| Главная страница | Содержание |   Philologica   | Рубрики | Авторы | Personalia |
  Philologica 1 (1994)  
   
english
 
 
 

ПРОТОКОЛ ЗАСЕДАНИЯ МОСКОВСКОГО ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО КРУЖКА
26 февраля 1923 г.

Подготовка текста, публикация и примечания М. И. Шапира

 
 
 


Полный текст (HTML) Полный текст (PDF)

 

Резюме

Московский лингвистический кружок (МЛК) был едва ли не самым значительным объединением русских филологов — и по созвездию выдающихся талантов, и по влиянию (часто опосредованному и косвенному) на развитие филологической мысли, и по не востребованному до сих пор научному потенциалу. Вклад кружка в лингвистику и поэтику ХХ в., не только отечественную, но и мировую, не сравним с каким бы то ни было другим. Но отсутствие своих печатных органов и издательской базы, недостаток авангардной броскости в организации научного быта, а также глубокие внутренние противоречия привели к тому, что символом русского «формализма» стал всемирно известный Опояз, тогда как основная работа по созданию новой филологии велась в недрах МЛК. Протокол обсуждения доклада М. М. Кенигсберга «Опыт анализа понятия „стих“» дает живое представление об атмосфере интеллектуальной полемики, в которой обсуждались факты и отливались теории, определившие судьбу науки почти на столетие вперед.

В своем докладе Кенигсберг попытался провести качественную границу между стихом и прозой. «Стих есть эстетическая форма языка, и притом форма композиционная, надграмматическая. Отсюда явствует, что он может разрушать синтагматическую, морфематическую и лексемную структуру языка. Специфическим его признаком является стиховое единство, графически выражаемое отдельной строкой, а акустически — интонационными явлениями конца стиха». Роль главного оппонента сыграл Б. И. Ярхо. По его мнению, между стихом и прозой нет качественных отличий — есть только количественные; «резкой границы между стихом и не-стихом провести нельзя, как нельзя провести такой границы между животным и растением. Необходимо считаться с гибридными формами». Для Ярхо enjambement’ы — это исключения, а не правило. С точки зрения А. И. Ромма и В. И. Нейштадта, апелляция к графике недостаточна для объективного разграничения стиха и прозы, поскольку само деление на строки носит субъективный характер: во многих случаях возникает возможность различного дробления одного и того же стихотворения. С большим сочувствием принял положения доклада Г. О. Винокур. Однако, по его мнению, «надо подробнее разработать» учение о поэтической графике, «чтобы не получалось, что все разбитое на строчки — стихи» (по остроумному замечанию Ромма, «прейскурант тоже разбит на строчки»).

В заключительном слове Кенигсберг не признал существования «гибридных явлений» и в принципе отверг «естественно-научный подход к языку вообще и к стиху в частности», «ибо язык есть историческое явление, толкуемое не материально, а по отношению к его смыслу». При наличии ритмической и метрической неоднозначности выбор одной из теоретических возможностей зависит от исторического контекста.

 


Полный текст (HTML) Полный текст (PDF)

Philologica

 
english
 
 
 
|| Главная страница || Содержание | Рубрики | Авторы | Personalia || Книги || О редакторах | Отзывы | Новости ||
Оформление © студия Zina deZign 2000 © Philologica Publications 1994-2017
Загрузка...
Все скайп смайлы тут | как купить питание нутрилон недорого стоимость