РВБ: Ф. М. Достоевский. Собрание сочинений в 15 томах. Версия 1.1 от 13 декабря 2007 г.

БРАТЬЯ КАРАМАЗОВЫ

ЧАСТЬ IV. ЭПИЛОГ

С. 5. ...ветер „сухой и острый“... — Цитата из стихотворения Некрасова „Перед дождем“ (1846).

С. 5. ...воспитанию этого своего нещечка... — Нещечко (обл.) здесь: сокровище, любимое существо.

С. 7. ...задать „экстрафеферу“... — От нем. extra — особый и Pfeffer — перец, т. е. сильно распечь, дать хорошую взбучку.

С. 6. Вакации (лат. vacatio — освобождение) — каникулы.

С. 8—9. ...„Кто основал Трою?“ И далее: Коля же вычитал об основателях Трои у Смарагдова...; а также с. 46: Трою основали Тевкр, Дардан, Иллюс и Трос... — В „Кратком начертании всеобщей истории для первоначальных училищ“ С. Н. Смарагдова (СПб., 1845) сведений об основателях Трои нет. В другом учебнике того же автора (тоже имевшемся в нескольких изданиях) в качестве основателей Трои (Илиона) названы Трои и сын его Ил (см.: Смарагдов С. Руководство к познанию древней истории для средних учебных заведений. СПб., 1840. С. 144).

С. 10. Сиверкое (обл.) — здесь: холодное с сыростью.

С. 15. Ох, дети, дети, как опасны ваши лета. — Начало басни И. И. Дмитриева „Петух, кот и мышонок“ (1802). В оригинале.

О дети, дети! как опасны ваши лета!

Возможно, что слова эти, как и басня в целом, по авторскому замыслу, скорее имеют отношение к самому Коле, чем к детям, которым они здесь адресованы. Литературные параллели к образу Коли Красоткина см.: Гроссман Л. П. Последний роман Достоевского. С. 27—28.

С. 15. ...ишь пупырь! — В просторечии — наименование ребенка, то же, что пупырышек, прыщик.

С. 17. ...щеночка ему принесет, настоящего меделянского... — Меделянские собаки — порода догов (от Mediolanum, латинского названия города Милан).

С. 19. ...а религия и все законы как кому угодно... — Возможно, намек на название небольшого цикла M. E. Салтыкова-Щедрина „Как кому угодно. Рассказы, сцены, размышления и афоризмы“, впервые опубликованного в „Современнике“ (1863. №8). Название этого цикла было упомянуто Достоевским в резко полемическом контексте в „Записках из подполья“ (1864). Достоевский возвращается к нему и в черновых записях 1863—1864 гг.: „Как кому угодно“ <...> Учитесь милые дети. Нет, не дается нигилизм г-ну Щедрину, не дается» и т. д. О цикле Щедрина „Как кому угодно...“ и полемике с ним в „Записках из подполья“ и при веденной черновой записи см.: Борщевский С. Щедрин и Достоевский. С. 76 и сл.; Розенблюм Л. M. Творческие дневники Достоевского С. 42— 43.

С. 28. ...выдержать на фербанте...(нем. Verbannung — ссылка, изгнание) — выдержать на расстоянии.

358

С. 30. О, все мы эгоисты, Карамазов! — Намек на теорию разумного эгоизма, развитую Н. Г. Чернышевским в романе „Что делать?“ и популярную среди оппозиционно настроенной революционно-демократической молодежи.

С. 31. Рекреация (лат. recreatio —буквально: восстановление) — перемена, промежуток между уроками.

С. 41. ...выменял ему на книжку„Родственник Магомета, или Целительное дурачество“. Сто лет книжке, забубенная, в Москве вышла... — Коля говорит о книге: „Родственник Магомета, или Целительное дурачество“. Сочинение нравственное, с приобщением гравированных фигур. Ч. 1—2. Перевод с французского. Печатан с дозволения Управы благочиния. Иждивением С. Петрова. В Москве, в вольной типографии Пономарева, 1785 года. В этой книжке, рассказанной от лица героя — француза, волею случая попавшего в Константинополь, повествуется о его разнообразных любовных приключениях. Характеристика, которую дает книжке Коля, соответствует ее содержанию.

С. 43—44. Мы отстали от народаэто аксиома ~ Я верю в народ и всегда рад отдать ему справедливость... — Коля повторяет, невольно пародируя, штампы демократической и либеральной печати 1860—1870-х годов, эпохи создания народнических теорий и массового хождения в народ.

С. 47. ...да и вообще всемирную историю не весьма уважаю ~ Изучение ряда глупостей человеческих, и только. — Ср. слова Т. Н. Грановского в одном из писем Герцену 1849 г.: „...обнимаю детей ваших. Учить их истории более не хочу, не стоит. Довольно им знать, что это глупая, ни к чему не ведущая вещь“ (Полярная звезда на 1859 год. Кн. 5. С. 218).

С. 47. Я уважаю одну математику и естественные... — Слова Коли отражают увлечение естественными и точными науками, характерное для молодежи 1860—1870-х годов и получившее особенно сильный отзвук в статьях Д. И. Писарева (1840—1868). Ср. также рассуждения Герцена в „Былом и думах“: „Без естественных наук нет спасения современному человеку; без этой здоровой пищи, без этого строгого воспитания мысли фактами, без этой близости к окружающей нас жизни, без смирения перед ее независимостью — где-нибудь в душе остается монашеская келья и в ней мистическое зерно, которое может разлиться темной водой по всему разуменью“ (Полярная звезда на 1856 год. Кн. 2. С. 134).

С. 47. —Классические языки ~ это полицейская мера... — Насаждение классических языков в гимназиях министром народного просвещения Д. А. Толстым (1823—1889) было продиктовано желанием оторвать учащуюся молодежь от современных запросов и растущего революционного движения. Вопрос о реальном и классическом образовании широко обсуждался в печати 1860—1870-х годов. Его не обошел и журнал братьев Достоевских „Время“ (см.: Нечаева В. С. Журнал М. М. и Ф. М. Достоевских „Время“. 1861—1863. М., 1972. С. 125—154). В споре „реалистов“ и „классиков“ Достоевский оставался на стороне „классиков“, полагая, что узкое техническое образование не способно формировать действительно образованного человека (см. записную тетрадь 1872—1875 годов, а также „Дневник писателя“ за 1876 г., июль—август, гл. 3, II, XXI, 268; XXIII, 82).

С. 48. ...ведь классики все переведены на все языки ~ говорил вслух ~ сам преподаватель Колбасников... — Этот довод против изучения классических языков тоже раздавался в тогдашней печати. См., например: Голос. 1879. 10 окт. № 280.

С. 49. Я слышал, вы мистик и были в монастыре ~ Прикосновение к действительности вас излечит... — По мнению Г. Чулкова, Достоевский

359

в данном случае пародирует некоторые идеи Белинского, высказанные в „Письме к Н. В. Гоголю“ (1847). См. об этом: Чулков Г. Последнее слово Достоевского о Белинском // Достоевский. (Сборник статей). М., 1928 С.68. Письмо Белинского к Гоголю Достоевский читал в кружке Петра шевского. Это обстоятельство следственная комиссия по делу петрашевцев поставила ему в особую вину. Впоследствии Достоевский, исходя из своей „почвеннической“ программы, не раз полемизировал с идеями, высказанными критиком в письме к Гоголю.

С. 49. ...бог есть только гипотеза ~ и если б его не было, то надо бы его выдумать... — Коля повторяет слова Вольтера (см.: наст. изд. Т. 9 примеч. к с. 263).

С. 49—50. ...можно ведь и не веруя в бога любить человечество, как вы думаете? Вольтер же не веровал в бога, а любил человечество? Рассуждения Коли — перифраза слов Белинского в „Письме к Н. В. Гоголю“ (см.: Белинский В. Г. Полн. собр. соч. М., 1956. Т. 10. С. 214—215) Ср.: Чулков Г. Последнее слово Достоевского о Белинском. С. 68.

С. 50. Я, впрочем, „Кандида“ читал, в русском переводе... в старом, уродливом переводе, смешном... — „Кандид, или Оптимизм“ — философская повесть Вольтера (1759), высмеивающая философию оптимизма немецкого математика и философа Лейбница (1646—1716). Об отношении Достоевского к Вольтеру см.: Гроссман Л. П. „Русский Кандид“ (К вопросу о влиянии Вольтера на Достоевского) // Вести. Европы. 1914. № 5; Rammelmeyer A. Dostojevskij und Voltaire // Zeitschrift für slavische Philologie. 1958. Bd 26, H. 2. S. 252—278.

C. 50. — Я социалист, Карамазов, я неисправимый социалист... — По наблюдению Г. А. Вялого, Коля цитирует здесь слова Герцена „Разумеется, моя хоругвь — не ваша, я неисправимый социалист...“ из „Письма к императору Александру Второму“, опубликованного в „Полярной звезде на 1855 год“. Кн. 1. С. 11 —14.

С. 50. ...вам еще только тринадцать лет, кажется? ~ не тринадцать, а четырнадцать, через две недели четырнадцать... — Аналогичные объяснения между героями (взрослым и ребенком) происходят в повести Вс. Крестовского (1840—1895) „Бесенок“ (1860), посвященной Достоевскому (см.: Светоч. 1861. Кн. 1. С. 58).

С. 50. ...христианская вера послужила лишь богатым и знатным, чтобы держать в рабстве низший класс, не правда ли? — Коля пересказывает мысли Белинского из „Письма к Н. В. Гоголю“. См. об этом: Чулков Г. Последнее слово Достоевского о Белинском. С. 68—69.

С. 50—51. ...я не против Христа. Это была вполне гуманная личность, и живи он в наше время, он бы прямо примкнул к революционерам ~ Это еще старик Белинский тоже, говорят, говорил. — Белинский в „Письме к Н. В. Гоголю“ писал: „...но Христа-то зачем Вы примешали тут? Что Вы нашли общего между ним и какою-нибудь, а тем более православною церковью? Он первый возвестил людям учение свободы, равенства и братства и мученичеством запечатлел, утвердил истину своего учения <...> смысл учения Христа открыт философским движением прошлого века“. И дальше: „Кто способен страдать при виде чужого страдания, кому тяжко зрелище угнетения чуждых ему людей,— тот носит Христа в груди своей...“ (Белинский В. Г. Полн. собр. соч. Т.10. С.218). Такое отношение к евангельскому учению разделялось многими революционно настроенными молодыми людьми 1860—1870-х годов (см., например: Чарушин Н. А. О далеком прошлом. Из воспоминаний о революционном движении 70-х годов XIX века. 2-е изд. М., 1973. С. 65). Г. Чулков сближает слова Коли со словами Белинского в разговоре с Достоевским, о котором последний вспоминал в „Дневнике писателя“ за 1873 г. (II. „Старые

360

люди“). См.: Чулков Г. Последнее слово Достоевского о Белинском. С. 69, 71, 77—78.

