ПЕСНЬ IV
В ПОХВАЛУ НАУК

1 Уже довольно лучший путь не зная,
Страстьми имея ослепленны очи,
Род человеческ из краю до края
Заблуждал жизни в мрак безлунной ночи,
5 И в бездны страшны несмелые ноги
Многих ступили — спаслися немноги,
Коим, простерши счастье сильну руку
И не хотящих от стези опасной
Отторгнув, должну отдалило муку;
10 Но стопы оных не смысл правя ясной —
Его же помочь одна лишь надежна, —
И тем бы гибель была неизбежна,
Но, падеж рода нашего конечный
Предупреждая новым действом власти,
15 Произвел Мудрость царь мира предвечный,
И послал тую к людям, да, их страсти
Обуздав, нравов суровость исправит
И на путь правый их ноги наставит.
О, коль всесильна отца дщерь приятна!
20 В лице умильном красота блистает;
Речь, хотя тиха, честным ушам внятна,
Сердца и нудит и увеселяет;
Ни гневу знает, ни страху причину,
Ищет и любит истину едину,
200
25 Толпу злонравий влеча за собою,
Зрак твой не сильна снесть, ложь убегает,
И добродетель твоею рукою
Славны победы в мал час получает;
Тако внезапным лучом, когда всходит,
30 Солнце и гонит мрак и свет наводит.
К востоку крайны пространны народы,
Ближны некреям, ближны оксидракам,
Кои пьют Ганга и Инда рек воды,
Твоим те первы освещенны зраком,
35 С слонов нисшедше, счастливы приемлют
Тебя и сладость гласа твого внемлют.
Черных потом же ефиоп пределы,
И плодоносный Нил что наводняет,
Царство, богатством славно, славно делы,
40 Пользу законов твоих ощущает,
И людей разум грубый уж не блудит
В грязи, но к небу смелый лет свой нудит.
Познал свою тьму и твою вдруг славу
Вавилон, видев тя, широкостенный;
45 И кои всяку презрели державу,
Твоей склонили выю, усмиренны,
Дикие скифы и фраки суровы,
Дав твоей власти в себе знаки новы.
Трудах по долгих стопы утвердила,
50 Седмью введена друзьями твоими
В греках счастливых, и вдруг взросла сила,
Взросло их имя. Наставленный ими
Народ, владетель мира, дал суд труден:
Тобой иль действом рук был больше чуден.
55 Едва их праздность, невежства мати
И злочинств всяких, от тя отлучила,
Власть уж их тверда не могла стояти,
Презренна варвар от севера сила
Западный прежде, потом же востока
60 Престол низвергла в мгновение ока.
201
Была та гибель нашего причина
Счастья; десница врачей щедра дала
Покров, под коим бежаща богина
Нашла отраду и уж воссияла
65 Европе целой луч нового света;
Врачей не умрет имя в вечны лета.
Мудрость обильна, свиту многолюдну
Уж безопасна из царства в другое
Водя с собою, видели мы чудну
70 Премену: немо суеверство злое
Пало, и знаем служить царю славы
Сердцем смиренным и чистыми нравы.
На судах правда прогнала наветы
Ябеды черной; в войну идем стройны;
75 Храбростью ищем, искусством, советы
Венцы с Победы рук принять достойны;
Медные всходят в руках наших стены,
И огнь различны чувствует премены.
Зевсовы наших не чуднее руки;
80 Пылаем с громом молния жестока,
Трясем, рвем землю, и бурю и звуки
Страшны наводим в мгновение ока.
Ветры, пространных морь воды ужасны
Правим и топчем, дерзки, безопасны.
85 Бездны ужасны вод преплыв, доходим
Мир, отделенный от век бесконечных.
В воздух, в светила, на край неба всходим,
И путь и силу числим скоротечных
Телес, луч солнца делим в цветны части;
90 Чувствует тварь вся силу нашей власти.

ПРИМЕЧАНИЯ

Песнью стихотворец наш называет то, что по-латине греческим словом ода. Приличнее ему показалося употребить своего языка речь, чем чужую, столь наипаче, что в церковных книгах уже греческое ode переведена по-русски песнь.

