Пожалуйста, прочтите это сообщение.

Обнаружен блокировщик рекламы, препятствующий полной загрузке страницы. 

Реклама — наш единственный источник дохода. Без нее поддержка и развитие сайта невозможны. 

Пожалуйста, добавьте rvb.ru в белый список / список исключений вашего блокировщика рекламы или отключите его. 

 

×


ВЕНЧАННАЯ НАДЕЖДА РОССИЙСКИЯ ИМПЕРИИ
В ВЫСОКИЙ ПРАЗДНИК КОРОНОВАНИЯ ВСЕПРЕСВЕТЛЕЙШИЯ
ДЕРЖАВНЕЙШИЯ ВЕЛИКИЯ ГОСУДАРЫНИ ЕЛИСАВЕТЫ ПЕТРОВНЫ,
ИМПЕРАТРИЦЫ И САМОДЕРЖИЦЫ ВСЕРОССИЙСКИЯ,
ПРИ ПУБЛИЧНОМ СОБРАНИИ САНКТПЕТЕРБУРГСКОЙ
ИМПЕРАТОРСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ВСЕРАДОСТНО
И ВСЕПОДДАННЕЙШЕ В САНКТПЕТЕРБУРГЕ АПРЕЛЯ 29 ДНЯ
1742 ГОДА
СТИХАМИ ПРЕДСТАВЛЕННАЯ ОТ ГОТЛОБА ФРИДРИХА ВИЛЬГЕЛЬМА
ЮНКЕРА, ЕЕ ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА
НАДВОРНОГО КАМЕРНОГО СОВЕТНИКА,
ИНТЕНДАНТА СОЛЯНЫХ ДЕЛ И ЧЛЕНА АКАДЕМИИ НАУК.
С НЕМЕЦКИХ РОССИЙСКИМИ СТИХАМИ ПЕРЕВЕЛ
МИХАЙЛО ЛОМОНОСОВ, АКАДЕМИИ НАУК АДЪЮНКТ

Россия, что тебя за весел дух живит?
Как можешь рада быть? Европа вся скорбит;
Тебе грозит раздор, лукавство сети ставит,
Продерзкий полк землей и морем бег свой правит,
Что мыслью в твой предел уже давно вступил,
Пограбил все места, твое добро сглотил.
Орлы, как вы еще веселой глас послали?
Подкрались тигры к вам, внезапно львы напали.

Но радость истинна; уже признал весь свет,
10 Как ты на трон Петров взошла, Елисавет,
Чрез сильной дух его в противных страх вложити;
Он будет свой трофей, твой щит наследство крыти.
Вступила вольной ты в стезю его ногой,
Где рок его вспятил, тут путь начался твой.
Ты будешь так, как он, любовь во всей вселенной,
Князей пример, покров земли, тебе врученной.

Велико дело в сем равно душе твоей:
Как он отец наш был, ты мать России всей.
Когда Олимп давал таких монархов славных?
20 Весь свет, что чтит его, ему не узрит равных.
Сквозь все препятства он главу свою вознес,
Монарх здесь, там отец, хвалой к верьху небес.
Пристойны скажет кто к правленью стран науки,
Где не был дух его и храбры купно руки?

Надежда стран его венчанна днесь в тебе,
Понеже всякой чин пособы ждет себе.
Ты, ты, монархиня, на пользу всё исправишь,
Неполной труд его со всем скончишь, прославишь.

423

Ты скиптр рукой берешь, коварна злость дрожит,
30 Хоть тяжко злато в нем, любовь тебя крепит.
Счастлива будешь тем, земель императрица,
Печаль прогонишь всю, сердец людских царица.

Как ясной солнца луч в немрачной утра час,
Так твой приятной взор отрадой светит в нас.
В тебе с величеством сияет к нам приятство,
С небес влиянной дар доброт твоих изрядство,
К почтенью нас ведет прекрасной зрак лица.
В тебе дивимся мы премудрости творца,
В талантах что твоих венца достойных зрится,
40 Чрез кои мы давно желали ввек плениться.

Твоя высока мысль цесарску кровь значит,
Что ты Геройска дщерь, твой бодрой дух гласит,
И склонность верности чинить всегда награду,
Невинных брать под кров и бедным дать отраду.
Коль сильных сих доброт в тебе велика власть?
Хвалы достойна мысль, и славой полна страсть,
Живот души твоей, что тщится толь ревниво
Прилично трону жить, являть породы диво.

Тебя к сему избрать творец изволил сам
50 И древо дней твоих растить в цветах к плодам.
Являешь склонность к нам, что прежде ты таила,
Котору с бодростью стараньем ты открыла.
Твоя десница что на пользу нам чинит,
То правит зрел совет, и добр успех скорит.
Пресильной разум твой поспешно всё пронзает,
Намеренье твое с желаньем всех кончает.

Мы можем наш талан уже вперед прозрить:
Духовной будет чин ученьем нас крепить
И чисту жизнь блюсти, с словами оных сходну,
60 С наукой кроткой нрав и с тем премудрость сродну,
И мирно в бозе жить и ревность в том казать,
Чтоб бедным помощь дать, страстей набег попрать.
Они покажут всем промеж собой согласно,
Что то сама любовь, что зрим во оных ясно.

