РВБ: О. Мандельштам. Версия 1.2 от 26 января 2010 г.

283.
«Коминтерн» ЗИФовской периодики: этнография, колониальный быт.

1/ «КВЖД» — Очерк А. Г. Венедиктова1 /"30 Дней», N 8, стр. 13/.

Эти последствия, конечно, откроют глаза китайскому населению. Они заставят подумать, куда его ведет Гоминдан, и понять, — кто его друг, кто враг. Уже промелькнули сведения о протестах китайских купцов и других слоев НАСЕЛЕНИЯ.

«НАСЕЛЕНИЕ СССР не питает никаких враждебных чувств к китайскому населению. Оно готово всегда быть в дружбе с КИТАЙСКИМ НАРОДОМ.»


1 Чл‹ен› правления ЗИФа. (Примеч. авторов).

603

2/ «ВОКРУГ СВЕТА» — Очерк о «Боях сверчков».

Китай всегда удивлял европейцев своими обычаями, в которых так тесно переплетаются древняя утонченная культура с чисто азиатским варварством. В этом отношении китайцы до сих пор представляют этнографическую загадку. В характере их наблюдаются непонятные противоречия. Незлобивые и наивные, как дети, в обыденной жизни, они, как чиновники и правители, отличаются исключительной жестокостью. Человеческая жизнь не имеет никакой цены.»

3/ «СЛЕДОПЫТ» — «Негр Западной Африки» /Галерея колониальных народов, N 8, стр.638/.

Раньше Западная Африка являлась областью интенсивной работорговли, «в настоящее время основными продуктами вывоза являются какао...»

Далее идет рассказ об архитектуре и ремеслах. О колониальной политике англичан только одна фраза, что князьки — марионетки в руках англичан.

Основной признак негриллей — отсутствие жировых отложений на ягодицах, зато в другом N у бушменов «женщины накапливают запас жира в ягодицах, которые достигают у них необыкновенно сильного развития, что является требованием бушменской красоты» /«СЛЕДОПЫТ», N 5, стр.395/. Туземные народности благодаря колониальному режиму вымирают, но каков этот режим, неизвестно.

4/ Научно-фантастический роман Бурова — «Остров Гориллоидов». Из номера в N ведется рассказ о кознях буржуазии: скрещивают обезьяну с ...негром для организации жестокой армии, которая победит пролетариат /стр.372, N 5/.

6/ Рассказ Галины Серебряковой, построенный по схеме «Соленого Озера» Бенуа и трактующий об ужасах китайского многоженств‹а› /несчастья красивой русской девушки, вышедшей замуж за китайского генерала, да еще, кстати, шпиона/.

7/ «СЛЕДОПЫТ» — Страшная месть индийского заклинателя змей, подсунувшего своих кобр английскому администратору — месть за убийство сына, обвиненного /несправедливо/ в принадлежности к революционной организации и т.д... и т.д...

Гражданская война

1/ Корнет Рябоконь, предводитель пяти тысяч вояк, сияя погонами, подкатил к станичному исполкому... и лишь двум писарям сохранил жизнь густой подоконный бурьян.

2/ «Красные бойцы жаждали зрелищ»...

Заставили играть оспенного больного: «Представляйте завтра. Стомились ждавши»...

604

3/ «Итак, я не расстрелян бело-зелеными, не ослеплен злодейской болезнью, не растерзан волками, слегка рябоват, зато мой пятый Октябрь закалил меня на всю жизнь, и теперь, когда колется какая-нибудь неприятность, я говорю себе: Пустяки! То ли было!»

4/ Города после бурь гражданской войны уже начинали жить потихонечку, а мы еще воевали...

/Мой «Октябрь» — Бакланов, «Вокруг Света», N 20/.

«Осада Маяка». Ветов. «Следопыт», N 8.

«Настоящий рассказ является результатом поездки на Мангишлак, совершенный автором летом 1928 г. по заданию редакции «ВС‹ЕМИРНОГО› СЛЕД‹ОПЫТА›.

«На окраинах власть часто переходила из рук в руки».