I. Сей первой песни основание взято из 34 Горациевой в книге I.

Parcus Deorum cultor, et infrequens
Insanientis dum sapientiae
Consultus ergo, nunc retrorsum
Vela dare, atque iterare cursus,
Cogor relictos, etc.

<Пока я заблуждаюсь, проникшись неразумною мудростью, и —редкий и нерадивый почитатель богов. Но теперь я вынужден снова распустить паруса и снова отправиться по уже пройденным мною путям.>

Доказывается в ней бытие божества чрез его твари.

Ст. 8. Света солнце источник. Сродным порядком солнцеисточник света. Солнце одно и неподвижные звезды собственным своим светом светят; прочие светила, каковы суть: Луна, Меркурий, Венус, Юпитер и прочие планеты, от солнца свет получают и к нам чужой свет отсвечивают.

Ст. 9 и 10. Луну, солнца лучи преломляти научив. Луна собою тело грубое и несветлое, светла же нам кажется для того, что лучи солнца, в нее упираясь, к нам, как от зеркала, отсвечивают.

Ст. 11 и 12. Чудны сии телеса. Т. е. месяц, и звезды, и земля.

Ст. 14. Все махины части. Махина есть вещь, из многих частей так составленна, что, как перву пружину или отвес заведешь, собою на время движется; таковы суть, наприклад, часы. Здесь махиною весь мир повсемственный, которого части суть солнце, планеты, звезды и проч. означается.

Ст. 18. Земля катится. Общее теперь искусных астрономов мнение, что не солнце, но земля наша около солнца вертится. Уподобление земли к мячику тем приличнее, что как мячик, когда его

203

покатишь, и к назначенному месту бежит и между тем сам около себя вертится, так и земля, пока большой круг годовой около солнца совершает, и около своего центра между тем в 24 часа вертится. Смотри разговоры Фонтенелевы о множестве миров, вечер 1.

Ст. 20. Тут гора, тамо долина гордится. Земля, сиречь, здесь горою, тамо долиною гордится в убранстве трав и лесов.

Ст. 26. Часть пером легким. Часть летит, как птицы.

Ст. 27. Сечет воды. Плывет, как рыбы.

Ст. 28. Грубейшее племя. Люди, сиречь, скоты, звери и гадины.

Ст. 33. Той, черный облак жарким. Гораций, ода 34, кн. I.

Igni corusco nubila dividens,
Plerumque per purum tonantes
Egit equos, volucremque currum:
Quo bruta tellus, et vaga flumina
Quo Styx, et invisi horrida Taenari
Sedes Atlanteusque finis
Concutitur. Valet ima summis
Mutare, и проч.

<Ибо Юпитер, обычно разверзающий тучи искрометным огнем, погнал громоносных коней и летучую колесницу по чистому небу, и из-за этого недвижимая земля и зыбкие реки, из-за этого Стикс и внушающий ужас вход в незримый Тенар (т. е. в подземное царство), из-за этого пределы Атланта — все сотрясается. Он в силах поменять местами нижнее с верхним и проч.>

Ст. 36. Темного царства. Ада, сиречь.

Ст. 39. Горам коснувся. Царь Давид в псалме говорит: Коснувся горами дымятся.

II. Основание сей песни взято из Евангелия и из Горация. Чудно, сколь меж собою Спаситель и римский стихотворец согласуются в совете о отложении лишних попечений и сколь от того разгласные заключения производят. Смотри в святом Евангелии от Матфея, гл. 6, ст. 28 и от Луки, гл. 12, ст. 27, да Горациеву оду 9 книги I.

Ст. 1. Видишь, Никита. Ода сия писана к князю Никите Юрьевичу Трубецкому, приятелю нашего стихотворца. Гораций свою начинает:

Vides, ut alla stet nive candidum
Soracte.

<Видишь, как высится блестящий от снега Соракт.>

А в Евангелии чтем: Воззрите на птицы небесные и проч.

Ст. 5. Лилию в поле видишь. Лилия, крин сельный. Сия последняя речь была бы лучше, но нужда меры и рифмы понудила употребить слово украинское.

