ОДА
ЕЕ ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ
ВСЕПРЕСВЕТЛЕЙШЕЙ ДЕРЖАВНЕЙШЕЙ ВЕЛИКОЙ
ГОСУДАРЫНЕ ИМПЕРАТРИЦЕ ЕЛИСАВЕТЕ ПЕТРОВНЕ,
САМОДЕРЖИЦЕ ВСЕРОССИЙСКОЙ,
НА ТОРЖЕСТВЕННЫЙ ПРАЗДНИК ТЕЗОИМЕНИТСТВА
ЕЕ ВЕЛИЧЕСТВА СЕНТЯБРЯ 5 ДНЯ 1759 ГОДА
И НА ПРЕСЛАВНЫЕ ЕЕ ПОБЕДЫ, ОДЕРЖАННЫЕ
НАД КОРОЛЕМ ПРУССКИМ НЫНЕШНЕГО 1759 ГОДА,
КОТОРОЮ ПРИНОСИТСЯ ВСЕНИЖАЙШЕЕ
И ВСЕУСЕРДНЕЙШЕЕ ПОЗДРАВЛЕНИЕ
ОТ ВСЕПОДДАННЕЙШЕГО РАБА МИХАИЛА ЛОМОНОСОВА

Щедрот источник, ангел мира,
Богиня радостных сердец,
На коей как заря порфира,
Как солнце тихих дней венец;
О мыслей наших рай прекрасный,
Небес безмрачных образ ясный,
Где видим кроткую весну
В лице, в устах, в очах и нраве!
Возможно ль при твоей державе
10 В Европе страшну зреть войну?

Позволь, мне жар велит сердечный,
Монархиня, в сей светлый день,
Как в имени твоем предвечный
Поставил нам покоя сень,
Безмолвно предвещая царство,
Чтоб миром свергла ты коварство;
Позволь мне духа взор простерть
На брань и сродство милосердо,
Где кротости жилище твердо,
20 Жалка и сопостатов смерть.

О коль мечтания противны
Объемлют совокупно ум!

150

Доброты вижу здесь предивны!
Там пламень, звук, и вопль, и шум!
Здесь полдень милости и лето,
Щедротой общество нагрето;
Там смертну хлябь разинул ад!
Но промысл мрак сей разгоняет
И волны в мыслях укрочает:
30 Отверзся в славе божий град.

Эфир, земля и преисподня
Зиждителя со страхом ждут!
Я вижу отрока господня,
Приемлюща небесный суд.
Всесильный властию своею
Вещает свыше к Моисею:
«Я в ярости ожесточу
Египту сердце вознесенно;
Израиля неодоленно
40 Пресветлой силой ополчу».

Сие ж явил бог в наши лета,
Неистову воздвигнув рать,
Дабы тебе, Елисавета,
Венцы побед преславных дать.
Позволил вознестись гордыне,
Чтоб нашей кроткой героине
Был жребий высша в славе часть;
Чтоб враг делам российским верил
И опытом своим измерил,
50 Каков наш род, мочь, верность, власть.

Парящей слыша шум Орлицы,
Где пышный дух твой, Фридерик?
Прогнанный за свои границы,
Еще ли мнишь, что ты велик?
Еще ль смотря на рок саксонов,
Всеобщим дателем законов
Слывешь в желании своем!
Лишенный собственныя власти,
Еще ль стремишься в буйной страсти
60 Вселенной наложить ярем?

Взирая на пожар Кистрина,
На прочи грады оглянись:

151

Что им не равная судьбина;
Не храбростью своей гордись.
Что земли, где твоя корона,
Не слышат гибельного стона,
Не видят пламенной зари,
Дивятся и в войне покою:
Победоносной над тобою
70 Монархине благодари.

Велика божеством природным,
Восходит выше тишиной;
Чтоб жить союзникам свободным,
Жалея, двигнулась войной;
Узрев растерзанны союзы,
Наверженные скиптрам узы,
Рекла: как злых не укрочу;
Алчбе их света недостанет:
Пускай на гордых гнев мой грянет,
80 Соблещет молния мечу.

От стран, родящих град и снеги,
С Атлантской буря высоты
Стремится чрез бугристы бреги,
Являя страшные следы.
С дубами камни похищает,
И горы двигнув раздирает.
Налегши на морской хребет,
Волнам встречается волнами,
Песок валит со дна с китами;
90 Там в пене стонет новой свет.

Так россов мужество в походы
Течет противников терзать;
И роет чрез поля и воды,
Услышав щедру в гневе мать!
Где ныне королевско слово,
Что страшно воинство готово
На запад путь наш прекратить?
Уже окровавленна Прегла,
Крутясь в твоей земли, пробегла
100 Российску силу возвестить.

Там Мемель в виде Фаэтонта
Стремглав летя, нимф прослезил,

152

В янтарного заливах Понта
Мечтанье в правду претворил.
За Вислой и за Вартой грады
Падения или отрады
От воли росской власти ждут;
И сердце гордого Берлина,
Неистового исполина,
110 Перуны, близ гремя, трясут.

