ПОЭТ И ГОРОД

Об увековечении памяти поэта Осипа Мандельштама в Москве.

 

“И ты, Москва, сестра моя, легка…»

 

Не будучи записным урбанистом, Осип Мандельштам был убежденным горожанином и поэтом именно города: в городской культуре и в городских ритмах он черпал темы и образы своих стихов, а иногда и их метрику (знаменитая воронежская одышка в стихах о водокачке). Ни местечковой, ни сельской жизни (кроме дачно-курортной) он не знал, не любил и не искал.

Он родился на самом западе империи - в Варшаве и, за свою не слишком долгую, но бродячую жизнь, окончившуюся на самом ее востоке, перебывал во многих европейских и российских городах - как в столичных (Петербург с Москвою, Париж, Берн с Женевой, Берлин, Рим с Венецией, Киев с Харьковом, Тифлис, Ереван), так и в провинциальных - разного калибра и пошиба (Павловск, Рига, Реймс, Монтре, Гейдельберг, Кельн, Франкфурт, Александрова Слобода, Феодосия, Батум, Ростов, Баку, Царское Село, Ялта, Сухум, Чердынь, Воронеж, Тамбов, Задонск, Савелово, Тверь-Калинин). Владивостока же, близ которого он умер, а точнее погиб, поэт не увидел: город закрывали сопки, и «судьбы развязка» наступила в лицезреньи бесцветья лагерных бараков, зелени сопок и, на вершок, синевы Японского моря. 

Но только два города в этот перечне по праву «претендуют» на ключевую роль – Петербург-Ленинград и Москва. В Петербург семья переехала в 1897 году, когда маленькому Иосифу шел 7-ой год. Здесь он рос, мужал и формировался как поэт. «А над Невой — посольства полумира, Адмиралтейство, солнце, тишина! И государства жесткая порфира, Как власяница грубая, бедна» («Петербургские строфы», 1913).

О, как любил и как знал он свой великолепный город! Не счесть адресов, смененных здесь его непоседливыми родителями (да и им самим в 20-е годы) – за два с лишним пунктирных десятилетия, проведенных «на якоре» в этом каменно-водяном царстве! Он воспринимал его не как сумму обособленных архитектурных ансамблей, но как урбанистическую целокупность, он чувствовал его как единый природный организм. Поэтому в «кровавом воскресенье», например, он увидел еще и сугубо планировочную и истинно «петербургскую» трагедию, которая - «…могла развернуться только в Петербурге, – его план, расположение его улиц, дух его архитектуры оставили неизгладимый след на природе исторического события. Центростремительная тяга этого дня, правильное движение по радиусам, от окраины к центру, так сказать, вся динамика девятого января обусловлена архитектурно-историческим смыслом Петербурга. Архитектурная идея Петербурга неизбежно приводит к представлению мощного центрального единства. Всеми своими улицами, облупленными, желтыми и зелено-серыми, Петербург естественно течет в мощный гранитный водоем Дворцовой площади, к красной подкове зданий, рассеченной надвое глубокой меднобитной аркой с взвившейся на дыбы ристалищной четверней. Люди шли на Дворцовую площадь, как идут каменщики, чтобы положить последний кирпич, венчающий их революционное строение» («Кровавая мистерия 9-го января», 1922).

Свой «Камень» в булыжное основание революции – немного самоубийственно, но чрезвычайно торжественно - положил и Мандельштам. Но и при другом социальном строе, переименовавшем его град Петра в город Ленина, отношение к самому городу, хотя и наполнилось до краев соприродными времени страхами и трагизмом («Петербург! У меня еще есть адреса, По которым найду мертвецов голоса…»  - «Ленинград», 1930), но не утратило ни силы своей привязанности, ни ауры и флера влюбленности («Я вернулся в мой город, знакомый до слез, До прожилок, до детских припухлых желез…» – «Ленинград», 1930). Поэт и сам вопрошает – отчего же так? «Так отчего ж до сих пор этот город довлеет Мыслям и чувствам моим по старинному праву?..». И отвечает себе: «…Он от пожаров еще и морозов наглее — Самолюбивый, проклятый, пустой, моложавый!..» («С миром державным…», 1931).

