ОДА
ВСЕПРЕСВЕТЛЕЙШЕМУ ДЕРЖАВНЕЙШЕМУ ВЕЛИКОМУ
ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ ПЕТРУ ФЕОДОРОВИЧУ,
САМОДЕРЖЦУ ВСЕРОССИЙСКОМУ, ПРЕСВЕТЛЕЙШЕМУ
ВЛАДЕТЕЛЬНОМУ ГЕРЦОГУ ГОЛСТИНСКОМУ,
ВЫСОКОМУ НАСЛЕДНИКУ НОРВЕЖСКОМУ
И ПРОЧАЯ, И ПРОЧАЯ, И ПРОЧАЯ,
ВСЕМИЛОСТИВЕЙШЕМУ ГОСУДАРЮ,
КОТОРУЮ ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ
НА ВСЕРАДОСТНОЕ ВОСШЕСТВИЕ НА ВСЕРОССИЙСКИЙ
НАСЛЕДНЫЙ ИМПЕРАТОРСКИЙ ПРЕСТОЛ
И КУПНО НА НОВЫЙ 1762 ГОД
В ИЗЪЯВЛЕНИЕ ИСТИННЫЯ РАДОСТИ, УСЕРДИЯ
И БЛАГОГОВЕНИЯ ВСЕНИЖАЙШЕ ПРИНОСИТ
ВСЕПОДДАННЕЙШИЙ РАБ МИХАЙЛО ЛОМОНОСОВ

Сияй, о новый год, прекрасно
Сквозь густоту печальных туч.
Прошло затмение ужасно;
Умножь, умножь отрады луч.

162

Уже плачевная утрата,
Дражайшая сокровищ злата,
Сугубо нам возвращена.
Благополучны мы стократно:
Петра Великого обратно
10 Встречает Росская страна.

Петра воздвиг с Екатериной
И с Павлом, о драгой залог!
Послал нам радость за судьбиной
В щедротах неизмерный бог.
Орел великий обновился,
На высоте своей явился
И над Европою парит.
Россияне руками плещут,
Враги в унынии трепещут,
20 Познав, кто носит скиптр, меч, щит.

Премудрая Елисавета,
На отческий престол восшед,
Движеньем вышнего совета
Блюла Отечество от бед.
Достигнув мужеским геройством,
Отвсюду облекла спокойством
Свое наследство утвердив,
Чтоб был для россов счастья, славы
Без пресечения державы
30 Великий Петр вовеки жив.

Ее советы совершились:
На трон наследный ты вступил,
Монарх; мы ввек ее лишились,
Но ты восходом оживил.
Приемлешь скиптр, она вручает
И, в вечность отходя, вещает:
«Владей, храни, возвысь народ,
Моей опасностью спасенный,
Уверь всех, мной благословенный,
40 Что ты Петров и Аннин плод.

Когда я с нею разлучалась
И в ложеснах ее с тобой,
Коль горестно тогда терзалась,
Отчаянна в судьбине злой.

163

Но больше ощущала радость,
Твою возлюбленную младость
В объятия свои приняв,
И ныне отхожу с покоем:
Отечество тобой, героем,
50 Превыше будет всех держав».

Уже ко предстоящим слезным
От облак обратила вид
И, умилением любезным
Озревшись, к высоте спешит.
Освободясь от части тленной,
Восходит к жизни непременной.
Молчите, горы и леса,
Моря и ветры беспокойны,
Внимайте мне и будьте стройны:
60 Мой ум вперился в небеса.

Отворенный Елисавете
Ее преславных предков храм
Сияет в бесконечном свете,
По звездным распростерт полям.
Среди геройского собора
Лучем божественного взора
Яснейший прочих дух Петров
При входе светозарной двери,
Десницу простирая дщери,
70 К себе в небесный вводит кров.

«Гряди к блаженному покою,
Гряди к нам в вечно торжество,
Гряди и царствуй здесь со мною,
Так хочет вышне божество.
Ты жить с бессмертными достойна;
Россия по тебе спокойна:
Ты возвратила в ней урон,
Ты кровь мою возобновила,
В наследстве внука утвердила;
80 Тобою он восшел на трон.

Великодушия, щедроты
И мужества дала пример,
Чтоб руку он к своим для льготы
И меч против врагов простер.

164

Тобой цветет мой град любезный,
Петрополь славный и полезный,
Но будет выше древних див.
Пределы ты распространила,
Его благословенна сила
90 Поставит, вечно утвердив.

За истинную добродетель
Земля тебе давала плод;
Всегда преклонен был содетель,
В довольстве множил твой народ.
Наследник, тою же стезею
Ступая ревностью своею,
Преклонит вышнее добро.
Была, как ты, натура щедра,
Открыла гор с богатством недра;
100 Ему сторично даст сребро.

Ты награждала всем науки,
И он щедротой оживит,
Искусством обученны руки
Снабдит, умножит, просветит.
Он постыдит, как ты, злодеев.
Оставлен посреде трофеев,
До облак оны вознесет;
И на пространной света части
Конец своей положит власти,
110 Где знак стоит твоих побед.