Ст. 6. Царь мудрый Сиона. Сиречь Соломон премудрый.

Ст. 8 по 12. Ты голос закона и проч. Ты, внушая себе голос того закона, который природа самая от век тебе в сердце вложила и слово

204

в плоти (сиречь Спасителя) потом утвердила, к тому одному прилежи, что честно и благо, бегая всякого злого дела.

Ст. 13 по 16. О прочем помысл. О прочем попечение оставь всемогущему богу, который устремляет из облак грозные перуны и который силен обратить в приятное вёдро бурю, дышащую гибель.

Permitte divis caetera: qui simul
Stravere ventos aequore fervido
Deproeliantes; nec cupressi,
Nec veteres agitantur alni.

<Предоставь богам все остальное; они только что усмирили нетры, бушующие на клокочущей поверхности моря, и ни кипарисы, ни старые ольхи не колышутся больше.>

Ст. 17. Что завтра будетискать не крушися.

Quid sit futurum cras quaerere: et
Quem sors dierum cunque dabit, lucro
Apponne.

<Что произойдет завтра — избегай доискиваться, и сколько бы дней судьба ни подарила — считай это своим барышом.>

Ст. 20. Вышне наследство жадая. Ищите царство небесное.

Ст. 21. Властелин мира. Бог, сиречь, нужду твою знает.

III. В сей песни стихотворец описывает злобно-лукавого человека. Сочинена в 1735 году.

Ст. 4. Яд под мягким хлебом. Под лицом и словами приятными таится злоба. Так Виргилий сказал:

Fugite, о pueri, frigidus latet anguis in herba.

<Бегите, отроки, хладная таится в траве змея.>

Ст. 12. Забывать умеет. Службу, сиречь, ему показанную, забывать умеет. Таковы суть люди неблагодарные.

Ст. 21. Ни седина честна, ни святость сана. Т. е. ни старость, ни чин освященной особы.

Ст. 22. Ни слабость пола. Женского, сиречь.

Ст. 27. Божие имя щадит. Счастлив тот, кто ему незнаком: всех хулит и пересужает; и богу одному для того только щадит, что он бога не знает. Подражание с надгробного надписания итальянского стихотворца Аретина:

Qui giace, Aretin Poëta Tosco;
Disse di tutti mal for che di Christo,
Scusandosi con dir nol nosco.

То есть:

Здесь лежит Аретин, тосканский стихотворец,
Который всех злословил, кроме о Христе,
Тем извиняяся, что его не знает.
205

IV. В сей песни стихотворец описует мудрости начало, преуспеяние в разных народах и временах до наших веков, и пользу, которую от нея род человеческ получил. Именем Мудрости разумеет все науки и художества, наипаче же нравоучение, которое прежних мудролюбцев было лучшее, и по достоинству, обучение. Основа сей песни в начале занята из Лукианова разговору, под именем «Беглецы», в котором Аполлон, Юпитер л Любомудрие собеседуют. Выпишу здесь оное место, по которому всей песни разумение будет удобнее:

Любомудрие (говорит Юпитеру). Когда ты усмотрел, что мир исполнен прелестию и неправдою, соболезновал ты об нем и послал ты меня, чтоб отменить в лучшее человеков скотское житие, ибо, если ты не забыл, сказал ты мне: «Видишь, дочь моя любимая, в какое состояние люди пришли чрез их невежество и злобу; сойди к ним, понеже ты одна можешь прогнать их прегрешение и исцелить их».

Юпитер. Помню, что нечто подобное я тебе говорил; да расскажи мне, как они тебя приняли и что потом с тобой сделали.

Любомудрие. С самого начала не хотела пойти прямо к грекам. Пришла я вначале к индийцам, великому народу, который я, с слонов сведши, заставила меня слушать; и весь язык брахманов, смежны некреям и оксидракам, приняли мою науку. Вышедши из Индии, пришла я в Ефиопию и отсюду к египтянам, где я научила их священников и пророков богослужению. Потом я перешла в Вавилон, чтоб наставить халдеев и волхвов; потом в Скифию, откуду возвращался чрез Фракию, свидание имела с Евмельпом и Орфеем и послала их пред собою в Грецию, повелев первому научить греков моим тайнам, а второму наставить их в музыке. Недолго спустя я и сама за ними следовала, но по прибытии моем в Грецию приняли меня ни худо, ни изрядно, однако ж со временем я добыла себе седмь мудрецов.