Точно так же, начиная с 1916 года, когда Мандельштам, влюбленный в Цветаеву, получил от нее «в подарок» еще и любимый ею город, его собственное творчество прикипело к Москве. С перерывами и наездами, он прожил в ней около восьми лет, или пятую часть отпущенной жизни. Именно здесь были написаны «Московские тетради» и многие, так хорошо нам теперь известные, стихи.

И снова – фантастическое ощущение города как единого целого: «Когда в теплой ночи замирает Лихорадочный форум Москвы…». Но если к Петербургу у него скорее сыновнее отношение, то к Москве – иное, братское: «И ты, Москва, сестра моя легка, Когда встречаешь в самолете брата До первого трамвайного звонка, – Нежнее моря, путаней салата Из дерева, стекла и молока»…

 

В Москве осталось немало мест, связанных с жизнью и творчеством Мандельштама: «Дом Герцена» на Тверском бульваре, писательское общежитие, – здесь поэт жил дважды – в начале 1920-х и в начале 1930-х гг., Старосадский переулок, где Осип Эмильевич жил у своего брата Александра, Нащокинский переулок, в котором стоял кооперативный писательский дом – здесь  Мандельштам купил квартиру, свое единственное за всю жизнь собственное жилье: всего через несколько месяцев после переезда - в мае 1934 года - именно в ней он и был арестован.

В 1991 году – в год столетия Осипа Мандельштама – мемориальные доски в его честь были сооружены в Москве, Петербурге и Воронеже, позднее они появились в Париже, Гейдельберге, Чердыни и Савелове. Мемориальная доска Осипу Мандельштаму в Москве (на Тверском бульваре, 25) работы скульптора Дмитрия Шаховского – одна из лучших в городе. 1 октября 1998 года по инициативе Мандельштамовского общества и Русского Пен-центра во Владивостоке был установлен памятник О.Э. Мандельштаму работы скульптора В. Ненаживина.

16 июля 2000 года Мандельштамовское общество обратилось в Московскую городскую Думу с предложением поставить великому поэту памятник в Москве.

24 октября 2000 года Комиссия по монументальному искусству при Московской городской Думе одобрила идею сооружения памятника поэту и внесла предложение в Перечень предложений о возведении произведений монументально-декоративного искусства городского значения, который был утвержден постановлением Московской городской Думы  27 июня 2001 года.

 

«Номинально» – место никак не было закреплено. В постановлении записаны три возможных варианта: двор снесенного дома в Нащокинском; стена дома, где остался след; усадьба Трубецких (сад им. Мандельштама).

 

Номинально тогда было даже закреплено предложенное мной место для памятника – к тому же весьма необычное: торец дома в Нащокинском переулке, рядом с которым стоял дом, в котором около полугода успел прожить Мандельштам – пока его не увели на Лубянку 13 мая 1934 года. Тот дом   (писательский кооператив) снесли, но след его крыши сохранился на этом торце – и вот там, в вышине, на стыке стены и неба можно было бы установить необычный памятный знак. 16 января 2001 года, назавтра после 110-летней годовщины со дня рождения поэта, в Московской городской Думе состоялся круглый стол  на тему «И ты, Москва, сестра моя, легка…»: поэт и город», посвященный проблеме увековечения памяти Мандельштама в Москве.

Но идея памятника, прозвучав, уже не умирала ни на день. Один из скульпторов, участвующих в нынешнем конкурсе, сделал, наверное, три или четыре различных проекта воздушного памятника в Нащокинском. Поэт на эго эскизах или парил, словно лист, над московскими дворами в медном московском небе или спускался вниз по умозрительной лестнице своего подъезда, не достающей несколько метров до земли и ведущей в гулаговскую пустоту. Но в такую же пустоту уткнулся на самом деле и сам памятник: инициатива любящих и понимающих ценителей и даже твердая поддержка московских парламентариев в наши дни ничто без денег, без серьезной спонсорской поддержки. И Мандельштамовское общество, и Московская городская дума долго искали такого мецената, но прошло еще пять бурных лет, покуда такой партнер – Фонд поддержки общественных инициатив «Ответственность» – нашелся. 