С. 51. ...место о Татьяне, зачем она не пошла с Онегиным, я читал. — В девятой статье о Пушкине Белинский писал: „Вот истинная гордость женской добродетели! Но я другому отдана — отдана, а не отдалась! Вечная верность — кому и в чем? Верность таким отношениям, которые составляют профанацию чувства и чистоты женственности, потому что некоторые отношения, не освящаемые любовию, в высшей степени безнравственны“ (Белинский В. Г. Полн. собр. соч. М, 1955. Т. 7. С. 501). Эту же мысль Белинский повторил и в письме к В. П. Боткину от 4 апреля 1842 г. (Там же. Т. 12. С. 94). Анализируя в 1880 г. в речи о Пушкине характер Татьяны и причины ее отказа последовать за Онегиным, Достоевский в отличие от Белинского усматривает в решении пушкинской героини проявление ума и высокого нравственного чувства, которое не позволяет ей строить личное счастье на страдании других людей (см.: XXVI, 140—143).

С. 51. Я тоже, например, считаю, что бежать в Америку из отечества — низость, хуже низости — глупость. Зачем в Америку, когда и у нас можно много принести пользы для человечества? — Здесь, вероятно, имеется в виду роман Н. Г. Чернышевского „Что делать?“, один из главных героев которого, Лопухов, эмигрирует в Америку. Об Америке и жизни в ней переселенцев много писалось в различных периодических и непериодических изданиях 1860—1870-х годов. Достоевский коснулся этой темы в „Бесах“. В „Дневнике писателя“ за 1873 г. (XVI. „Одна из современных фальшей“) Достоевский, повторив сообщение Волжско-Камской газеты о трех гимназистах третьего класса, собравшихся бежать в Америку, заметил: „Двадцать лет назад известие о каких-то бегущих в Америку гимназистах из 3-го класса гимназии показалось бы мне сумбуром <...> Я знаю, что это не первые гимназисты, что уже бежали раньше их и другие, а те потому, что бежали старшие братья и отцы их <...> Винить ли таких маленьких детей, этих трех гимназистов, если и их слабыми головенками одолели великие идеи о “свободном труде в свободном государстве» и о коммуне, и об общеевропейском человеке; винить ли за то, что вся эта дребедень кажется им религией, а абсентизм и измена отечеству — добродетелью?». В № 2 „Гражданина“ за 1873 г. в разделе „Библиография“ рекомендовалась книга Э. Циммермана „Соединенные Штаты Северной Америки. Из путешествий 1857—58 и 1869—70 годов“ (М., 1873). Как факт, который особенно заинтересует русского читателя в этой книге, отмечалось большое и все увеличивающееся количество русских эмигрантов, переселяющихся в Америку (см.: Гражданин. 1873. № 2. С. 55).

С. 51. Я совсем не желаю попасть в лапки Третьего отделения и брать уроки у Цепного моста... — III Отделение собственной его императорского величества канцелярии в Петербурге в 1838 г. помещалось у Цепного моста (ныне мост Пестеля), Фонтанка, 16. Здание сохранилось в перестроенном виде.

С. 51. Будешь помнить здание / У Цепного моста! — Коля цитирует первую часть стихотворения „Послания“ („Из Петербурга в Москву“), опубликованного в „Полярной звезде“:

У царя, у нашего,
Верных слуг довольно,
Вот хоть у Тимашева
Высекут пребольно.
Влепят в наказание,
361
Так, ударов со сто,
Будешь помнить здание
У Цепного моста

(Полярная звезда на 1861 год. Кн. 6. С. 214). См.: Иванов Г. В. Из комментария к произведениям русских писателей. «Здание у Цепного моста» (Об источнике одной цитаты в романе Ф. М. Достоевского «Братья Карамазовы») // Рус. лит. 1972. № 3. С. 183—184. Вторая часть цитируемого Колей стихотворения («Из Москвы в Петербург»), опубликованная в «Полярной звезде» вслед за первой, иронически развивает ту же тему. Именно вторая часть стихотворения (а не его начало, которое цитирует Коля) была напечатана в № 221 «Колокола» от 1 июня 1866 г., в разделе «Смесь» (с. 1812):

У царя, у нашего,
Все так политично,
Что и без Тимашева
Высекут отлично;

И к чему тут здание
У Цепного моста?
Выйдет приказание —
Отдерут и просто.

Опубликованное в «Полярной звезде» стихотворение в то время было широко известно и перепечатывалось в русских заграничных изданиях. Приведенный текст полностью воспроизведен, например, в «Лютне» (см.: Лютня: Собрание свободных русских песен и стихотворений. С. 160—161; ср. также с. 190).

С. 52. ...у меня в отцовском шкафу всего только и есть один этот нумер «Колокола»... — «Колокол» — революционная газета А. И. Герцена и Н. П. Огарева, печатавшаяся в 1857—1867 гг. за границей и нелегально распространявшаяся в России. «Колокол» сыграл важнейшую роль в воспитании демократически настроенной прогрессивной русской интеллигенции.

С. 56. — Сиракузы — это в Сицилии... — Город Сиракузы расположен на юго-восточном побережье острова Сицилия. Путешествие в Италию, Францию, Швейцарию в лечебных целях нередко предписывалось врачами богатым пациентам, но оно требовало средств, которых не могло быть у Снегиревых. Подобные «гигиенические советы» высмеивались в русской печати. Это же делает в данном случае и Достоевский.

С. 58—59. ...похорони ты меня у нашего большого камня, к которому мы с тобой гулять ходили, и ходи ко мне туда с Красоткиным, вечером... — Камень, о котором здесь и дальше идет речь, имеет символическое значение, как первый камень здания будущей гармонии, уже теперь закладываемого Алешей и мальчиками, его учениками.

С. 59. — Аще забуду тебе, Иерусалиме, да прильпнет... — Стих из известного псалма, начинающегося словами «При реках Вавилона — там сидели мы и плакали...»: «Если я забуду тебя, Иерусалим,— забудь меня десница моя; прильпни язык мой к гортани моей...» (Псалом 136, ст. 5—6).

С. 62. Феня и ее мать, кухарка Грушеньки... — Ранее было сказано, что кухарка Грушеньки приходилась Фене бабушкой (см.: наст. изд. Т. 9. С. 435).

С. 66. Адвокат Фетюкович больше бы взял... — Фамилия адвоката образована по созвучию с фамилией известного юриста, адвоката В. Д. Спасовича (1829—1906), с которым Достоевский резко полемизировал по поводу дела С. Л. Кронеберга. О гонорарах Спасовича

362

Достоевский писал в записной тетради 1875—1876 гг. в связи с делом Овсянникова и др., обвинявшихся в умышленном поджоге для получения страховой субсидии (см.: XXIV, 82). В то же время образ Фетюковича имеет собирательное значение. Так, по мнению Л. П. Гроссмана, прототипом защитника в «Братьях Карамазовых» был не только Спасович, но и адвокат П. А. Александров (1836—1893), защищавший Веру Засулич 31 марта 1878 г. (см. об этом: Гроссман Л. П. 1) Последний роман Достоевского. С. 24; 2)Достоевский и правительственные круги 1870-х годов. С. 102—103).

С. 69. Дезабилье (франц. déshabillé) — домашнее платье, которое обычно не носят при посторонних.

С. 69. Будуар (франц. boudoir) — небольшая дамская гостиная.

С. 71. Вот здесь в газете «Слухи», в петербургской. Эти «Слухи» стали издаваться с нынешнего года... — По предположению M И. Тульского, высказанному в дипломной работе «Пушкинские торжества в 1880 году» (ЛГУ, 1969), Достоевский пародирует название и содержание некоторых статей газеты «Молва», которая издавалась в Петербурге в 1879—1881 гг. Насмешки Достоевского могли быть вызваны полемическими выпадами этой газеты против его речи о Пушкине.

С. 72. ...Из Скотопригоньевска (увы, так называется наш городок... — В обрисовке Скотопригоньевска сказались впечатления Достоевского от разных провинциальных городков России, главным образом — от Старой Руссы. См. об этом: Рейнус Л. М. Достоевский в Старой Руссе. Л., 1971. С. 53—63.

С. 72. Извещалось лишь, что преступник ~ отставной армейский капитан, нахального пошиба, лентяй и крепостник ~ Игривая корреспонденция эта, как и следует, заканчивалась благородным негодованием насчет безнравственности отцеубийства и бывшего крепостного права.— Пародия на сенсационные известия и обличительные штампы в корреспонденциях газет и журналов либерального направления 1860—1870-х гг. См. об этом: Дороватовская-Любимова В. С. Достоевский и шестидесятники («Искра», «Современник», Чернышевский) // Достоевский. (Сборник статей). М., 1928. С. 33—34. Ряд литературных параллелей к образу Ракитина-журналиста приводит Л. П. Гроссман (см.: Гроссман Л. П. Последний роман Достоевского. С. 26—27, а также: Гроссман Л. П. Достоевский и правительственные круги 1870-х годов. С. 104—107).

С. 74. Эта ножка, эта ножка / Разболелася немножко... — См. ниже, примеч. к с. 90.

С. 74. Вашему Пушкину за женские ножки монумент хотят ставить... — Еще в 1862 г. в печати был поднят вопрос о памятнике Пушкину. Подписка на памятник была открыта в 1871 г., в связи с чем появился ряд статей в газетах и журналах. «Гражданин», редактируемый Достоевским, поместил на своих страницах несколько заметок о проектах московского памятника поэту (см.: Гражданин. 1873. № 14, 17 и др.). Открытие памятника состоялось 6 июня 1880 г. и сопровождалось праздничными торжествами. 8 июня на втором публичном заседании Общества любителей российской словесности Достоевский произнес речь о Пушкине (см.: Гроссман Л. П. Жизнь и труды... С. 301—302; Пушкин: Итоги и проблемы изучения. М.; Л., 1966. С. 78—79).

