× Богданович 2.0: Сказочная поэма про Амура и Психею в стиле рококо и другие произведения.


ПАВЕЛ ФИЛОНОВ

1883—1941

Замечательный художник Павел Николаевич Филонов, «мученик святого русского авангарда», оставил и небольшое поэтическое наследие. В 1915 г. М. Матюшин издал в количестве 300 экземпляров книгу Филонова «Про́певень о проросли мировой», иллюстрированную репродукциями акварельных работ ангора, поразительно совпадающими по стилю с сырой, тяжелой фактурой его стиха.

Сын кучера и прачки, ученик малярно-живописных мастерских, иллюстратор книг футуристов, в 1913 г. участвовал и оформлении спектаклей театра «Будетлянин»: трагедии «Владимир Маяковский» и оперы «Победа над солнцем». Поэтические произведения Филонова — «Песня о Ваньке Ключнике» и «Про?певень про красивую преставленницу», составившие его единственную книгу, — больше всего похожи на пьесы для футуристического театра. Кроме несомненного влияния Хлебникова, в них ощутима также связь с райком и былинами, со «Словом о полку Игореве». Фольклорные герои и «вечные» образы привносят в поэмы набор устойчивых ассоциаций, дающих эмоциональный ключ к прочтению заумного текста. Так, злу и смерти Командора противостоит линия Ваньки Ключника и Княгини (соединившей в себе черты Донны Анны с русской «красной девицей»). С этими персонажами связан мотив воскрешающей силы любви, вечного цветения жизни. «От Филонова как писателя я жду хороших вещей», — заметил Хлебников.

ПЕСНЯ О ВАНЬКЕ КЛЮЧНИКЕ

<отрывок>

Княгиня:

Ване поверя смерть приняла мертвую лико
мне делили бел-груди красно крестом
прокляли изменно ославно песней православной
в устах любимых поют по ночам
и старую негу мою со мною хоронят душу
взяту вновь отдаю моему вечному

Старо-немецкий король:

возжемте свеч Дьяволу Бойни Железобетонной
бран плен рвано ран в клочья
выведена чистая попадень в мясо
сеяли под бороны медные зубню драконскую
чем жратву грызть смертно лют
полусмерд гадом мохнато прополз в
молевню Играм мечаво лбет улан многоборец
плевом мясист с крови девьей обнял
матери горе позором двойню в минуту
пытая каленым
592

Подголосок:

Неболетун синевы
упавой гибнь грозим
хотя мерно изголовьем пустырем равнополосым
поражатель немогруди
вейся вентию лентявой

Княгиня:

нежно любим зем сын честно храним
сурови морей нищ гор меда земнаго
мольб жив-дышавы руки овились материны
волны берегут зверь лижет птица песню дарит
коленоземн роден жил век любви стари верн вселении
с листиками мурашками открытоспин удару режущу пронзени елой
догрызть живот жить чернорабочим

Ванька Ключник:

а ты со мною убитая?

Княгиня:

вот я с тобой

Командор:

буду убивать сколько бы не жили

Княгиня:

буду любить убиваемая всегда

Командор:

я проваливаюсь ко всем чертям в адову серу

Провокатор с проплеванным лицом:

хе хи

Княгиня:

Ваня! Бог наш в двери дивен сед бел
по веснам розовым оханье девье бьет в грудь мятою росной
притаимши снегами гнезда матерей открывают в небе Створы
тепло земле пало
в старом саду рай перевернулся спину греть
Настала радость любовная
На немецких полях убиенные и убойцы прогнили цветоявом
скот ест бабы доят люди пьют живомертвые дрожжи
встает любовь жадная целует кости юношей русских
в черной съедени смертной на путях Ивангорода.

<1915>

593

Воспроизводится по изданию: Русская поэзия «серебряного века». 1890-1917. Антология. Москва: «Наука», 1993.
© Электронная публикация — РВБ, 2017. Версия 2.0 от 4 августа 2017 г.

Загрузка...