Ст. 1. Уже довольно лучший путь не зная. Грубый человек, не наставлен к благонравию, не просвещен вышнею мудростию, в темноте блудит, не зная сыскать надежную дорогу, и потому впадает в пропасти и встречает свою гибель.

Ст. 5. В бездны страшны. Страшные бездны суть в течение жития злочинства, в которые впадаем.

Ст. тот же. Несмелые ноги. Одно благорассудство надежно нас ведет в житии, и потому, ему следуя, идем смело; безумный всегда торопок, все ему опасно, всего боится.

Ст. 6 и 7. Спаслися немноги, коим, простерши. Пока бог просветил мудростию род человеческий, заблуждал он в житии, и пали многие в бездны злочинств; немноги спаслися не по своему произволу, но ненарочно: счастье им руку подало и от опасной дороги отвело.

Ст. 9. Должну отдалило муку. Счастье отвело их от злочинств и спасло их должного им наказания. Злочинствам наказание, если и медлит, неотменно следует; по меньшей мере раскаяние бывает неизбежно.

Ст. 21. Честным ушам. Сиречь тем людям, кои беспристрастно, с прилежанием слушают.

Ст. 26. Зрак твой. К Мудрости говорит стихотворец.

206

Ст. 31, 32 и 33. Народы, ближны некреям. Индианцы, сиречь, понеже к краю востока поселены; а в их земле течет река Ганг и Инд. Некреи и оксидраки — народы такожде индийские. Смотри Бодранов «Лексикон географический».

Ст. 36. Твого. Вместо твоего, чрез сокращение.

Ст. 37. Ефиоп. Чрез сокращение, вместо ефиопов, арапов.

Ст. 38 и 39. И плодоносный Нил что наводняет и проч. Сродным порядком слова так бы лежать должны: и царство, богатством славное, славное делами, что (вм. которое) плодоносный Нил наводняет, ощущает пользу твоих законов. О царстве египетском говорит, чрез которое Нил-река к его особливому благополучию течет.

Ст. 42. Но к небу смелый лет свой нудит. К познанию, сиречь, божества ум свой возвышает.

Ст. 47. Дикие скифы. Татаре, сиречь.

Ст. тот же. И фраки суровы. Фракия — великая провинция в Европе, ныне Романия, в которой лежит Константинополь. Древле фраков народы за жесточайших и суровейших почиталися.

Ст. 50. Седмью введена друзьями. Знаменитых седмь греческих мудрецов тем означает. Смотри примеч. под ст. 176-м, car. 1.

Ст. 51. И вдруг взросла сила. Кто греческую историю читал, знает, в какую силу афинейцы и лакедемоны пришли способом наук и художеств. Малые общеправительства с удачею воевали против сильных царей персидских.

Ст. 53. Народ, владетель мира. Римский народ.

Ст. тот же. Дал суд труден. Народ римский так в военных действах и в науках учинился славен, что трудно судить, в котором из двух больше преуспел.

Ст. 58. Презренна варвар от севера сила. По разделении римской империи на восточный и западный престол в обоих с науками так добродетели, как и мужество и сила унывать стали, и напоследок северные народы, каковы вандалы, готфы и французы, опровергнули престол западный, на которого обломках основалася держава папская, германская, французская и иные; а потом турки (народ, которого начало от Каспийского моря пограничных произошло и потому еще северным назвать можно) опрокинули престол восточный наитием Константинополя.

Ст. 61. Была та гибель нашего причина счастья. Взятие Константинополя причиною было, что в XV веке науки в Европе возобновилися, ибо некоторые из греческих ученых людей при таком несчастии, оставя отечество свое, убежали в Италию, где приняты с особливою ласкою и щедротою от Лоренца Медика, названного великим и отцом наук, который тогда был начальнейшим правителем республики флорентийской и которого потомки учинилися великими князьями тосканскими.