С. 75.— Судебный аффект. Такой аффект, за который всё прощают. — Аффект — болезненное душевное потрясение, при котором человек лишается способности осознания своих действий и самообладания. По уголовному праву пореформенной России, ссылка на аффект служила обстоятельством, снижающим наказание или устраняющим его вовсе, если состояние аффекта означало полную невменяемость. В процессах

363

1860—1870-х годов, за которыми Достоевский внимательно следил, защита нередко указывала на аффект для смягчения или отмены обвинительного приговора. Злоупотребление этими указаниями вызывало протесты Достоевского-публициста. Однако и сам он ссылался на аффект, защищая Корнилову, молодую женщину, которая в болезненном состоянии выбросила из окна четвертого этажа свою шестилетнюю падчерицу, и добился пересмотра и благополучного исхода ее дела (см. об этом «Дневник писателя» за 1876 г., май, гл. I, V; октябрь, гл.1, 1; за 1877 г., апрель, гл. 2, декабрь, гл.1, I).

С. 77. Фраппировало (франц. frapper — ударять) — поразило.

С. 78. Монструозно (франц. monstrueux) — чудовищно.

С. 79. Бесенок. — Название этой главы перекликается с названием повести Вс. Крестовского «Бесенок» (см. выше, примеч. к с. 50.). В центре внимания Крестовского здесь также находится анализ противоречивой психологии девочки-подростка.

С. 80. Кубарь — то же, что и волчок.

С. 81. Есть даже дети, лет по двенадцати, которым очень хочется зажечь что-нибудь... — Достоевский вспоминает дело Ольги Умецкой, вызвавшее в 1860-х годах самое пристальное его внимание и отразившееся в творческой истории романа «Идиот».

С. 83. — Вот у меня одна книга ~ а потом распял на стене... — Как было отмечено Гроссманом, Достоевский в данном случае пользуется материалами текущей печати, в частности «сведениями об убийстве евреями христиан», которые печатал «Гражданин». См. об этом: Гроссман Л. П. 1) Последний роман Достоевского. С. 30—32; 2) Достоевский и правительственные круги 1870-х годов. С. 110—114.

С. 85. «...пропал, как швед, от пьянства и беспорядка!» — Часть поговорки: «Пропал, как швед под Полтавой».

С. 86. Апокрифические евангелия — повествования о жизни Христа, не признаваемые церковью.

С. 87. Эфика. Это что такое эфика? — Имеется в виду этика (или, устар., ифика; греч. ’έϑοξ; — обычай) — учение о нравственности.

С. 87. Клод Бернар (1813—1878) — французский естествоиспытатель, физиолог и патолог. По своим философским убеждениям сторонник позитивизма. Особое значение К. Бернар придавал эксперименту, полагая, что только таким путем вырабатываются точные знания. К. Бернара, среди прочего, интересовала деятельность центральной нервной системы; он стремился найти общие принципы, равно руководящие жизнью животных и растений. В лаборатории Бернара работали русские ученые, в том числе И. М. Сеченов (1829—1905). Труды К. Бернара были хорошо известны в России, и в 1860—1870-е годы они не раз переводились на русский язык. Одна из основных работ К. Бернара — «Введение в изучение экспериментальной медицины» — в 1866 г. была переведена H. H. Страховым. Имя К. Бернара как авторитетного ученого одобрительно упоминает Н. Г. Чернышевский в романе «Что делать?» (глава 5. «Новые лица и развязка», III). Идеи К. Бернара имели большое значение для теории экспериментального романа Золя (1840—1902). О К. Бернаре, Золя и Достоевском см.: Реизов Б. Г. Борьба литературных традиций в «Братьях Карамазовых» // Реизов Б. Г. Из истории европейских литератур. Л., 1970. С.148—158.

С. 88. ...де мыслибус non est disputandum. — Перефразировка известного латинского изречения; De gustibus non est disputandum (О вкусах не спорят).

С. 89. «Все, говорит, так теперь пишут, потому что такая уж среда».. Среды боятся. — См.: наст. изд. Т. 9, примеч. к с. 87.

364

С. 89—90. «В первый раз, говорит, руки мараю, стихи пишу, для обольщения, значит, для полезного дела. — Отголосок полемики Достоевского 1860-х годов с теорией утилитаризма в эстетике (Г.— бов и вопрос об искусстве // Время. 1861 № 2). См. об этом: Дороватовская-Любимова В. С. Достоевский и шестидесятники... С. 18.

С. 90. Уж какая ж эта ножка ~ Чтоб головка понимала.— Стихи Ракитина вызваны пародией «Обличительного поэта» (Д. Д. Минаева, 1835— 1889) на стихотворение Пушкина о Петербурге («Город пышный, город бедный...»):

Я от ножек сам в угаре
И за них-то ноет грудь:
Ведь на наших тротуарах
Их легко себе свихнуть...

Стихи Ракитина являются ответом Достоевского на пародию Минаева, причем объектом насмешки здесь становятся сами «обличительные поэты». См. об этом: Дороватовская-Любимова В. С. Достоевский и шестидесятники... С. 17—18.

С. 90. Что же мне о смердящем этом псе говорить ~ Не хочу больше о смердящем, сыне Смердящей! — Выражения, употребленные здесь Митей, возможно, восходят к некоторым вариантам народного стиха о богатом и убогом Лазаре. Ср., например:

Ах ты смердин, смердин, смердящий ты сын,
Да как же ты смеешь к окну подходить?
Да как же ты смеешь братом называть? и т. д.

(Якушкин П. И. Русские песни. СПб., 1860. С.45).

С. 92. «Ты ~ о расширении гражданских прав человека хлопочи лучше али хоть о том, чтобы цена на говядину не возвысилась ~ Я ему на это ~ сам еще на говядину цену набьешь, коль под руку попадет, и наколотишь рубль на копейку». — По-видимому, ответ на критику речи Достоевского о Пушкине в газете «Молва», которая писала: «Если, вращаясь в атмосфере полицейского участка, мы можем помышлять об уничтожении «европейской тоски» и за обедом Московской думы примиряться с тем, что «наша земля нищая в экономическом отношении»; если мы помышляем теперь о том, какой «исход указать» Европе, а не о том, как бы нам самим избавиться от гнетущей тоски, как бы освободить и окрылить полную умственную работу, прекратить насильственное вторжение в сферу совести; если мы не заботимся по крайней мере о том, чтобы хотя цены на мясо не делали его малодоступным даже для среднего класса населения и четверть пшеницы не достигала 17 рублей,— то какого же добра ждать от оживления «добрых чувств», которым служила муза чествуемого поэта?» (Что же дальше? // Молва. 1880. 10 июня. № 161). См. выше, примеч. к с. 71.

С. 93. До конца отплатит, последний кодрант. Не хочу ее жертвы.— Кодрант — мелкая медная римская монета. Слова героя напоминают следующие стихи из Нагорной проповеди: «...если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой. Мирись с соперником твоим скорее, пока ты еще на пути с ним, чтобы соперник не отдал тебя судье, а судья не отдал бы тебя слуге, и не ввергли бы тебя в темницу. Истинно говорю тебе: ты не выйдешь оттуда, пока не отдашь до последнего кодранта» (Евангелие от Матфея, гл. 5, ст. 23—26). Евангельская параллель подчеркивает гордыню Катерины Ивановны, «надрыв»

365

в той жертве, которую она собирается принести (и затем на суде приносит).

С. 94. ...Цезаря не замарает! — Гай Юлий Цезарь (100—44 до н. э.) — древнеримский государственный деятель, полководец и писатель. Имя Цезаря здесь употреблено в значении: великий человек.

С. 118. ...ведь убей они, то тогда всех прав дворянства лишатся, чинов и имущества, и в ссылку пойдут-с. — См. ниже, примеч. к с. 272.

С. 126. ....а я только вашим приспешником был, слугой Личардой верным... — Смердяков уже называл себя «слугой Личардой», но по отношению к Мите (см.: наст. изд. Т. 9. С. 303). Ирония сказанного заключается в том, что литературный прообраз Смердякова «любезный слуга Личарда» из Повести о Бове-Королевиче также одинаково «верно» служил и королю Гвидону, и его злой жене Милитрисе Кирбитовне, когда та задумала своего мужа убить.

С. 128. Подробности, главное подробности.— Как указывает А. Г. Достоевская, это «любимое выражение Федора Михайловича, если он был чем-либо заинтересован» (см.: Гроссман Л. П. Семинарий... С. 69).

С. 138. Частный дом — полицейский участок.

С. 139. Я не доктор, а между тем чувствую, что пришла минута, когда мне решительно необходимо объяснить хоть что-нибудь в свойстве болезни Ивана Федоровича... — Достоевский писал Н. А. Любимову 10 августа 1880 г. о том, что по поводу болезни и галлюцинаций Ивана «справлялся с мнением докторов (и не одного)». Уже после окончания романа в письме А. Ф. Благонравову от 19 декабря 1880 г. Достоевский высказал желание «разъяснить» кошмар и болезнь Ивана в «будущем «Дневнике». По мнению В. Чижа, доктора медицины, «психиатр может читать эту главу как часть истории болезни, составленной умелой рукой» (Чиж В. Достоевский как психопатолог. М, 1885. С. 18).

С. 139. Это был какой-то господин или, лучше сказать, известного сорта русский джентльмен... — В сниженном изображении черта в «Братьях Карамазовых» можно видеть известную традицию, восходящую к «Ночи перед Рождеством» Гоголя (1832) и «Сказке для детей» Лермонтова (1842). См. об этом: Бем А. Л. «Фауст» в творчестве Достоевского // О Dostojevském: Sbornîk stati a materialù. Praha, 1972. S. 194— 195.

C. 141. ...в вере никакие доказательства не помогают, особенно материальные ~ Тот свет и материальные доказательства, ай-люли! — В статьях 1876 г. по поводу спиритизма Достоевский развивал подобные мысли от своего имени (см.: «Дневник писателя» за 1876 г., март, гл. 2, III; апрель, гл. 2, III).