Еще не допустя до року,
С отвагой сопрягшись талан
Гиганту приложили сроку,
Дабы ему умножить ран.
Цорндорфские пески глубоки,
Его и нашей крови токи
Соединясь, кипели в вас!
Нам правда отдает победу;
Но враг такого после вреду
120 Еще дерзает против нас.

Богини нашей важность слова
К бессмертной славе совершить
Стремится сердце Салтыкова,
Дабы коварну мочь сломить.
Ни польские леса глубоки,
Ни горы Шлонские высоки
В защиту не стоят врагам;
Напрасно путь нам возбраняют:
Российски стопы досягают
130 Чрез трупы к франкфуртским стенам.

С трофея на трофей ступая,
Геройство росское спешит.
О муза, к облакам взлетая,
Представь их раздраженный вид!
С железом сердце раскаленным,
С перуном руки устремленным,
С зарницей очи равны зрю!
Противник, следуя борею,
Сказал: я буйностью своею
140 Удар ударом предварю.

Подобно граду он густому
Летяще воинство стеснил,

153

Искал со стороны пролому
И рвался в сердце наших сил.
Но вихря крутость прежестока,
В стремленьи вечного востока,
Коль долго простирает ход?
Обрушась тягостным уроном,
Внезапно с шумом, ревом, стоном
150 Преобратился в сонмы вод.

Бегущих горды пруссов плечи
И обращенные хребты
Подвержены кровавой сечи.
Главы валятся, как листы,
Теперь с готовыми трубами
Перед берлинскими вратами
Победы нашей дайте звук.
Что ваш король, полки, снаряды
Не могут вам подать отрады,
160 Рассыпаны от наших рук.

О честь российского народа,
В дни наши воинов пример,
Что силой первого похода
Двукратно сопостатов стер!
Тебе тот лавры уступает,
Кто прочим храбро исторгает;
Кто вне привыкнул побеждать,
При дверях дом свой защищай
И крайни силы напрягая,
170 Не мог против себя стоять.

Такие у тебя герои,
Монархиня, в златой твой век,
Такие бог полков дал строи,
Как царствовать тебя нарек.
Во всем послал тебе успехи,
И в мире и в войне утехи:
О коль блаженны мы тобой!
Искусства, нивы, торг, науки,
Победоносны слыша звуки,
180 Блажат свой внутренный покой.

Какого светлость зрю собора?
Подвижники меж звезд стоят,

154

Петрова наслаждаясь взора,
Красуйтесь, к сродникам гласят;
Мы стерли мужеством гордыню,
Мы смерть прияли за богиню,
Что мертвым отдает живот,
От казни винных свобождая,
Щедротой бедных воскрешая
190 И дух вливая тем в народ.

Ревнуйте нашему примеру:
Поможет бог, как нам помог;
Ее, Отечество и веру
Представив, презирайте рок.
Не ускорят вам дни спокойны?
Явитесь в брани нас достойны
И детям сей внушите глас.
Герои семени Петрова,
На зависть устремляясь снова,
200 В потомках наших спросят нас.

Воздвигнися в сей день, Россия,
И очи окрест возведи;
К тебе гласят концы земныя:
«Меж нами распри ты суди
Елисаветиной державой:
Ее великолепной славой
Вселенной преисполнен слух.
Мы равно ныне восклицаем,
Желаний жертву воссылаем
210 Как верных ей россиян дух.

Ее неодолимо войско
По правде ходит поборать;
И сердце с кротостью геройско
С пощадой знает побеждать.
Коль тщетно пышное упорство,
Надеясь на свое проворство,
Сбирает беглые полки;
В пределы кроткого зефира
Златого не приемлет мира:
220 Еще кровавой ждет реки».

С верьхов цветущего Парнаса
Смотря на рвение сердец,

155

Мы ждем желаемого гласа:
«Еще победа, н конец,
Конец губительныя брани».
О боже! мира бог, восстани,
Всеобщу к нам любовь пролей,
По имени Петровой дщери
Военны запечатай двери,
230 Питай нас тишиной твоей.

Иль мало смертны мы родились
И должны удвоять свой тлен?
Еще ль мы мало утомились
Житейских тягостью бремен?
Воззри на плач осиротевших,
Воззри на слезы престаревших,
Воззри на кровь рабов твоих.
К тебе, любовь и радость света,
В сей день зовет Елисавета:
240 Низвергни брань с концев земных.

Между 20 августа и 2 сентября 1759

Ломоносов М.В. Ода императрице Елисавете Петровне на торжественный праздник тезоименитства ее величества сентября 5 дня 1759 года и на преславные ее победы, одержанные над королем прусским нынешнего 1759 года // М.В. Ломоносов. Избранные произведения. Л.: Советский писатель, 1986. С. 150—156. (Библиотека поэта; Большая серия).
© Электронная публикация — РВБ, 2004—2019. Версия 2.0 от 1 декабря 2016 г.

Загрузка...
Loading...
Loading...
Loading...