21 ноября 2005 года была создана Инициативная группа по увековечению памяти Мандельштама в Москве (в группу, которую возглавил Олег Чухонцев, вошли также мандельштамоведы Леонид Видгоф, Павел Нерлер и Юрий Фрейдин, депутат Мосдумы и поэт Евгений Бунимович, поэт и журналист Ольга Кучкина, архитектор Владимир Резвин и вице-президент Фонда «Ответственность» Сергей Толстиков, а также сотрудник Мосдумы Нина Городскова в качестве ее координатора). Общее настроение собравшихся выразил поэт Олег Чухонцев: «Есть стихи, их всегда немного, без которых нельзя жить. Не будь стихов Мандельштама – мы, наша история, мир были бы другими».

Когда группа впервые собралась, оказалось, что и бюрократическая часть пути была пройдена еще не вся, – предстояло еще немало «интегральных ходов, именуемых хлопотами», для того, чтобы – в соответствии с законом города Москвы о возведении произведений монументально-декоративного искусства городского значения – собрать необходимые справки, заключения и согласования, определиться с местонахождением будущего памятника и запустить механизм появления памятника в Москве. Последний заключался в объявлении закрытого конкурса среди нескольких отобранных скульпторов, определения лучшего проекта и его реализации – с последующем дарением памятника городу.

Несколько аутентичных мест, в том числе и в Нащокинском, отпали одно за другим из-за принятых ранее муниципальными властями совершенно иных решений. Поиск, однако, увенчался успехом: небольшой скверик недалеко от перекрестка улицы Забелина и Старосадского переулка, визави окон комнаты Александра Эмильевича, среднего брата поэта, где Мандельштам жил в начале 1930-х гг., и станет тем местом, где со временем поставят памятник. 15 ноября 2006 года оно было закреплено постановлением Мосдумы за № 329, согласованным с Комиссией по монументальному искусству и с Москомархитектуры (подтверждено, что участок между домом 5 по ул. Забелина и домом 10 по Старосадскому пер. свободен).

Но каким будет этот памятник? И кто же тот скульптор, которому мы доверим всю нашу благодарную память об Осипе Эмильевиче?

До того, как ответы на эти вопросы будут получены, осталось не так уж много времени.

Собственно, конкурс уже начался, он проводится с 10 октября 2006 года по 10 января 2007 года. Среди участников шесть известных скульпторов – Леонид Баранов, Андрей Красулин, Дмитрий Тугаринов, Лазарь Гадаев, Александр Тарасенко и Дмитрий Шаховской. В жюри – авторитетные скульпторы, архитекторы и искусствоведы: Иван Казанский (председатель), Евгений Асс, Игорь Воскресенский, Ольга Костина, Лев Матюшин, Игорь Светлов, Михаил Сидур, Григорий Ревзин и Андрей Таранов.

Выставка конкурсных работ – ядро «Мандельштамовских дней в Москве» 2007 года – пройдет с 15 по 25 января в Московском доме скульптора (по адресу: 1-й Спасоналивковский пер., 4, с 12.00. до19.00.). Открытие приурочено к 15 января – дню рождения Осипа Мандельштама. 17 января 2007 года состоится брифинг в Московской Думе, а 25 января жюри объявляет победителя конкурса, после чего состоится заключительная пресс-конференция.

 

Павел Нерлер, председатель Мандельштамовского общества

 

P.S.

