| Главная страница | Содержание |   Philologica   | Рубрики | Авторы | Personalia |
  Philologica 6 (1999/2000)  
   
english
 
 
 

Дмитрий ЗУБАРЕВ

«8 × 8», или «ЧЕРНЫШЕВСКИЙ И ШАХМАТЫ»
(Из комментариев к набоковскому «Дару». 1—2)

 
 
 



 

Резюме

В заметке комментируются четыре фрагмента из третьей главы романа. В них рассказывается, как молодой русский писатель Федор Константинович Годунов-Чердынцев, живущий в Берлине, однажды покупает в газетном киоске номер некоего советского «шахматного журнальчика» под названием «8 × 8». Будучи любителем шахматной композиции, он знакомится с содержанием соответствующего раздела «журнальчика» и в целом остается недоволен. Его раздражают «упражнения молодых советских композиторов», хотя он и признает их «добросовестными» (впрочем, в одном из их произведений допущен грубый ляпсус: у черных девять пешек). Несколько композиций Годунов-Чердынцев оценивает исключительно высоко: этюды «старого русского мастера» он называет «гениальными», а задачу «американского мастера» — «очаровательной». Перелистывая «журнальчик», писатель постоянно натыкается на «статейку» «Чернышевский и шахматы», снабженную портретом ее героя. Сначала Годунов-Чердынцев воспринял «статейку» как курьез, не заслуживающий даже беглого ознакомления. Однако, листая «журнальчик» в очередной раз, он «пробежал глазами отрывок из юношеского дневника Чернышевского» и внезапно ощутил острый интерес к личности автора дневника. Номер «журнальчика» стал теперь восприниматься как «сентиментальная драгоценность», давшая толчок к работе над будущим жизнеописанием Чернышевского.

При чтении приведенных фрагментов возникают пять вопросов.

1) Первый (и самый главный): существовал ли в действительности советский шахматный журнал, поместивший на своих страницах статью о Чернышевском и шахматах, и если да, то насколько точно она описывается в романе?

2) Как зовут «старого русского мастера» и почему Набоков, обычно столь скупой на похвалы современникам (а точнее, его alter ego в романе), удостаивает произведения этого мастера столь необычного эпитета «гениальные»?

3) Кто эти «молодые советские композиторы» и что в их композициях так раздражает героя?

4) Кто имеется в виду под «американским мастером» и какой его задачей наслаждается герой?

5) Появлялись ли в печати шахматные композиции, где у одной из сторон «девять пешек», и если да, то в чем их смысл или бессмыслица?

Пока удалось ответить только на два первых вопроса.

В журнале «64: Шахматы и шашки в рабочем клубе» (1928, № 13/14, 2—3) обнаружилась «статейка» А. А. Новикова, в точности описанная в романе. Помимо переклички между романным и реальным названием шахматного журнала («64» = «8 × 8»), значимость найденного источника подтверждают:

  • заголовки статей (ср. : «Чернышевский и шахматы» — «Шахматы в жизни и творчестве Чернышевского»);
  • идентичность их содержания (основное место занимают цитаты из только что опубликованного «юношеского дневника Чернышевского»);
  • идентичность типографского оформления этих статей (верстка «в два столбца»);
  • совпадающая иллюстрация (портрет «жидкобородого старика, исподлобья глядящего через очки»).

Таким образом, обнаружен текст, давший герою романа импульс к созданию «Жизни Чернышевского», которая составила знаменитую четвертую главу «Дара». А поскольку именно с нее началась работа самого Набокова над романом, то, прибегнув к близкой писателю энтомологической метафоре, можно предположить такой «метаморфоз»: найдено яйцо, из которого вылупилась гусеница («Жизнь Чернышевского»), в конце концов превратившаяся в имаго («Дар»).

Несложно оказалось установить и личность «старого русского мастера». Это, бесспорно, А. А. Троицкий (1866—1942), который еще в конце ХIХ в. получил мировую известность как шахматный композитор. Авторитет Троицкого упрочился после выхода в Берлине (где жил тогда Набоков) сборника его задач и этюдов (1924). В том же номере журнала «64», где появилась статья о Чернышевском, на с. 22 опубликован один этюд Троицкого, содержание которого, впрочем, мало соответствует набоковскому описанию. Соображения о том, какой этюд Троицкого имел в виду Набоков, а также ответы на остальные из пяти заданных вопросов мы надеемся изложить в нашей будущей работе.

 



Philologica

 
english
 
 
 
|| Главная страница || Содержание | Рубрики | Авторы | Personalia || Книги || О редакторах | Отзывы | Новости ||
Оформление © студия Zina deZign 2000 © Philologica Publications 1994-2017
Загрузка...