Ст. 62. Десница врачей. Рука медиков, вышепомянутого и его наследников. Medicus — латинское слово, по-русски врач, доктор.

Ст. 63. Бежаща богина. Мудрость, сиречь. Под лицом Мудрости ученых греческих людей означает, о которых выше сего говорено. Богина вместо богиня за нужду рифмы.

Ст. 64. И уж воссияла Европе целой. Когда в Италии науки уже завелися, то помалу и в прочих европейских народах — во Францию, Германию, Англию, даже и до северных краев — распространились.

207

Ст. 67. Обильна. Всегда о Мудрости говорит.

Ст. 70. Немо суеверство. Первый плод наук — познание бога и правильное ему почитание. Известно, что до возобновления наук в Европе суеверство чуть было не подавило истинное христианство. Наука, прогнав обман, глаза людям открыла.

Ст. 74. В войну идем стройны. Чрез наставления, от наук получаемые, полки наши искусно строим и против неприятеля ведем изрядным порядком.

Ст. 76. Венцы с Победы рук принять. Одержать над неприятелем победу.

Ст. 77. Медные всходят в руках наших стены. Чрез искусство утверждения крепостей созидаем столь крепкие городы, что можно сказать, что стены их — медные. Часто стихотворцы латинские медными и железными называют стены крепкие.

Ст. 78. И огнь различны чувствует премены. Искусством различно употребляют огонь пороховой против неприятеля, и наступательно и к своей защите.

Ст. 79. Зевсовы наших не чуднее руки. Зевсом греки Юпитера называют, бога, по баснословию язычников, главнейшего, из которого рук молния и перун происходить сказывают.

Ст. 80. Пылаем с громом молния жестока. Тем руки Зевсовы наших не чуднее, что и мы, по изобретении огненного ружья и искусства рукодельных огней, кажемся из наших рук молнии и гром посылать.

Ст. 81. Трясем, рвем землю. Чрез подкопы, в которых уложенный порох землю ужасно подрывает.

Ст. тот же. И бурю и звуки. Таково есть действо пороха, который, из пушек, из бомб и из подкопов выходя, гремит и помрачает свет в глазах наших.

Ст. 83 и 84. Ветры, пространных морь воды и проч. Правим ветры и дерзостно, без всякой опасности топчем (вместо преплываем) ужасные воды пространных морь. Польза, которую нам искусство мореплавания доставило.

Ст. 85 и 86. Бездны ужасны вод преплыв и проч. Преплыв ужасное море океанское, доходим (или находим) Америку, новый мир, от нашего отделенный чрез многие веки; известно, что Христофор Колумбус Америку изобрел в 1492 году.

Ст. 87. В воздух, в светила, на край неба всходим. Помочию физики и астрономии, которые в наших веках в гораздо лучшее совершенство приведены.

Ст. 88. И путь и силу числим скоротечных телес. Числим дорогу и силу взаимную небесных телес, каковы суть планеты, звезды неподвижные и кометы. Новые астрономы в том дивную удачу имели, и наипаче в том преуспел англичанин Ньютон.

Ст. 89. Луч солнца делим в цветны части. Если в темной горнице впустить луч солнца чрез малую скважину на требочное стекло, которое обыкновенно призмою, а у нас райком называют, луч тот, преломяся, разделится на семь других лучей, из которых один фиалковый, другой пурпуровый, третий голубой, четвертый зеленый, пятый желтый, шестой рудо-желтый, седьмой красный. Сие явление первый усмотрел и исследовал вышеупомянутый знаменитый аглинский философ Ньютон.


Кантемир А.Д. Песнь IV. В похвалу наук // А.Д. Кантемир. Собрание стихотворений. Л.: Советский писатель, 1956. С. 200–208. (Библиотека поэта; Большая серия).
© Электронная публикация — РВБ, 2006—2019. Версия 2.0 от от 20 января 2018 г.

Загрузка...
Загрузка...