| Главная страница | Содержание |   Philologica   | Рубрики | Авторы | Personalia |
  Philologica 1 (1994)  
   
english
 
 
 

А. А. ДОБРИЦЫН

«НАШЕДШИЙ ПОДКОВУ»:
АНТИЧНОСТЬ В ПОЭЗИИ МАНДЕЛЬШТАМА
(дополнение к комментарию)

 
 
 


Полный текст (HTML) Полный текст (PDF)

 

Резюме

Время и слово — осевые категории в поэтическом миросозерцании Мандельштама. Пытаясь уразуметь суть исторических катаклизмов, поэт обращался к культурному наследию античности; тому, кто воспринял античную традицию под влиянием Вяч. Иванова, было естественно увидеть в смене эпох смерть старого («христианско-эллинского») и рождение нового эона.

Мандельштам сравнивал поэзию с плугом, «взрывающим время так, что глубинные слои времени, его чернозем, оказываются сверху». Отношение поэта к слову реализуется в этимологической игре, в результате которой выявляется, «оказывается сверху» внутренняя форма слова, извлекаются на поверхность «глубинные слои» языка. Если этимология и параномасия призваны раскрыть «внутреннюю форму» слова-имени, то цитаты и реминисценции из текстов двухтысячелетней давности должны оживить «внутреннюю форму» окаменлых тропов и восстановить их символический смысл. Цитация расширяет семантическое пространство мандельштамовских стихов, поскольку связывает их с семантикой материнского текста и с семантикой культурного слоя, частью которого является этот текст.

Статья представляет собой комментарий к стихотворению «Нашедший подкову» (1923). Одним из источников мандельштамовской образности является фрагмент Гераклита B 52: «Век (вечность) <aion> — это царство ребенка, играющего в кости (бабки, шашки)». Ср. в «Нашедшем подкову»: Дети играют в бабки позвонками умерших животных. // Хрупкое летоисчисление нашей эры подходит к концу — и в более завуалированной форме в стихотворениях «Век» (1922), «Как растет хлебов опара...» (1922), в «Грифельной оде» (1923), а также в одном из «Восьмистиший» («В игольчатых чумных бокалах...», 1933). Возможно также, что в строке А в Угличе играют дети в бабки («На розвальнях, уложенных соломой...», 1916) гераклитовская космическая игра случая соотнесена с одной из узловых случайностей русской истории — загадочной смертью царевича Димитрия.

Aion — термин, употребленный Гераклитом, имел первоначально значение ‘жизненной силы’ и ‘спинного мозга’ как средоточия жизни, затем у трагиков получил значение ‘век, отрезок человеческой жизни’ и у философов — ‘вечность как противоположность времени’. Это проливает новый свет на мандельштамовские метафоры: позвоночник века, хрупкое летоисчисление нашей эры (то есть «годы-позвонки») и др. Термин aion (эон) широко использовался в позднеантичной и раннехристианской философии, в особенности у гностиков. При этом, имея оттенок завершенности и цикличности, эон персонифицировался как конь, бегущий по кругу на ристалище. Возникает предположение, что в «Нашедшем подкову» нужно видеть скрытую отсылку к древнему символу века-коня. Этот век-конь пробегает поэтический космос, что создает полную иллюзию античного универсума: Хрусталь, в котором движутся колеса и шарахаются лошади, // Влажный чернозем Нееры, каждую ночь распаханный заново.

Так Мандельштаму видится настоящее, а когда он обращает взгляд в прошлое, к «детству» ушедшей эпохи, оно предстает как «золотой век», существующий «вне времени»: Эра звенела, как шар золотой, // Полая, литая, никем не поддерживаемая. Цепочка символов [шар золотойдароносица, как солнце золотоеБог (метонимически) — Слово (Логос)] связывает эллинизм с христианством. Утопическому христианско-эллинскому прошлому противопоставлено трагическое настоящее: загнанный павший конь со сломанным позвоночником. На смену приходит неотвратимое будущее, новорожденный век-ребенок. В сущности, Мандельштам дает собственную интерпретацию фрагмента B 52: век-ребенок (то есть новая эра) играет с позвонками умершего эона.

Как-то Мандельштам «сказал Харджиеву, что считает себя последним христианско-эллинским поэтом в России. Это слово „последний“ — единственное его высказывание, в котором чувствуется страх конца культуры» (Н. Я. Мандельштам). Может быть, это было единственное открытое высказывание, но были и другие, скрытые; одним из самых впечатляющих стало стихотворение «Нашедший подкову».

 


Полный текст (HTML) Полный текст (PDF)

Philologica

 
english
 
 
 
|| Главная страница || Содержание | Рубрики | Авторы | Personalia || Книги || О редакторах | Отзывы | Новости ||
Оформление © студия Zina deZign 2000 © Philologica Publications 1994-2017
Загрузка...