С. 141. Фома поверил...— См.: наст. изд. Т. 9, примеч. к с. 31.

С. 141. Вот, например, спириты... я их очень люблю... — Достоевский присутствовал на спиритическом сеансе 14 февраля 1876 г. (см.: Гроссман Л. П. Жизнь и труды... С. 245) и несколько раз полемизировал со сторонниками спиритизма в «Дневнике писателя» (см.: «Дневник писателя» за 1876 г., январь, гл. 3, II; март, гл. 2, III; апрель, гл. 2, III). Записные тетради Достоевского 1875—1876, 1876—1877 гг. содержат многочисленные замечания на ту же тему. Ср.: Волгин И. Л., Рабинович В. Л. Достоевский и Менделеев: антиспиритический диалог // Вопросы философии. 1971. № 11. С. 103—115.

С. 144. Сатана sum et nihil humanum a me alienum puto.— Перефразировка стиха из комедии Теренция (ок.185—159 до н. э.) «Самоистязатель» (поставлена в 163 г. до н. э.), акт I, сц. I, ст. 25: «Homo sum, humani nihil a me alienum puto» («Я человек, ничто человеческое мне не чуждо»).

С. 144. ...иногда видит человек такие художественные сны, такую

366

сложную и реальную действительность ~ что, клянусь тебе, Лев Толстой не сочинит... — Это психологическое явление давно привлекало внимание Достоевского. Рассуждение о снах, имеющих столь полное сходство с действительностью, что «их и не выдумать наяву этому же самому сновидцу, будь он такой же художник, как Пушкин или Тургенев», писатель вводит в текст «Преступления и наказания».

С. 145. ...в воде-то этой, яже бе над твердию... — Цитата из Библии: «И создал бог твердь, и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая стала над твердью. И стало так. И назвал бог твердь небом» (Бытие, гл. 1, ст. 7—8).

С. 146. ...Гатцук внесет в календарь...— А. А. Гатцук (1832—1891) в 1870—1880-х годах издавал в Москве «Газету А. Гатцука. Политико-литературную, художественную и ремесленную» и «Крестный календарь» на предстоящий год с еженедельным иллюстрированным приложением.

С. 146. Ты ~ решительно ждешь от меня чего-то великого, а может быть, и прекрасного; см. также с. 153: ...не требуй от меня «всего великого и прекрасного»... — Выражение, из «Разбойников» Фр. Шиллера (д. I, сц. I; см.: Шиллер. Драматические соч. в пер. рус. писателей. Т. 3. С. 6—7).

С. 146. Совсем, совсем я тебе скажу, исчез прежний доктор ~ я вам, скажет, только правую ноздрю могу вылечить, потому что левых ноздрей не лечу, это не моя специальность... — Вариация мотива из философской повести Вольтера «Задиг, или Судьба» (1748): «...нарыв, образовавшийся на раненом глазе, возбуждал серьезные опасения. Послали даже в Мемфис за великим врачом Гермесом, который приехал с многочисленной свитой. Он осмотрел больного, объявил, что тот потеряет глаз, и предсказал даже день и час этого злополучного события. «Будь это правый глаз,— сказал врач,— я бы его вылечил, но раны левого глаза неизлечимы». Весь Вавилон сожалел о судьбе Задига и удивлялся глубине познаний Гермеса. Два дня спустя нарыв прорвался сам собою, и Задиг совершенно выздоровел» (Вольтер. Задиг, или Судьба: Восточная повесть // Вольтер. Орлеанская девственница. Магомет. Философские повести. М., 1971. С. 329). В записной тетради Достоевского 1875—1876 гг. замечено: «Специализация доктор<ов>, так что не знаешь, кого позвать полечиться...» И далее: «Специальности врачей, специализировались,— один лечит нос, а другой переносицу. У одного всё от болезней матки» (XXIV, 72, 79).

С. 147. ...мальц-экстракт — Солодовый экстракт, употребляемый в диетических целях.

С. 147. ... «я ведь тоже разные водевильчики». — Слова Хлестакова из комедии Н. В. Гоголя «Ревизор» (1836; д. 3, явл. 6).

С. 147. ...надо, чтоб «осанна»-то эта переходила через горнило сомнений... — Эти слова Достоевский повторяет в записной тетради 1880— 1881 гг., собираясь возражать одному из своих критиков: «Инквизитор и глава о детях. Ввиду этих глав вы бы могли отнестись ко мне хотя и научно, но не столь высокомерно по части философии, хотя философия и не моя специальность. И в Европе такой силы атеистических выражений нет и не было. Стало быть, не как мальчик же я верую во Христа и его исповедую, а через большое горнило сомнений моя осанна прошла, как говорит у меня же, в том же романе, черт» (XXVI!, 86).

С. 148. Je pense donc je suis — Афоризм, принадлежащий французскому философу Р. Декарту (1596—1650). В «Рассуждении о методе» (1637, ч. IV) эти слова служат одним из основных положений, на которых строится рационалистическая философия этого ученого.

С. 149. ...у нас ведь тоже есть такое одно отделение... — Намек на III Отделение собственной его величества канцелярии — орган политического

367

сыска и следствия, созданный Николаем I в 1826 г. и упраздненный в 1880 г. Достоевский познакомился с деятельностью III Отделения, будучи привлеченным по делу Петрашевского.

С. 149. ... «всё отвергал, законы, совесть, веру»... — Слова Репетилова из комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума» (18.24; д. 4, явл. 4).

С. 149. Это тоже от вас завелось, от «смягчения ваших нравов». — Вопрос о том, происходит ли постепенное «смягчение нравов» (словосочетание, в XIX в. уже ставшее штампом) в связи с прогрессом человечества, развитием наук, ремесел и искусства, чрезвычайно занимал французских просветителей XVIII в. В отличие от Руссо Вольтер отвечал на него положительно. К благам, которыми обладают современные нации (писал он, например, в «Рассуждении о древней и новой трагедии»), следует «причислить и процветание изящной словесности, благодаря которому мало-помалу смягчились жестокие и грубые нравы наших северных народов и мы можем ныне гордиться нашей цивилизованностью, нашими усладами и нашей славой» (Вольтер. Эстетика. М., 1974. С. 100).

С. 150. ...пророка Ионы, будировавшего во чреве китове три дня и три ночи... — Согласно библейскому рассказу, пророк Иона по велению бога должен был отправиться в Ниневию и проповедовать там, убеждая людей не делать зла. Но Иона ослушался и, убегая «от лица господня», сел на корабль, отплывавший в другую страну. Когда корабль был в пути, на море поднялась буря, и только после того, как корабельщики бросили Иону в волны, «утихло море от ярости своей». Тогда по воле бога большой кит поглотил Иону, «и был Иона во чреве кита три дня и три ночи» (Книга пророка Ионы, гл. 2, ст.1).

С. 151. Как тысячи вещей припоминаются иногда бессознательно, даже когда казнить везут... — Отражение собственного опыта писателя, когда он привлеченный по делу Петрашевского, был приговорен к смертной казни (1849). Сходные мотивы звучат в «Преступлении и наказании» и романе «Идиот».

С. 151. ...в «отцы пустынники и в жены непорочны» пожелаешь вступить. — Из стихотворения Пушкина «Отцы пустынники и жены непорочны...» (1836), являющегося поэтическим переложением молитвы Ефрема Сирина (IV в.).

С. 152. ...как говорит актер Горбунов. — И. Ф. Горбунов (1831—1896) — актер, писатель, талантливый рассказчик-импровизатор. Его устные миниатюры пользовались неизменным успехом. Будучи лично знаком с И. Ф. Горбуновым, Достоевский участвовал вместе с ним в литературных чтениях (об одном из таких чтений 16 декабря 1879 г. вспоминает А. Г. Достоевская: Достоевская А. Г. Воспоминания. С. 340) и встречался с ним по воскресеньям у А. С. Суворина осенью 1880 г. Достоевский высоко ценил художественный дар Горбунова. В черновых заметках к первой главе «Дневника писателя», январь, 1876 г. («Елка в клубе художников») Достоевский писал: «Он (Горбунов.— В. В.) замечательно талантливый артист и все это знают, но мне всегда казалось, что его хоть и ценят, как артиста, но всё еще мало ценят как литератора-художника. А он стоит того; у него в его сценах много чрезвычайно тонких и глубоких наблюдений над русской душой и над русским народом...». Как вспоминает А. И. Суворина, «особенно любил Ф. М. слушать роль генерала Дитятина и смеялся, как ребенок...» (см.: Достоевский в воспоминаниях А. И. Сувориной // Достоевский и его время / Под ред. В. Г. Базанова и Г. М. Фридлендера. Л., 1971. С.300). Во время Пушкинских праздников, 7 июня 1880 г. на обеде, данном Обществом любителей российской словесности, И. Ф. Горбунов выступил от имени своего героя, «генерала Дитятина», обиженного, что «чествуют какого-то

368

Пушкина, человека штатского, небольшого чина, а он, генерал Дитятин, даже не приглашен» (Любимов Д. Н. Из воспоминаний // Ф. М. Достоевский в воспоминаниях современников. Т. 2. С. 368).

С. 152. ...потеряв нос, вы тем самым все же как бы остались с носом... — В основе этого каламбура лежат, по-видимому, стихи эпиграммы Пушкина (1821):

Лечись — иль быть тебе Панглосом
Ты жертва вредной красоты —
И то-то, братец, будешь с носом,
Когда без носа будешь ты.

О «носологической» традиции в русской литературе и на Западе см Виноградов В. В. Натуралистический гротеск: Сюжет и композиция повести Гоголя «Нос» // Виноградов В. В. Избранные труды. Поэтика русской литературы. М., 1976. С. 5—44.