«Там, где новая власть еще не успевала окрепнуть, обыкновенно появлялись банды, образовавшиеся из людей, жадных до наживы. Люди эти не признавали никакой власти и открыто начинали грабить и разорять села и целые города...»

«В степях появились разбойничьи банды киргизских всадников»...

«Запуганное население жило тайной надеждой на скорое избавление от лишений»...

Содержание рассказа: слепая девушка — дочь смотрителя маяка — зажигает огонь на маяке и дает красным возможность высадить десант. В награду комиссар флота направляет ее в Москву на лечение, она прозревает и ...выходит замуж за ...окулиста.

АПОФЕОЗ.

— Скажите, — спросил я капитана, — кто эта красивая, молодая женщина в скромном белом платье. Вон та с биноклем, что держит за руку бойкого мальчугана в шапочке с надписью «Марат»?

— Лидия Николаевна Карина — исключительная личность.

В ногу со временем.
Политические высказывания
зифовской периодики.

1. Победный марш социализма. /«30 Дней», N 5, 1929 г./

Ленинская партия дала лозунг догнать и перегнать капиталистические страны. Какая дерзость /в чем перегнать — в эксплуатации/.

2. Дробность сельского хозяйства — не только мелкобуржуазная опасность для социализма, она же помешает материальному прогрессу сельского хозяйства, в ней источник наших хлебных затруднений.

/Если вся беда в дробности, — вернуть помещиков и учредить майорат/.

3. «Нет ничего кроме /«30 Дней», N 5/ — бюро жалоб при РКИ». «Ни одной надписи “Без доклада не входить”». У дверей не дежурят церберообразные сторожа, натасканные на зловещем обращении с

605

посетителями. Стены не отгорожены от мира дубовыми баррикадами. Не нужно рекомендательных записок и доказательства кровного родства с двоюродной бабушкой руководителя учреждения.

4. Абсолютно аполитичные очерки чисто эстетическим любованием хозяйственными достижениями /Катаев, «30 Дней», N 8/.

«Прямо не коровник, а танцевальный павильон»... И над каждой коровой — элегантная «визитная карточка» с именем и точным обозначением количества потребной для нее пищи. Но глаза у «Пеструшки» такие божественные — выпуклые, такие розовые губы, такая гибкая шея, такие женственные формы, что поневоле хочется прочесть не «Пеструшка 18, 10 отрубей», а по крайней мере «Эрнестина Витольдовна 3, 6 порций фисташкового мороженого».

5. Реклама ТАССа, «30 Дней», N 11.

«Современность + быстрый темп работы, обилие незаурядных людей + новейшая техника + хорошо развитое чувство товарищества политическая выдержка + умение легко работать = ТАСС и РОСТА» /«30 Дней», N 11/.

Да здравствует непрерывка!

Ужасы воскресенья /Глазом обывателя/.

«Никто не входит в магазины, никто не обменивает зарплату на предметы широкого потребления. На Кузнецком муж и жена начинают ссориться. Он вспоминает десятилетние обиды, она вчерашний день. Этот вечер для всех тянется тягостно, в лучшем случае бесцельно»...

В каждом номере «30 Дней» своя изюминка, скандальчик, щекочущий нервы обывателю. «Разоблачение» Муссолини, заключившего договор с Папой. В юности Муссолини был антиклерикалом. В 1909 году он написал антиклерикальный роман. И вот в 1929 году на страницах советского журнала появляется 6 портретов знаменитого фашиста и под соусом «разоблачения» преподносится отрывок из бульварного романа Муссолини; Сороковые года семнадцатого века; Развратный кардинал; Хищная куртизанка — Клавдия.

«Долго сдерживаемое недовольство народа прорвалось наружу. Руководимая несколькими представителями высшей знати толпа направилась к кардинальскому дворцу»...

Кардинал любит Клавдию, Папа запрещает ему жениться. Наемные убийцы, пиры; отравленная Клавдия умирает, а внизу скромная подпись редакции:

«Вот, как относился Бенито Муссолини к духовенству 20 лет назад».