Памятник Мандельштаму в Москве будет сооружаться как на спонсорские, так и на народные деньги. Желающие помочь этому проекту могут использовать для своих благотворительных взносов следующие банковские реквизиты:

 

Для рублевых переводов:

Получатель: Фонд поддержки общественных инициатив «Ответственность»

ИНН/КПП 7724546823/772401001

Расчетный счет № 40703810600001000045 в

АКБ «СЛАВЯНСКИЙ БАНК» (ЗАО) г. Москва

Корр. счет № 30101810000000000829

БИК 044525829

 

Для валютных переводов:

Получатель: Фонд поддержки общественных инициатив «Ответственность»

ИНН/КПП 7724546823/772401001

АКБ «Славянский банк» (ЗАО) г. Москва

к/с 30101810000000000829

БИК 044525829

Текущий счет 40703840900001000045

Транзитный валютный счет 40703840200002000045

 

Инициативная группа хотела бы выразить свою благодарность тем, кто поддержит памятник, – для этого при переводе средств укажите, пожалуйста, свой адрес. Или свяжитесь с инициативной группой по электронной почте: o.mandelstam@mail.ru

P.P.S. В связи с выставкой проектов памятника О.Э.Мандельштаму в Москве Мандельштамовское общество объявляет в январе 2007 года внеочередные Мандельштамовские дни в Москве. Вместе с Российским Государственным Гуманитарным университетом, Музеем истории кино, Государственным литературным музеем, клубом «Билингва» и группой музыкантов во главе с А.Любимовым подготавливаются различные вечера и заседания посвященные жизни и судьбе великого поэта. Программа и календарь этих мероприятий будет опубликован несколько позже.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ:

Представляем скульпторов – участников конкурса на лучший проект памятника поэту Осипу Мандельштаму в Москве:

Баранов Леонид Михайлович – работы в Третьяковской галерее, в частных коллекциях, в театре на Таганке, памятник Достоевскому в Баден-Бадене, Петру I в Нидерландах.

Гадаев Лазарь Тазеевич – горельефный портрет Михоэлса на Малой Бронной, памятник писателю Богомолову на Ваганьковском кладбище.

Красулин Андрей Николаевич – панно в Доме музыки, оформление фасада строящегося театра Петра Фоменко.

Тарасенко Александр Васильевич – памятник Щепкину на Пушечной улице, памятник Эдуарду Стрельцову на стадионе «Локомотив».

Тугаринов Дмитрий Никитович – памятник Суворову в Швейцарии, скульптурная композиция «Константин и Елена» в храме Христа Спасителя.

Шаховской Дмитрий Михайлович – мемориальная доска Осипу Мандельштаму на Тверском бульваре, работы в музейных и частных коллекциях, лауреат Государственной премии России (1994 г.).

Представляем состав жюри конкурса конкурса:

1. Председатель жюри Казанский Иван Павлович – скульптор, член-корреспондент Академии Художеств РФ, председатель Объединения московских скульпторов и Секции скульптуры Московского союза художников;

2. Зам. председатель жюри Воскресенский Игорь Николаевич – главный художник Москвы.

3. Асс Евгений Викторович – архитектор, директор архитектурного бюро «Архитекторы АСК», профессор МАРХИ, лауреат премии «Золотое сечение – 1999», член конкурсной Коллегии Москвы;

4. Костина Ольга Владимировна – кандидат искусствоведения, старший научный сотрудник отдела Русского изобразительного искусства и архитектуры 18–21 веков Государственного института искусствознания, главный редактор журнала «Русское искусство»;

5. Матюшин Лев Николаевич – скульптор, Заслуженный художник Российской Федерации;

6. Светлов Игорь Евгеньевич – Заведующий кафедрой искусствоведения Московского государственного академического художественного института им. В.И. Сурикова, член Ассоциации искусствоведов;

7. Сидур Михаил Вадимович – искусствовед, директор Московского Государственного музея Вадима Сидура;

8. Ревзин Григорий Исаакович – архитектурный критик;

9. Таранов Андрей Иванович – Заслуженный архитектор РФ, Вице-президент Союза московских архитекторов, член конкурсной Коллегии Москвы.

Загрузка...