С. 152—153. Что же до исповедальных этих иезуитских будочек, то это воистину, самое милое мое развлечение в грустные минуты жизни. — «В 1783 году,— пишет исследователь,— инквизицией был издан особый указ «в целях искоренения злоупотреблений, допускаемых духовенством против нравственности». Указ предусматривал, что «женщина может исповедоваться только в изолированной (от исповедника,— В. В.) исповедальне с отдельным входом, причем духовник должен сообщаться с ней только через решетку, устроенную так, чтобы неумышленно или намеренно духовник не мог коснуться ее ног, а равно она — его ног. Решетка должна быть такой, чтобы через нее нельзя было просунуть палец и тем паче руку». Если же дама совершает обряд в своей домовой церкви, где не имеется исповедальни, то «двери во время исповеди должны оставаться открытыми, и вход должен быть свободен для всех членов семьи и других лиц». Уж если предпринимались такие меры предосторожности, значит, были основания к тому, чтобы беспокоиться за судьбу женщин, приходивших на исповедь» (Емелях Л. И. Происхождение христианского культа. С. 139). Любовные плутни священников и монахов-исповедников — традиционный мотив средневековых фаблио и антиклерикальной новеллистики Возрождения и более позднего времени. В записной тетради Достоевского 1864 г. встречается заметка: «Католицизм (сила ада). Безбрачие. Отношение к женщине на исповеди. Эротическая болезнь. Есть тут некоторая тонкость, которая может быть постигнута только самым подпольным постоянным развратом (Marquis de Sade)» (XX, 191).

С. 153. Вот тебе еще один случай, совсем уж на днях ~ слышу, патер в дырочку ей назначает вечером свидание. — Случай, рассказанный здесь чертом, близок эпизоду исповеди из песни V «Войны богов» Парни (1753—1814). См.: Парни Э. Война богов: Поэма в десяти песнях с эпилогом. Л., 1970. С. 83—84. Ср. подобный эпизод в стихотворении «Капуцин» (с итальянского) В. Н.-Д. (В. И. Немировича-Данченко): Гражданин. 1873. № 33. С. 900.

С. 153. Ça lui fait tant de plaisir et à moi si peu de peine! — Острота восходит к эпиграмме на известную французскую актрису Ж.-К. Госсен (1711—1767):

Tendre Gaussin, quoi! si jeune et si belle,
Et votre coeur cède au premier aveu!
— Que voulez-vous, cela leur fait, dit-elle,
Tant de plaisir et me coûte si peu.
369

(Нежная Госсен, как! Так молода и так прекрасна, и ваше сердце уступило первому признанию! — Что же вы ходите, говорит она, это доставило ему такое удовольствие, а мне стоило так мало).

С. 153. ...злишься на меня за то, что я не явился тебе как-нибудь в красном сиянии, «гремя и блистая», с опаленными крыльями... — Ср. апокрифическое «Сказание о Моисее»: «Смотри ж, жидовине, како ти обита въ ня богъ, не гремя, ни блистая, якоже в Синаи, но тихостию, обоживъ собою человечьство» (Памятники старинной русской литературы, издаваемые Гр. Кушелевым-Безбородко. Вып. 3. С. 48).

С. 153. Я вот думал ~ для шутки предстать в виде отставного действительного статского советника, служившего на Кавказе, со звездой Льва и Солнца на фраке. — Действительный статский советник— один из высших гражданских чинов в дореволюционной России; принадлежал по Табели о рангах к четвертому классу. Орден Льва и Солнца — персидский орден, которым иногда награждались русские чиновники на Кавказе. Ср. позднейший рассказ А. П. Чехова «Лев и солнце» (1887).

С. 153. ...а не прицепил по крайней мере Полярную звезду али Сириуса. — Полярная звезда — шведский орден. Здесь — игра словами. Говоря о Полярной звезде, черт намекает на литературный альманах декабристов, издававшийся в 1824—1825 гг. К. Ф. Рылеевым и А. А. Бестужевым, и на «Полярную звезду» — литературный и общественно-политический сборник А. И. Герцена и Н. П. Огарева, выходивший в 1855—1862 и 1869 гг. за границей. Говоря о Сириусе, черт, по-видимому, намекает на Вольтера. Герой философской повести Вольтера «Микромегас» (1752) является «обитателем Сириуса». Смысл насмешки в том, что Иван напрасно предполагал в своем собеседнике некоего революционера и бунтовщика. На самом деле черт придерживается самых консервативных убеждений.

С. 154. Мефистофель, явившись к Фаусту, засвидетельствовал о себе, что он хочет зла, а делает лишь добро ~ любит истину и искренно желает добра. — Имеются в виду слова Мефистофеля в сцене 3 трагедии Гете «Фауст» (1773—1831), которые в переводе Н. А. Холодковского звучат так:

Частица силы я,
Желавшей вечно зла, творившей лишь благое.

(Гете. Собр. соч. в пер. рус. писателей. СПб., 1878. Т. 2. С. 44). Слова Мефистофеля, на которые указывает здесь черт, приведены Достоевским и в повести «Кроткая» («Дневник писателя» за 1876 г., ноябрь, гл.1). В записной тетради 1876—1877 гг. Достоевский замечает: «Какая разница между демоном и человеком? Мефистофель у Гете говорит на вопрос Фауста: «Кто он такой» — «Я часть той части целого, которая хочет зла, а творит добро». Увы! человек мог бы отвечать, говоря о себе совершенно обратно: «Я часть той части целого, которая вечно хочет, жаждет, алчет добра, а в результате его деяний — одно лишь злое».

С. 154. Я был при том, когда умершее на кресте Слово восходило в небо, неся на персях своих душу распятого одесную разбойника.Слово здесь: Христос. По евангельскому преданию, он был распят между двумя разбойниками. Один из них, уже будучи на кресте, хулил Иисуса, другой же попросил: «...помяни меня, господи, когда приидешь в царствие твое! И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе, ныне же будешь со мною в раю» (Евангелие от Луки, гл. 23, ст. 42—43).

С. 154. ...я слышал радостные взвизги херувимов ~ и громовый вопль восторга серафимов, от которого потряслось небо и все мироздание. — Когда Иисус «испустил дух» свой, «завеса в храме раздралась

370

надвое, сверху донизу; и земля потряслась; и камни расселись; и гробы отверзлись» (Евангелие от Матфея, гл. 27, ст. 50—52; см. также: от Луки, (л. 23, ст.44—45; от Марка, гл. 15, ст. 38. Херувимы (др.— евр. Kerubim) и серафимы (др.— евр. Seraphim) — ангелы, занимающие высшее место в небесной иерархии. Объясняя названия этих ангелов, Псевдо-Дионисий Ареопагит говорит: «...наименование Серафимов <...> означает или пламенеющих, или горящих, а название Херувимов — обилие познания или излияния мудрости» (Дионисий Ареопагит. О небесной иерархии. М., 1839. С. 25).

С. 154. Жить на шаромыжку — жить на чужой счет.

С. 154. ...чтобы получить одного только праведного Иова, на котором меня так зло поддели во время оно! — См.: наст. изд. Т. 9, примеч. к с. 327.

С. 155. ...эта «осанна»-то в небе ~ Затем сейчас этот саркастический тон à la Гейне... — По предположению В. Л. Комаровича, здесь, в частности, имеется в виду стихотворение Г. Гейне «Мир» (см.: наст. изд. Т.9, примеч. к с. 280; Комарович В. Достоевский и Гейне. С. 104).

С. 155. — Ну, а «Геологический-то переворот»? Помнишь? — Мысль о нравственном перевороте, подобном геологическим (ср. книгу Кювье о «геологических переворотах» — «Discours sur les révolutions de la surface du globe...» par M. le Baron G. Cuvier. Paris, 1825,— не раз упоминаемую Герценом в «Былом и думах»), могла быть, в частности, навеяна Ренаном, который писал: «Хотя наши принципы позитивной науки не мирятся с мечтами, проповедуемыми Иисусом, хотя мы знаем историю земли, знаем, что перевороты вроде тех, которые ожидались Иисусом, могут происходить лишь от геологических или астрономических причин и не имеют никакой связи с моральными благами, но чтобы быть справедливыми относительно великих реформаторов, не надо останавливаться на предрассудках, которые они могли разделять» (см.: Ренан Э. Жизнь Иисуса. 3-е изд. СПб., б. г. С. 47—48).

С. 155. ...разрушить всё и начать с антропофагии. — См.: наст. изд. Т. 9. С. 647.

С. 155. Люди совокупятся, чтобы взять от жизни все, что она может дать, но непременно для счастия и радости в одном только здешнем мире. — Картина счастья людей на земле и без бога не раз представлялась сознанию героев Достоевского — Ставрогина в «Бесах», Версилова в «Подростке». По мнению В. Л. Комаровича, рассуждение Версилова и его вариант — «поэмка» Ивана «Геологический переворот» — восходят к стихотворению Г. Гейне «Мир» (см.: Комарович В. Достоевский и Гейне. С. 104). Ср. также: «Дневник писателя» за 1877 г., апрель, гл. 2 «Сон смешного человека».

С. 156. Но так как, ввиду закоренелой глупости человеческой... — Насмешка над рационалистическими теориями, согласно которым все несчастья людей заключаются в их непросвещенности и непонимании истинной выгоды. Развернутую полемику с теориями такого типа, в частности с Чернышевским («Что делать?»), Достоевский предложил в «Записках из подполья».

С. 156. ...вспомнил Лютерову чернильницу! — Вождь Реформации в Германии Мартин Лютер (1483—1546) верил в существование дьявола. «По мнению его, дьявол вмешивается во все; он изменяет ход природы, причиняет болезни и несчастия; но всего более мутит души людей, вселяя в них сомнения, дурные мысли и уныние. Лютер рассказывал, что сам видел дьявола в виде свиньи, или блуждающих огней, что в Вартбурге ему чудилось, что дьявол грызет орехи и бросает скорлупу на его постель» (Лихачева Е. Европейские реформаторы. СПб., 1872. С. 94). Дьявол в галлюцинациях Лютера иногда выступал в качестве противника

371

его учения и серьезного оппонента: «Не раз уже он хватал меня за глотку, но приходилось ему все-таки отпускать меня. Я-то уж по опыту знаю, каково иметь с ним дело. Он часто так донимал меня, что я уже не ведал, жив я или мертв. Бывало, доводил он меня до такого смятения, что я вопрошал себя, есть ли на свете бог, и совсем отчаивался в господе боге нашем» (Лютер. Застольные беседы // Легенда о докторе Фаусте, М.; Л., 1958. С. 21—22). Существует «позднее по своему происхождению апокрифическое сказание, будто дьявол явился искушать Лютера, когда он переводил Библию, скрываясь от преследования папистов в замке Вартбург в Тюрингии, и реформатор бросил в него чернильницей: темное пятно на штукатурке Лютеровой кельи долгое время считалось чернильным пятном и было по кусочкам выскоблено верующими, посещавшими это памятное место» (см.: Жирмунский В. Очерки по истории классической немецкой литературы. Л., 1972. С. 70). Как отметил В. Чиж, кошмар Ивана вообще «напоминает известную галлюцинацию Лютера (dialogus cum diabolo), с которою Достоевский был знаком» (Чиж В. Достоевский как психопатолог. С. 18).

