| Главная страница | Содержание |   Philologica   | Рубрики | Авторы | Personalia |
  Philologica 3 (1996)  
   
english
 
 
 

М. А. ЦЯВЛОВСКИЙ

КОММЕНТАРИИ
[к балладе А. Пушкина «Тень Баркова»]

Публикация Е. С. Шальмана
Подготовка текста и примечания И. А. Пильщикова

 
 
 


Полный текст (HTML) Полный текст (PDF)

 

Резюме

Роль выдающегося русского филолога Мстислава Александровича Цявловского (14. VI 1883 — 11. XI 1947) в изучении лицейского творчества Пушкина должна быть признана исключительной. Вместе с Т. Г. Зенгер-Цявловской он был редактором первого тома «большого» академического издания (1937). Цявловский подготовил историко-литературный комментарий к пушкинским стихотворениям 1813—1817 гг. , который по прошествии полувека «составил основу» первого тома нового академического собрания; в аппарат этого издания вошел и труд Цявловского об источниках текста лицейских стихотворений.

Особую проблему при подготовке корпуса ранних пушкинских текстов представляла порнографическая баллада «Тень Баркова». П. Е. Щеголев писал (1928): «Отсутствие в печати полного текста баллады затрудняет работу исследователей, и надо пожелать, чтобы текст был опубликован хотя бы на правах рукописи, хотя бы в самом ограниченном числе экземпляров». Цявловский занялся реконструкцией стихотворения и закончил свой труд в 1931 г. В списке неизданных работ ученого числится «„Тень Баркова“ Пушкина. Особое приложение к т. I Академического издания Пушкина (<...> не для продажи) <...> Было набрано, сверстано, но издание не состоялось».

Издательство Академии наук, куда была сдана рукопись книги, планировало завершить набор к 1. II 1937 (тираж — 200 экземпляров). «Тень Баркова» готовилась в обстановке строгой секретности: она печаталась в типографии НКВД, где работали всего два наборщика (глухонемые муж и жена). Исследованию Цявловского довелось пережить самые невероятные испытания. В типографии возник пожар, и обширный комментарий к балладе, казалось, был утерян безвозвратно. Но в 1939 или 1940 г. верстка неожиданно «всплыла» в московском букинистическом магазине, а в 1943 г., благодаря чистой случайности, к Цявловскому вернулась часть его наборной рукописи. Эти документы сохранялись в доме до смерти Т. Г. Цявловской (30. V 1978), а затем были переданы в Рукописный отдел Пушкинского дома. Дальнейшая судьба этого фундаментального труда также не была благоприятной; с неточностями, способными ввести в заблуждение, до сих пор были изданы лишь разрозненные его фрагменты. Между тем, недоступность исследования мешает обсуждению поставленных в нем вопросов, вместе с тем поощряя профессионально несостоятельные спекуляции.

Обратимся теперь к основным проблемам, поднятым и блестяще разрешенным Цявловским. Перед ученым стояли сложные задачи, и в первую очередь обоснование атрибуции «Тени Баркова». На основе шести списков, имевшихся в его распоряжении и воспроизведенных в комментарии, а также отрывков, напечатанных в 1863 г. Гаевским, Цявловский контаминировал полный текст произведения. Проанализировав «историю „Тени Баркова“ в пушкиноведении», он выяснил, что П. А. Ефремов, с легкой руки которого баллада в течение полувека считалась апокрифической, на деле не привел никаких серьезных «доказательств против авторства Пушкина», и мы, таким образом, «ничего не можем противопоставить» тем свидетельствам лицеистов (соучеников поэта), опираясь на которые, Гаевский приписывал «Тень Баркова» Пушкину. Далее, Цявловский составил почти исчерпывающий список «лексических и фразеологических совпадений <...> баллады с ранне-лицейскими произведениями Пушкина»; наличие большого числа параллелей является убедительным аргументом в пользу принадлежности баллады Пушкину. Исследователь обратился к проблеме пушкинского сквернословия и продемонстрировал, что в основе шокирующей стилистики баллады лежит «нарочитое <...> „нагнетание“» нецензурных вульгаризмов, «вообще довольно обычных как в произведениях поэта, так и в его письмах».

В комментарии сделаны первые серьезные шаги к установлению литературного контекста «Тени Баркова». Подчеркнув значимость лицейской «пародиомании» для раннего творчества Пушкина, Цявловский обосновал остававшееся «голословным» утверждение Гаевского о том, что «Тень Баркова» представляет собой пародию на балладу Жуковского «Громобой», и указал на другие важные источники пушкинского стихотворения (в частности, на «Певца во стане Русских воинов» Жуковского и на перепевы этого стихотворения в батюшковском «Певце в Беседе Славяно-Россов»). Наконец, Цявловский показал, что «учителями Пушкина <...> в пародийной перелицовке серьезных произведений» были Скаррон и Пирон, а также их русские последователи В. Майков и Барков. Результаты работы Цявловского дали ему полное право расценить балладу юного Пушкина как «вещь большого мастерства» — «непревзойденное» «произведение в барковском стиле».

 


Полный текст (HTML) Полный текст (PDF)

Philologica

 
english
 
 
 
|| Главная страница || Содержание | Рубрики | Авторы | Personalia || Книги || О редакторах | Отзывы | Новости ||
Оформление © студия Zina deZign 2000 © Philologica Publications 1994-2017
Загрузка...