| Главная страница | Содержание |   Philologica   | Рубрики | Авторы | Personalia |
  Philologica 2 (1995)  
   
english
 
 
 

Александр ПЯТИГОРСКИЙ

КРАТКИЕ ЗАМЕТКИ О ФИЛОСОФСКОМ
В ЕГО ОТНОШЕНИИ К ФИЛОЛОГИЧЕСКОМУ

 
 
 


Полный текст (HTML) Полный текст (PDF)

Резюме

1. Если философия первой половины века в основном была (и во многом остается пока) лингвистической, то философия второй половины века становится (и еще долго будет) по существу филологической. Для «лингвистического философа» (и он об этом знает) язык определен и конечен; в каждой данной ситуации исследования он реально познан (или познаваем), описан (или описуем) и внутренне (в пределах его структуры и системы его описания) детерминирован. Для «филологического философа» (хотя сам он об этом часто не знает) текст всегда неопределен, описуем только частично, внутренне недетерминирован и бесконечно — даже на данный момент — истолковываем и переистолковываем.

«Филологический философ» обычно ставит себя в конце истории или немного после. «Лингвистический философ» обычно выносит себя как философа за пределы исторического, оставаясь при этом для себя вполне «историческим» человеком (он не может отрицать историю, потому что ею не занимается). Но есть и другое важное отличие. Язык не способен сказать философу больше, чем в нем самом (то есть в его описании) содержится. Тексту же ничего и говорить не надо: за него будет говорить «филологический философ», равно как и за картину, скульптуру или что угодно другое.

2. Филологическую предпосылку: «текст — это всё» — «филологический философ» абсолютизирует: «всё — это текст». Тем самым он фактически деисторизирует текст, одновременно историзируя себя, даже (и особенно) когда ставит себя «после истории».

Но «чистая» филология, еще верившая, что имеет дело лишь с текстами, да и то далеко не со всеми, не заметила, как начала, во-первых, превращать все тексты в «свои», а во-вторых, создавать такие тексты, которые интенционально являлись сразу и результатами, и объектами филологической деятельности. Вследствие этой «универсалистской» тенденции филологический текст постепенно стал «дублировать» текст изучаемый. Литературоведческое исследование романа реконструирует мышление и знание автора и его персонажей, оно вторично воссоздает их из текста, становясь своего рода «романом романа».

3. Филология как универсальная наука о тексте противостоит роману как «универсальному тексту» и — одновременно — философии как мышлению об универсальном объекте (таким универсальным объектом является само мышление, которое может быть направлено на любой объект). Философия мыслит о мышлении как о не-тексте; даже если последнее текстуально, ее объект — не-текстовое в тексте.

4. У филологии свой предмет — это конкретные тексты. У «филологической философии» свой предмет — это мир как текст (или что угодно как текст). У философии своего предмета нет, поскольку ее объект — мышление — может своим объектом иметь все что угодно.

 


Полный текст (HTML) Полный текст (PDF)

Philologica

 
english
 
 
 
|| Главная страница || Содержание | Рубрики | Авторы | Personalia || Книги || О редакторах | Отзывы | Новости ||
Оформление © студия Zina deZign 2000 © Philologica Publications 1994-2017
Загрузка...