С. 157. — Отопри же, отопри ему. На дворе метель, а он брат твой. Monsieur, sait-il le temps qu’il fait? C’est à ne pas mettre un chien dehors... — Ср. выписку Достоевского в тетради 1876—1877 гг.: «Baptiste, tout de suite ce mot à son adresse». «Tout de suite? Madame ignore peutêtre le temps qu’il fait, c’est à ne pas mettre un chien dehors». «Mais, Baptiste, vous n’êtes pas un chien»(«Батист, тотчас же передайте ему эту записку».— «Тотчас? Госпожа, быть может, не знает, какая стоит погода. Собаку на двор не выгонишь».— «Но, Батист, вы ведь не собака») (Достоевский Ф. М. Полн. собр. соч.: В 30 т. Т.24. С. 242).

С. 158. Он тебя испугался, тебя, голубя. Ты «чистый херувим». — В христианской символике голубь служит обозначением духа святого. Исчезновение черта с появлением Алеши здесь поставлено в связь с традиционным мотивом исчезновения нечистой силы от лица святости. «Чистый херувим» — возможно, цитата из «Демона» М. Ю. Лермонтова (1839):

Тех дней, когда в жилище света
Блистал он, чистый херувим...
(Ч. 1,1)

Достоевский вспоминает и цитирует «Демона» в «Ряде статей о русской литературе» (Время. 1861. Янв.). Возможно также, что образ восходит и к гимну «К Радости» Фр. Шиллера в переводе А. Н. Струговщикова. Здесь звучит призыв поднять чаши

В честь того, к кому взывает
Златокрылый серафим,
И кого стопу лобзает
Сердцем чистый херувим!

(см.: Струговщиков А. Стихотворения, заимствованные из Гете и Шиллера. Кн. 1. С. 46). Выше Митя уже цитировал в переводе того же Струговщикова стихотворение Гете.

С. 159. Который час? — Скоро двенадцать ~ это был не сон! — Согласно старинному поверью, полночь — время, когда исчезают призраки и прекращается действие волшебных чар.

С. 159. Раздень его и наверно отыщешь хвост, длинный, гладкий, как у датской собаки, в аршин длиной, бурый... — По народному поверью,

372

нечистая сила может принимать любое обличье; чаще всего она является в образе собаки или кошки.

С. 163. ...дело это получило всероссийскую огласку ~ потрясло всех и каждого ~ Приехали юристы, приехало даже несколько знатных лиц, а также и дамы. — По наблюдению Л. П. Гроссмана, при описании обстоятельств суда над Митей в ряде бытовых деталей Достоевский отталкивается от процесса Веры Засулич 31 марта 1878 г., на котором писатель присутствовал лично в качестве представителя печати. См. об этом: Гроссман Л. П. 1) Последний роман Достоевского. С. 23—24; 2) Достоевский и правительственные круги 1870-х годов. С.101 —103. С точки зрения В. Л. Комаровича, описание суда над Митей, как и некоторые другие эпизоды книги «Судебная ошибка», навеяны аналогичными эпизодами романа Жорж Санд «Мопра» (1837). См. об этом: Komarowitsch W Dostojewskij und George Sand. S. 214—220.

С. 164. Гетера (греч. έταιρα — подруга, любовница) — в древней Греции образованная незамужняя женщина, ведущая свободный образ жизни. Позднее так именовались женщины легкого поведения.

С. 166. На средине залы ~ стоял столе «вещественными доказательствами» ~ и прочие многие предметы, которых и не упомню. — Над тем, что в качестве «вещественного доказательства» в судебных процессах 1870-х годов использовалось все, что угодно, нередко иронизировали в русской печати (см., например: Голос. 1878. 11 февр. № 42).

С. 171. ...подмарать их нравственную репутацию, а стало быть, само собой подмарать и их показания. — Этот адвокатский прием как один из распространенных приемов защиты Достоевский отмечает у В. Д. Спасовича: «Дневник писателя» за 1876 г., февраль, гл. 2, III.

С. 172. ...старший сын учили. — Григорий (а затем и прокурор) называет Ивана, а не Митю старшим сыном Федора Павловича Карамазова. О значении этой оговорки см.: Ветловская В. Е. Символика чисел в «Братьях Карамазовых». С. 142—144.

С. 173. Шалфей — растение, применяемое для лекарственных настоев.

С. 173. Можно и «райские двери отверзты» увидеть... — Неточная цитата из Апокалипсиса: «После сего я взглянул, и вот дверь отверста на небе...» (Откровение Иоанна, гл.4, ст.1).

С. 175—176. ...господин Ракитин, которого брошюру ~ «Житие в базе почившего старца отца Зосимы», полную глубоких и религиозных мыслей, с превосходным и благочестивым посвящением преосвященному, я недавно прочел... — Этот эпизод из жизни «семинариста-карьериста» заимствован из биографии Г. З. Елисеева, видного сотрудника «Искры» и «Современника», в молодые годы написавшего книги «История жизни первых насадителей и распространителей Казанской церкви святителей Гурия, Варсонофия и Германа» (Казань, 1847) и «Краткое сказание о чудотворных иконах Казанской, Семиозерской, Раифской и Мироносицкой пустыни» (М., 1849). Первая из этих книг была сопровождена благочестивым посвящением «Его высокопреосвященству высокороднейшему Владимиру, архиепископу Казанскому и Свияжскому». В конце 1870-х годов этот факт биографии Г. З. Елисеева был использован правой печатью в целях компрометации писателя. См. об этом: Дороватовская-Любимова В. С. Достоевский и шестидесятники. С. 14—16.

С. 179. Оба последние фигурировали тоже и как просто свидетели, вызванные прокурором. — Как установлено В. Д. Раком, эта деталь процесса над Митей представляет собой юридическую ошибку; допущенную в свое время в процессе Корниловой. Согласно 693 ст. Устава уголовного судопроизводства 1864 г. Герценштубе и Варвинский не могли быть

373

опрошены одновременно и в качестве свидетелей, и в качестве экспертов. Юридическая ошибка, по мнению исследователя, была использована писателем сознательно и в дальнейшем развитии сюжета, по-видимому, должна была сыграть свою роль. См.: Рак В. Д. Юридическая ошибка в романе «Братья Карамазовы» // Ф. М. Достоевский: Материалы и исследования. Л., 1976. Т. 2. С. 154—159.

С. 179. ...какой-то гернгутер или «моравский брат»... — Гернгутерство— религиозно-общественное движение, возникшее в XVIII в. в местечке Гернгуте в Саксонии и получившее распространение в XVIII—XIX вв. и в России. Учение гернгутеров имело в виду нравственное перевоспитание людей. Своими корнями оно восходило к учению «моравских братьев» — чешской религиозной секты, зародившейся в середине XV в. Учение «моравских братьев» первоначально заключалось в отрицании государства, сословности, имущественного неравенства и проповеди «непротивления злу», но постепенно оппозиционные моменты его сошли на нет, и проповедь примирения и непротивления в нем возобладала.

С. 184. ...начались свидетели à décharge... — Французский юридический термин, обозначающий свидетелей, которых вызывает защита обвиняемого «для разгрузки», т. е. для ослабления обвинительных заключений.

С. 196. — Я, ваше превосходительство, как та крестьянская девка ~ «Захоцу — вскоцу, захоцу — не вскоцу». — Ср. фольклорные записи В. И. Даля: «Хоцу— вскоцу, не хоцу— не вскоцу (в старину невеста говорила: хочу — вскочу и, соглашаясь идти замуж, прыгала через положенный кругом пояс или в наставленную юбку)» (Даль В. И. Пословицы русского народа. М., 1957. С. 332; впервые вышли в свет в 1861—1862 гг.). Аналогичные мотивы встречаются в русских свадебных песнях.

С. 196. Есть у вас вода или нет, дайте напиться, Христа ради! — Символический мотив, в противоположность «хлебу», материальной силе мира, под водой здесь разумеется «живая вода» христианской истины и любви. См., например: Евангелие от Иоанна, гл. 4, ст. 10; гл. 7, ст. 37—38; Откровение Иоанна, гл. 21, ст. 6; гл. 22, ст. 1, 17.

С. 197. ...завопил неистовым воплем. — Воплем бесноватого, одержимого злым духом (ср.: Деяния апостолов, гл. 8, ст. 6—7).

С. 205. ...залы нового гласного суда, дарованного нам в настоящее царствование. — По судебной реформе 1864 г. в России был введен суд присяжных, который был открытым и гласным. Газеты и журналы 1860—1870-х годов помещали на своих страницах судебные отчеты и речи, произносившиеся в ходе более или менее заметных процессов.

С. 205 Вот там молодой блестящий офицер высшего общества ~ Зарезав обоих, уходит, подложив обоим мертвецам под головы подушки. — Имеется в виду дело об отставном прапорщике лейб-гвардии саперного батальона Карле Христофорове фон Ландсберге, обвинявшемся в убийстве надворного советника Власова и мещанки Семенидовой. Дело слушалось на заседании петербургского окружного суда 5 июля 1879 г. Дело Ландсберга подробно освещалось в «Голосе» (см.: Голос. 1879. 7—10 июля. № 185—189). Суд приговорил Ландсберга к лишению всех прав состояния и ссылке в каторжную работу в рудниках на 15 лет. Упоминание о преступлении Ландсберга см. в письме Достоевского Е. А. Штакеншнейдер от 15 июня 1879 г.

С. 206. ...о, без малейших гамлетовских вопросов о том: «Что будет там?»... — Имеется в виду монолог Гамлета в трагедии Шекспира «Гамлет» (д. 3, сц.1), начинающийся словами: «Быть, иль не быть? вот в чем вопрос!»: (см.: Шекспир. Полн. собр. драматических произведений в пер. рус. писателей. Т. 2. С. 33—34). Мысль о пагубности «индифферентизма»

374

к самым важным вопросам жизни и смерти в связи с явлениями самоубийства Достоевский развивал в «Дневнике писателя» за 1876 г. (декабрь, гл. III «Голословные утверждения»). В январском номере «Дневника писателя» за тот же 1876 г. (гл.1. I) Достоевский, говоря о современных русских самоубийцах, тоже вспоминает слова Гамлета в трагедии Шекспира.