Но больше чту сию заслугу,
Что ты, усердствуя к нему,
Достойную дала супругу,
Любезну Отчеству всему.
Уже из общей их любови
Цветет от нашей отрасль крови,
Дражайший Павел, правнук мой.
Продлит господь его потомки,
Дела их возвеличит громки,
120 Прославит брани и покой».

Богиня новыми лучами
Красуется окружена
И звезды видит под ногами,
Светлее оных, как луна.

165

Уже торжественные лики,
И радостных героев клики,
И бренным нестерпимый свет
Всю силу ока притупляют,
Вниманье слуха заглушают:
130 Видения закрылся след.

Оставив высоту прекрасну,
Я небо вижу на земли:
Народов ревность всех согласну,
Как в веки все светила шли.
От юга, запада, востока
Полями, славою широка,
Россия кажет верной дух.
И, как Елисавете твердо,
Петру вдает себя усердо,
140 Едва лишь где достигнул слух.

Хребты полей прекрасных, тучных,
Где Волга, Дон и Днепр текут,
Дел послухи Петровых звучных
С весельем поминая труд,
Тебе обильны движут воды,
Тебе, монарх, плодят народы,
Несут довольство всех потреб,
Что воздух и вода рождает,
Что мягкая земля питает
150 И жизни главну крепость хлеб.

Там мерзлыми шумит крилами
Отец густых снегов борей
И отворяет ход меж льдами
Дать воле путь в восток твоей,
Чтоб Хины, Инды и Яппоны
Подверглись под твои законы.
Тебе от верной глубины
Руками плещут воды белы,
Ликуют Западны пределы,
160 Предвидя счастие войны.

Европа, ныне восхищенна,
Внимая смотрит на Восток
И ожидает изумленна,
Какой определит ей рок:

166

То видит зрак твой пред полками,
Подобный Марсу меж врагами,
То представляет общей пир,
Отрады ради утомленных,
Избавы ради разоренных,
170 Тобою обновленный мир.

Когда по глубине неверной
К неведомым брегам пловец
Спешит по дальности безмерной,
И не является конец,
Прилежно смотрит птиц полеты,
В воде и в воздухе приметы,
И как уж томную главу
На брег желанный полагает,
В слезах от радости лобзает
180 Песок и мягкую траву.

Германия сему подобно
По собственной крови плывет,
Во время смутно, неспособно
Конца своих не видит бед;
На Фарос сил твоих взирает,
К тебе дорогу направляет
Тебе себя в покров отдать;
В согласии желает стройном
В твоем пристанище спокойном
190 Оливны ветьви целовать.

Тогда по славнейших победах,
Как общий ускоришь покой,
Пребудешь знатнейший в соседах,
Прехвален миром и войной.
Тогда в трудах, тебе любезных,
Российским областям полезных,
Всё время будешь провождать;
И каждой день златого веку,
Коль долго можно человеку,
200 Благодеяньями венчать.

Когда пучину не смущает
Стремление насильных бурь,
В зерцале жидком представляет
Небесной ясности лазурь

167

И солнце с высоты дивится,
Что само толь глубоко зрится.
Так ты, о наших дней венец,
Во внутренних грудях сияешь
И светлый лик изображаешь
210 В спокойной радости сердец.

Великолепно облекися,
Российский радостный Сион,
Главой до облак вознесися:
Сампсон, Давид и Соломон
В Петре тобою обладают
И Голиафов презирают.
Сильнее тигров он и львов,
Геройска бодрость в нем избранна:
Иссохнет на земли попранна
220 Свирепость змиевых голов.

Голстиния, возвеселися,
Что от тебя цветет наш крин.
Ты к морю в празднестве стремися,
Цветущий славою Цвейтин.
Хотя не силен ты водою,
Но радостью сравнись с Невою,
До Зунда шум твой распростри.
Соединенные Российским
Поставь по берегам Балтийским
230 Желаний верных олтари.

Спеши, спеши, весна златая,
Умножь отраду теплотой
И, новы веки начиная,
Стихии здравием напой;
Вели благоухать зефиру;
С Петром поля одень в порфиру
И всем приятностям твоим
Подобную Екатерину,
Надежды нашея причину,
240 Снабди, снабди Плодом драгим.

Небес и всех веков зиждитель,
Источник всякого добра,

168

Царей и царств земных правитель,
Ты оправдал владеть Петра
Подсолнечной великой частью;
Утешь его народы властью,
Преславный век ему подай,
Супруге, ветви вожделенной,
И больше, как во всей вселенной,
250 В Петрове доме обитай.

Между 25 и 28 декабря 1761

Ломоносов М.В. Ода императору Петру Феодоровичу на восшествие на престол и купно на новый 1762 год // М.В. Ломоносов. Избранные произведения. Л.: Советский писатель, 1986. С. 162—169. (Библиотека поэта; Большая серия).
© Электронная публикация — РВБ, 2004—2019. Версия 2.0 от 1 декабря 2016 г.

Загрузка...
Продукция jung.