаяся пластика
Хлюпающего зонтика —
Сверлит смрад систематики
Селезенчатых готиков

ОТЧЕго НЕ мЕДнОе оТВОРЯТь?

Где это сердятся турники?
Сколько морщин в этой улыбке!
А башенные пауки
Шевелят робко
Меловой милый лунь для луны
Проявлять ли теперь этот негатив?

НЕИЗБЕЖНО!

потому что только воздух была песня
(Несмотря на совершенно невыносимую манеру отельной
прислуги отворять, в отсутствие, окна в улицу.)
Нет! Нет! Нет! Не поздно
И весть еще дрожит.
И не будет тебе никакого сахара

583

Пока не уберут, не утолкут трут
Растоптанные войной над землей озими
Жалооконное
О горестной доле,
О канифоле,
О каприфоле,
Безграалие на горе.
И не видно ни краю, ни отдыха
Ах! Не хватило красна вина
Кто, г-спода, видел многоуважаемого архитриклина?
Ясно разваливается голова на апельсинные доли;
То говорун дал отбой:
Под тучей ключ перевинчен
И когда падают деньги —
звонок
Когда падает палка —
стук
Когда падает...
НЕТ!
Полая поляна
Палево бела
Плакала былая
Плавная пила
Кириллицей укрыть
Кукуя видел?
НЕИЗБЕЖНО!
И перебросился день.
День?
Так!
Угорали коралловыми сумерки
Вспомните меня
Сумерки умерли
В многоледяный бридж
И
PAL MAL BAL
Увял
Платок

584

Плакат
На ток
Окол-
до-
вавший УНОСИМЫЙ газ.

УНОСИСЬ НЕИЗБЕЖНО в ЯРЛЫК

Со скоростью
Превосходящей все последние изобретения в этой области.
Благодетели! Зовите пожарных:
Начинается мировая скорбь.

Что, сынку, помогли тебе твои ляхи?

Февраль 1914

585

Воспроизводится по изданию: Русская поэзия «серебряного века». 1890-1917. Антология. Москва: «Наука», 1993.
© Электронная публикация — РВБ, 2017. Версия 1.0 от 30 июня 2017 г.