С. 206......он между нами жил»...— Первая строка из стихотворения Пушкина, посвященного А. Мицкевичу (1834).

С. 206. Великий писатель предшествовавшей эпохи, в финале величайшего из произведений своих... — Имеется в виду финал поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души».

С. 207. ...в картине этой семейки как бы мелькают некоторые общие основные элементы нашего современного интеллигентного общества... — Ср. со словами Достоевского из неоконченного чернового варианта письма к редактору «Русского вестника»: «Совокупите все эти 4 характера и вы получите, хоть уменьшенное в 1000-ю долю, изображение нашей современной действительности, нашей современной интеллигентной России. Вот почему столь важна для меня задача моя».

С. 207......как солнце в малой капле вод»... — Цитата из оды Г. Р. Державина «Бог» (1784). Оду Державина Достоевский хорошо знал еще по семейным чтениям: «Из чисто литературно-беллетристических произведений,— писал А. М. Достоевский,— помню, читали Державина (в особенности оду «Бог»)» (Достоевский А. М. Воспоминания. С. 69). А. П. Милюков вспоминает, как однажды в кружке Дурова речь зашла о Державине, и кто-то неодобрительно отозвался о поэте, в ответ на это «Ф. М. Достоевский вскочил, как ужаленный, и закричал: «Как? да разве у Державина не было поэтических, вдохновенных порывов? Вот это разве не высокая поэзия?» И он прочел на память стихотворение «Властителям и судиям» с такою силою, с таким восторженным чувством, что всех увлек своей декламацией и без всяких комментарий поднял в общем мнении певца Фелицы» (Милюков А. П. Литературные встречи и знакомства. СПб.. 1890. С. 179).

С. 207. Все нравственные правила старика — après moi le déluge. — Выражение, приписываемое Людовику XV (королю Франции с 1715 по 1774 г.) или маркизе де Помпадур (1720—1764). У Достоевского встречается впервые в «Зимних заметках о летних впечатлениях».

С. 209. ...ищущий прилепиться, так сказать, к «народным началам», или к тому, что у нас называют этим мудреным словечком в иных теоретических углах мыслящей интеллигенции нашей. — И далее: В нем ~ выразилось то робкое отчаяние, с которым столь многие теперь в нашем бедном отечестве, убоясь цинизма и разврата его и ошибочно приписывая всё зло европейскому просвещению, бросаются, как говорят они, к «родной почве», так сказать, в материнские объятия родной земли... — Речь идет о теориях славянофильского толка, в том числе о почвенничестве, основные положения которого были сформулированы в журналах братьев Достоевских «Время» и «Эпоха» и легли в основу последнего публичного выступления писателя — речи о Пушкине. Слова прокурора — форма своеобразной автопародии Достоевского. Однако насмешка звучит только в этом узком контексте (в устах героя), в системе всего романа она снимается.

С. 210. ...мы любители просвещения и Шиллера... — Шиллер здесь, как часто у Достоевского,— символ «высокого и прекрасного», нравственной красоты и благородства. См. об этом: Реизов Б. Г. Борьба литературных традиций в «Братьях Карамазовых». С. 139—158.

С. 237. ...роковая тройка наша несется стремглав и, может, к погибели. — См. выше, примеч. к с. 206.

375

С. 239. ...в английском парламенте уж один член вставал на прошлой неделе ~ чтобы нас образовать. — Ср.: «Дневник писателя» за 1876 г., сентябрь, гл. I, I.

С. 240. ... «ударить по сердцам с неведомою силой». — Из стихотворения Пушкина «Ответ анониму» (1830):

И выстраданный стих, пронзительно-унылый,
Ударит по сердцам с неведомою силой.

С. 242. ...если нас, например, обуяет некоторая, так сказать, художественная игра, потребность художественного творчества, так сказать, создания романа... И далее, с. 244: Психология подзывает на роман...; с.266: ...нас упрекают, что мы насоздавали романов. А что же у защитника, как не роман на романе? — Этот мотив, вероятно, появился под влиянием аналогичных обвинений в судебной полемике между А. Ф. Кони и В. Д. Спасовичем (см.: Кони А. Ф. Приемы и задачи прокуратуры // Кони А. Ф. Собр. соч.: В 8 т. М., 1967. Т.4. С. 130).

С. 246. Недавно в Петербурге один молодой человек, почти мальчик, восемнадцати лет ~ Часов через пять он был арестован... — Имеется в виду дело восемнадцатилетнего крестьянина Зайцева, разбиравшееся 15 января 1879 г. в Петербургском окружном суде. Как сообщал «Голос» в разделе «Судебная хроника», «24-го ноября 1878 года, около трех часов пополудни, на Невском проспекте, в доме № 84, в меняльной лавке купца Лямина, приказчик его, мещанин Красильников, 17-ти лет, найден лежавшим на полу за выручкою, в луже крови, с тяжкими ранами <...> и со слабыми признаками жизни, причем у головы лежал новый средней величины окровавленный топор. Ящики выручки были вынуты и из них похищено более 1500 руб. кредитными билетами, разменною серебряною монетою и ценными бумагами» (Голос. 1879. 16 янв. № 16). О виновнике преступления, Зайцеве, газета писала: «Ему теперь 18 лет. Он невысокого роста, блондин, острижен по-немецки, без усов и бороды, и на вид кажется совершенным мальчиком, так что производит впечатление крайнего недоумения, как такой мальчик мог совершить подобное преступление» (Голос. 1879. 17 янв. № 17). Зайцев был признан виновным в умышленном убийстве с корыстною целью, но заслуживающим снисхождения. Суд приговорил обвиняемого к лишению всех прав состояния и к ссылке в каторжные работы в рудниках на 8 лет. О деле Зайцева см.: Голос. 1879. 16 и 17 янв. № 16 и 17.

С. 247. Да уж не в подвалах ли Удольфского замка, господа? — «Тайны Удольфского замка» (1794) — популярный в России в первой половине XIX в. роман английской писательницы А. Радклиф. В письме Я. П. Полонскому от 31 июля 1861 г. Достоевский говорит о том, что произведения этой писательницы еще в детстве произвели на него глубокое впечатление. Об этом же Достоевский вспоминал и в «Зимних заметках о летних впечатлениях». Об отношении Достоевского к «готическому» («черному») роману и произведениям А. Радклиф см.: Гроссман Л. 1) Поэтика Достоевского. М., 1925. С. 21—35; 2) Достоевский-художник. С. 372.

С. 257. ...вам дана необъятная власть, власть вязать и решить. — Ср.: Евангелие от Матфея, гл. 18, ст. 18; гл. 16. ст. 19.

С. 258. Прелюбодей мысли — Об этом выражении см.: Рак В. Д. Дополнения к комментарию «Полного собрания сочинений» Ф. М. Достоевского // Ф. М. Достоевский: Материалы и исследования. Л., 1980. Т. 4. С. 184—188.

С. 261. «Аз есмь пастырь добрый, пастырь добрый полагает душу свою за овцы, да ни одна не погибнет...» — Ср.: Евангелие от Иоанна, гл. 10, ст. 11, 14—15.

376

С. 261. «Отцы, не огорчайте детей своих»,— пишет из пламенеющего любовью сердца своего апостол. — Неточная цитата из Послания апостола Павла: «Отцы, не раздражайте детей ваших, дабы они не унывали» (Послание к колосеянам, гл.3, ст.21). Защитник сознательно опускает слова, непосредственно предшествующие приведенным: «Дети, будьте послушны родителям (вашим) во всем, ибо это благоугодно господу» (Там же, ст. 20; ср. также: Послание к ефесянам, гл. 6, ст. 1—4). Это дает ему возможность придать цитате нужный смысл.

С. 261. ...как человек и гражданин взываю —vivos voco!Vivos voco! — Первые слова эпиграфа Фр. Шиллера к «Песни о колоколе» (1799): «Vivos voco. Mortuos plango. Fulgura frango» («Зову живых. Оплакиваю мертвых. Сокрушаю молнии») (см.: Шиллер. Полн. собр. соч. в пер. рус. писателей. Т. 1. С. 87). Слова «Vivos voco!» были лозунгом «Колокола» (1857—1867), газеты А. И. Герцена и Н. П. Огарева.

С. 261. «В ню же меру мерите, возмерится и вам» — это не я уже говорю, это Евангелие предписывает: мерить в ту меру, в которую и вам меряют. — Смысл евангельского текста в толковании защитника искажен.

С. 262. Будем смелы ~ будем дерзки даже, мы даже обязаны быть таковыми ~ и не бояться иных слов и идей, подобно московским купчихам, боящимся «металла» и «жупела». — Жупел — библейское слово, означающее горящую серу или смолу. Имеется в виду д. 2, явл. 2 драмы А. Н. Островского «Тяжелые дни» (1863) (см.: Островский А. Н. Собр. соч. СПб., 1874. Т. 3. С. 352—353; это издание имелось в библиотеке Достоевского, см.: Гроссман Л. П. Семинарий... С. 27). Слова защитника о «металле» и «жупеле» — пародия Достоевского на Е. Л. Маркова (1835—1903), либерального писателя и критика, выступавшего против Достоевского и его романа «Братья Карамазовы» в своих критических обозрениях. В одном из них он приветствовал светлые «бюргерские идеалы» и «буржуазность» одного из западных романистов в противоположность мрачному взгляду на мир Достоевского. «Если действительно все, писал Марков,— что не умещается в этой теории отрицания и отчаяния, есть «буржуазность», то мы с гордостью поднимаем знамя подобной «буржуазности». Мы не боимся слов, хотя ими и в наше время, и в литературных сферах, любят стращать наивных, точно мы замоскворецкие купчихи из комедий Островского, которые вздрагивают при одном звуке «жупел» или «металла звон». Право, этот прием несколько напоминает зверообразные маски дикарей, которыми те, за неимением действительных условий силы, стараются, еще без боя, одним впечатлением фантазии, запугивать своих противников. Но эти средства дикаря действуют только на дикарей. Пора бы убедиться в этом» (Марков Е. Критические беседы. «Буржуазные идеалы» // Рус. речь. 1879. № 6. С. 238). Достоевский собирался ответить Маркову так же, как и другим критикам, по окончании «Братьев Карамазовых» (см. письмо Достоевского Е. А. Штакеншнейдер от 15 июня 1879 г.), но, не дожидаясь конца печатания, ответил на его упреки уже в самом романе. Непосредственно о Маркове Достоевский сказал в том же письме к Е. А. Штакеншнейдер: «...Евг. Марков есть старое ситцевое платье, уже несколько раз вымытое и давно полинявшее <...> Прибавьте к тому, что Евг. Марков сам в нынешнем году печатает роман с особой претензией опровергнуть пессимистов и отыскать в нашем обществе здоровых людей и здоровое счастье. Ну и пусть его. Уж один замысел показывает дурака. Значит ничего не понимать в нашем обществе, коли так говорить» (XXX, кн.1, 73). Отрицательного мнения об этом критике Достоевский не переменил (см. письмо К. П. Победоносцеву от 13 сентября 1879 г.). Выражение «металл и

377

жупел» московских купчих» Достоевский использовал еще раз в «Дневнике писателя» за 1881 г. (январь, гл. 2. III).

