| Главная страница | Содержание |   Philologica   | Рубрики | Авторы | Personalia |
  Philologica 7 (2001/2002)  
   
english
 
 
 

О. Г. ПОСТНОВ

А. С. ПУШКИН И А. С. ГРИН
(на перекрестке одного антропонима)

 
 
 



 

Резюме

Герои Александра Грина точно, порой скрупулезно характеризуются с точки зрения их материального положения. Томас Гарвей, протагонист романа «Бегущая по волнам» (1928), оказывается в Лиссе из-за внезапной болезни. Он посылает письмо «своему поверенному Лерху» с просьбой о деньгах; тот отвечает сотней фунтов, а впоследствии шлет еще тысячу, дав Гарвею повод припомнить величину своего капитала: «около четырех тысяч».

Спрашивается: причем тут Пушкин? Но не будем спешить и обратимся к собственным именам персонажей. В большинстве случаев топонимы и антропонимы у Грина вымышлены, а более реальные имена вызывают в памяти книги из библиотеки приключений: Гарвей — пират у Жюля Верна и шкипер у самого Грина («Пролив бурь», 1909); Сульт — генерал Наполеона, Кук — великий мореплаватель. В этом ономастическом паноптикуме имя Лерха выглядит вполне органично.

Это имя и та же сумма встречаются в письмах Пушкина к Михаилу Иосифовичу Судиенке. В одном из них (от 22 января 1830 г. ) Пушкин просит прощения за не отданный вовремя долг, объясняя задержку нерасторопностью своего поверенного и тем, что он не помнит имени поверенного Судиенки. К 12 февраля 1830 г. долг Пушкиным возвращен, и фамилия поверенного известна: «Les 4000 r. en question vous attendaient tout cachetés depuis le mois de juillet <...> Il y a un mois que Mr Lerch est venu revendiquer la somme et qu’il l’a touchée tout de suite» («Эти 4000 ждали тебя в запечатанном конверте с июля месяца; но я потерял адрес твоего поверенного, а твоего адреса у меня не было. Месяц тому назад г-н Лерх пришел за этими деньгами и немедленно получил их»).

Удивительно не то, что Грин был осведомлен об этих письмах (с 1898 по 1925 г. они издавались несколько раз), что имя Лерха писателю понравилось и что он выстроил в своем романе тайную игру вокруг малозаметного эпизода пушкинской биографии. Удивительнее судьба самого Пушкина, не устающая заботиться о том, чтобы даже самая незначительная его строка, вплоть до суммы долга из деловой бумаги, рано или поздно превратилась в еще один яркий штрих русской изящной словесности.

 



Philologica

 
english
 
 
 
|| Главная страница || Содержание | Рубрики | Авторы | Personalia || Книги || О редакторах | Отзывы | Новости ||
Оформление © студия Zina deZign 2000 © Philologica Publications 1994-2017
Загрузка...