Отрывок романа Сергеева-Ценского о Лермонтове. «Скандальное» приключение. Лермонтов обманом забирается ночью к замужней

606

женщине; вторая сторожит его на улице, третья влюбленная плачет в соседней комнате. Вульгаризация биографий знаменитых людей, заменяющая у нас бульварные романы. Отрывок выбран «пикантный» и со смаком преподносится советскому читателю: таким мол бывал Лермонтов в обществе женщин и близко знакомых ему людей, — как поясняет крохотное вступление редакции.

В. Катаев рассказывает о волнениях неопытного драматурга, первая пьеса которого принята к постановке в замечательный театр, где все изысканно-вежливы, называют друга по имени-отчеству, где фабрикуется «слава».

Обыватель жадно заглядывает за кулисы — какие здесь все почтенные: «Тишина. В стаканах красный чай. Из мягких кресел при появлении автора поднимаются корректные интеллигентные люди «в черных костюмах и накрахмаленных сорочках»...

Никак не поймешь по очерку Катаева: где происходит действие — в Москве или оно взято напрокат из жизни начинающего парижского драматурга в трактовке ‹пропуск› романиста. Мелькнуло лишь одно советское словечко «Главрепетком», а редакция в своей приписке услужливо сообщает, что «театр стал ‹массовым агитатором и пропагандистом, рупором куль›1турной революции»... /«30 Дней», N 9/.

В изображении «светской жизни» от Катаева и Сергеева-Ценского не отстает и Галина Серебрякова. Ее специальность — французская революция.

Тереза Кабаррю — буржуазка, Тереза — маркиза.

Тереза — заигрывает с революцией, Тереза — в тюрьме.

«Влюбленный Гальен и галантный Баррас приветствовали бывшую маркизу Фонтено у ворот тюрьмы».

Тереза Кабаррю — мадам Тальен — блещет туалетом во время директории, лично знакома и даже покровительствует Наполеону.

Меняются обличия и моды и вместе с ними наряды Терезы Кабаррю, подробно и любовно описанные Серебряковой. Романы и замужество Терезы Кабаррю — этапы ее жизни. «Эти этапы точно отражали кривую подъема и в особенности нисхождения великой революции. Тереза Кабаррю ухитрилась прожить свою жизнь в замечательном соответствии с политической модой».

Учитесь советские женщины:

Таковы образцы «галантной литературы» «30 Дней», которые прячутся за дымовой завесой рекламных псевдо-политических очерков и статей редких гастролеров. В «Следопыте» и «Вокруг Света»


1 Слова, заключенные в угловые скобки, в машинописи пропущены. Восстановлены по тексту журнала.

607

отсутствует даже дымовая завеса. Советский приключенческий журнал должен был бы, казалось, работать на подлинном материале. Не приключение должно быть в нем целью, а именно тот материал, на котором развивается действие. Зифовская же периодика продолжает работать по образцу старых «Миров приключений» — бульварная научная фантастика, Конан Дойль, бесчисленные Атлантиды, варварская этнография — и все это приправленное красным соусом. Все эти журналы — образцы красной халтуры, самого вредного вида литературы. ЗИФ угощает юношеского читателя легким приключенческим чтивом, абсолютно оставляя в стороне все его подлинные интересы, игнорируя его жажду знаний.

Ручные львицы и заклинатели змей, мозг умершего, беседующий с ученым в дебрях Африки, отрубленные у трупа, но оживленные но‹г›и, заменяющие автомобиль, ублюдки обезьяны и негра, составляющие грозную армию, роман англичанина в глубинах океана с дочерью Атлантиды — вот образцы беллетристической продукции зифовских журналов. [1] Чл‹ен› правл‹ения› ЗИФа. (Примеч. авторов)

 

 

Воспроизводится по изданию: О.Э. Мандельштам. Собрание сочинений в 4 т. М.: Арт-Бизнес-Центр, 1993. Т. 2
© Электронная публикация — РВБ, 2010—2018.
РВБ

Загрузка...