С. 262—263. «Он родил тебя, и ты кровь его, а потому ты и должен любить его» ~ считать отца своего за чужого себе и даже врагом своим. — В связи с делом Кронеберга» и полемикой с защитником Кронеберга B. Д. Спасовичем Достоевский, готовя февральский номер «Дневника писателя» за 1876 г., в записной тетради заметил: ««Я тебя родил».— Ответ Франца Мора. Рассуждение этого развратного человека я считаю правильным. А не знаете, так справьтесь. Шиллер ведь так давно писал, да и драма так давно не дается на сцене» (XXIV, 136). В «Братьях Карамазовых» рассуждение Франца Моора передано Фетюковичу и дано писателем в неодобрительном контексте. Ср.: «Разбойники», д. 1, сц. 1; д. 4, сц. 2 (Шиллер. Драматические соч. в пер. рус. писателей. Т. 3. С. 15, 115—116).

С. 263. «Гони природу в дверь, она влетит в окно...» — Цитата из басни Ж. Лафонтена «Кошка, превращенная в женщину», в вольном переводе H. M. Карамзина, который включил эти два стиха в свой очерк «Чувствительный и холодный. Два характера» (1803):

Мы вечно то, чем нам быть в свете суждено.
Гони природу в дверь: она влетит в окно!

(Карамзин Н. М. Избр. соч.: В 2 т. Т. 1. М:, Л., 1964. С. 741). Защитник здесь именует естественными такие чувства и рассуждения, которые, по мнению автора романа, глубоко порочны и ненормальны.

С. 265. Лучше отпустить десять виновных, чем наказать одного невинного — слышите ли, слышите ли вы этот величавый голос из прошлого столетия нашей славной истории? — Несколько измененные слова Петра I из его Воинского устава (1716) «Краткое изображение процессов или судебных тяжеб», ч. 2, гл. 5, ст. 9: «Но понеже к свидетельствованию явные и довольные требуются доказы, того ради судье надлежит в смертных делах пристойным наказанием его наказать опасаться ... понеже лучше есть 10 винных освободить, нежели одного невинного к смерти приговорить» (см.: Полн. собр. законов Российской империи с 1649 года. СПб., 1830. Т. 5. С. 403). Слова Петра I повторены и в «Своде законов Российской империи...» СПб., 1876. Т. 15, ч. 2: «...лучше освободить от наказания десять виновных, нежели приговорить невинного» (Законы о судопроизводстве по делам о преступлениях и проступках, разд. 3, гл. 3, ст. 346). В одной из статей «Гражданина», редактируемого Достоевским, слова Петра I были приписаны Екатерине II (см.:Гражданин. 1873. № 50. C. 1355, 1356). Ср. слова В. Д. Спасовича в одной из его речей: «Я мог бы заключить мою речь разными пошлостями, вроде той, что лучше оправдать десять виновных, нежели осудить одного невинного. Однако положение мое как защитника графа Моркова вовсе не столь отчаянное, чтобы прибегать к подобным избитым приемам» (Спасович В. Д. Собр.. соч. 2-е изд. СПб., 1913. Т. 5. С. 66).

С. 266. Слабоумный идиот Смердяков, преображенный в какого-то байроновского героя, мстящего обществу за свою незаконнорожденность, — разве это не поэма в байроновском вкусе? — Возможно, в этих словах содержится не только указание на традиционное представление о байроновском герое-мстителе, но и более прямой намек на поэму Байрона «Паризина» (1816). Ее герой, незаконнорожденный Уго, будучи привлечен к суду, не признает себя виновным и истинным виновником своего преступления называет отца, который обесчестил его мать.

С. 267. ...по мере надобности, все по размеру надобности! — Достоевский вкладывает в уста прокурора слова, ранее сказанные им самим об

378

адвокатах (см.: «Дневник писателя» за 1876 г., февраль, гл. 2, VI): «Мне всё представляется какая-то юная школа изворотливости ума и засушения сердца, школа извращения всякого здорового чувства по мере надобности, школа всевозможных посягновений, бесстрашных и безнаказанных, постоянная и неустанная, по мере спроса и требования, и возведенная в какой-то принцип, а с нашей непривычки и в какую-то доблесть, которой все аплодируют». Достоевский писал это в связи с делом С. Л. Кронеберга и защитой В. Д. Спасовича (см.: XXII, 73).

С. 267. ...защитник удостаивает назвать лишь «распятым человеколюбцем»... — То есть рассматривает Христа как человека и не признает божественной его природы.

С. 267...в противоположность всей православной России, взывающей к нему: «Ты бо еси бог наш!»... — Слова многих молитв, обращенных к Христу.

С. 270. ...ведь оправдали же у нас великим постом актрису, которая законной жене своего любовника горло перерезала. — Имеется в виду дело А. В. Каировой. Достоевский дал подробный анализ этого процесса в майском номере «Дневника писателя» за 1876 г. (гл. I). Речь защитника Каировой, адвоката Е. И. Утина, вызвала ряд неодобрительных замечаний будущего автора «Братьев Карамазовых»: соглашаясь с оправдательным решением присяжных, Достоевский упрекнул адвоката за намерение снять с подсудимой всякую вину и «почти похвалить преступление» (XXIII, 8).

С. 272. — Двадцать лет рудников понюхает. — Митя Карамазов в романе осужден на двадцать лет каторжной работы. По предположению Б. Г. Реизова, Достоевский избрал этот срок потому, что к двадцати годам был приговорен прототип Мити, прапорщик Ильинский, как и Митя осужденный по ложному обвинению в отцеубийстве. Достоевскому запомнился этот срок, и он не стал наводить дополнительных справок. На самом деле Митя, который обвинялся в убийстве отца и был признан виновным по всем пунктам, должен быть приговорен по действовавшим в то время законам Российской империи к пожизненной каторге. Каторга на срок была бы лишь в том случае, если бы выяснились по ходу дела и были учтены судом смягчающие обстоятельства. Закон 1845 г. о наказаниях отцеубийц гласит: «За умышленное убийство отца или матери виновные подвергаются лишению всех прав состояния и ссылке в каторжную работу в рудники без срока. По прибытии их в место каторжной работы они ни в коем случае и ни по каким причинам не переводятся в отряд исправляющихся, увольняются от работы не иначе, как за совершенною к оным от дряхлости неспособностью, и даже тогда не освобождаются от содержания в остроге» (Реизов Б. Г. К истории замысла «Братьев Карамазовых». С. 135).

С. 281. Не всем бремена тяжкие, для иных они невозможны... — Ср. слова Христа о книжниках и фарисеях: «...связывают бремена тяжелые и неудобоносимые и возлагают на плеча людям...» (Евангелие от Матфея, гл. 23, ст. 4; от Луки, гл. II, ст. 46).

С. 282. ...в тот край, к последним могиканам.— «Последний из могикан» (1826) — роман американского писателя Ф. Купера (1789 1851) В библиотеке Достоевского было собрание сочинений Купера на французском языке (см.: Гроссман Л. П. Семинарий... С. 32).

С. 285. Всех их собралось человек двенадцать... — Намек на двенадцать апостолов.

С. 286. ...я желал бы умереть за всё человечество, а что до позора, то всё равно: да погибнут наши имена. — Коля цитирует слова французского политического деятеля, известного оратора, жирондиста Верньо

379

1753—1793), произнесенные им на одном из заседаний Конвента (1792): «Пусть погибнут наши имена, лишь бы общее дело было спасено!» Эти же слова сочувственно повторяет И. С. Тургенев в очерке «По поводу «Отцов и детей»«(1869) из цикла «Литературные и житейские воспоминания» (см.: Тургенев И. С. Полн. собр. соч. и писем: В 30 т. Соч. М. 1983. Т. 11. С. 93).

С. 287. ...у камня похороню... — См. выше, примеч. к с. 58—59

С. 289. После Апостола он вдруг шепнул стоявшему подле его Алеше, что Апостола не так прочитали... — Апостол (греч. apuotolou — посланец) — здесь: название одной из книг Нового завета, включающей Деяния апостолов, апостольские Послания и Откровение Иоанна.

С. 289. Херувимская — название одного из церковных песнопений.

С. 292. Голубчики мои... — Голубь в христианской символике означал не только духа святого, но и апостола.

С. 294. ...неужели и взаправду религия говорит, что мы все встанем из мертвых, и оживем, и увидим опять друг друга... — Ср.: одиннадцатый и двенадцатый догматы Символа веры: «Чаю воскресения мертвых. И жизни будущего века». Ср. также письмо Н. П. Петерсону от 24 марта 1878 г.: «я и Соловьев (имеется в виду Вл. С. Соловьев.— В. В.), по крайней мере,— пишет здесь Достоевский,— верим в воскресение реальное, буквальное, личное, и в то, что оно сбудется на земле» (XXX, кн. 1 14—15).

 

Воспроизводится по изданию: Ф. М. Достоевский. Собрание сочинений в 15 томах. т. 10. Л., «Наука», Ленинградское отделение, 1991.

© Электронная публикация — РВБ, 2002—2017.
РВБ

Загрузка...