Тобою будет сей почтенье чин иметь,
Чего достоин он, всегда то будет зреть,

424

Чтобы простой народ пороков впредь чужался
И свято в мире жить по их словам старался.
Священство в ревности пред божий станет трон,
70 Имея чисту мысль, хранив его закон,
И дух его готов небесну власть склонити,
Его чтоб сердце взять и мир благословити.

Твой веры полной ум умножит счастье в нас,
Понеже правда, свет с тобой на всякой час,
Что ты чрез твой совет в един союз приводишь,
Чрез умно следство все препятства превосходишь,
Ты держишь зависть злу и ненависть в браздах
И правду с разумом всегда в твоих очах,
И верность истинну, и вольну мысль в совете,
80 Источник толь богат к делам преславным в свете!

Хотя велика толь монаршска власть твоя,
Но видим, правишь как самую ты себя.
Ты мысль твою тогда на инной путь склоняешь,
Когда других совет правдиве быть познаешь.
Тебе сия хвала пребудет ввек красой,
Возвысишь твой народ на счастья верьх с собой,
Не зная, что цари с князями мимо ходят,
Когда те ложну власть как сон на мысль наводят.

Тебе единой дан высокой верьх хвалы,
90 Твоими должно звать потом других труды;
Что острой разум твой в вещах отмену знает,
Известное чинит, не то, что только чает.
За ясной солнца свет луны не чтишь лучей;
Князей искусство всё: совет, разбор вещей,
Различных склонностей в слугах и всей державе
Для счастья их земель и к большей трона славе.

Коль здраво мыслишь ты, толь скоро всё кончишь.
В чем здесь совет даешь, то делом там велишь
С пристойной бодростью, во всех делах свободно,
100 Что царску кажет кровь, монархам что природно.
Ты зришь всегда умом, что долга мысль в делах
Даст часто хуждший плод, неж жар в крытых сердцах,
И чрез един момент, излишно что пробавлен,
Разумной замысл прочь бывает так отставлен.

425

Твоя страна и так большая света часть,
Разумна храбрость где над злобой держит власть.
И звук ее хвалы, взбуждать что должен к чести,
Как терн в чужих ногах и ось в очах у лести.
И зависть метит в нас, где нельзя силой взять,
110 Тут ложной дружбой ков желает нас прельщать.
Державнейша! твоих советов он не знает,
Коль скоро разум твой такую сеть терзает.

Нынь зависть, как змия, ведет лукавой взгляд
И ядом полну мысль на ону ночь назад,
Когда российский род под игом в тьме держался
И злого Батия кумиру ниц склонялся.
Та мыслит паки впредь тому же быть у нас,
Однако всё сие лишь снится ей на час.
Не будет с нами так в бою опять глумиться,
120 Чтобы противу ста и тысяче склониться.

Нет, о монархиня, в том разум твой во всем.
Блещи Петровым вверьх чрез равну мочь мечем,
Что дерзка гордость вновь себя казнить взбудила;
Он вышел сам наруж, лишь та себя явила.
Постигни сих врагов, победу с ними всю,
Принуди к миру их чрез краткую войну,
Неблагодарность что воздвигнула с хулою
И мздой завистлив род, подкупленный чужою.

Покрой твой шлемом верьх, Минерва наших лет,
130 Воткни копье твое: твой полк готов идет,
Полтавских семя поль, к победам склонны дети,
Попранна что врага в ногах обыкли зрети,
От коих Мелибок и Кавказ сам дрожал,
И с Вислой черной понт, как сильных бурь, бежал,
Побитых что врагов принудили к покою
И пальм снопы несли геройскою рукою.

В хладу Балтийских вод их храброй дух горит,
С весельем как на борт, так в поле быть спешит.
В долинах и в горах и где свирепы волны
140 Поставят грудь свою, отважных мыслей полны.
Морской народ спешит, возносит весел глас:
«Что долго ждали толь, уже проходит час.
Каморы полны все, палубы пушки кроют,
Готовы в путь со всем, вот в море вдруг пороют».

426

Вели твой флаг поднять, и вимпел в ветр пустить,
И страшной лес в волнах российских машт открыть,
Пресильной вывесть флот из ледных устий в море
И мочь твоих галер к пособе оных вскоре,
Вогнали что велик в морски заливы страх,
150 Мутила чем боязнь Эвксинской понт в брегах.
Судам на брань бежать вели в ужасном виде:
Отец твой был Нептун, ты равна будь Фетиде.

Дай им указ к тому; ружье уже востро,
И верность силу даст в солдат твоих плечо.
С весельем правьте путь в поля, полки орлины,
Где ваш насмешлив враг, пройдите все долины,
Разройте гнезда их; добыча хоть мала,
Однако будет в том велика вам хвала
И с ней довольство нам, чем вашу храбрость пети.
160 Не возьмем хоть богатств, но будем мир имети.

Пущай, державнейша, пущай туда пойдут,
Куда собой хотят, где пальмы их цветут.
Без страху мы живем, чем бог врага смущает;
Он рок приметил свой, к нам ближе не дерзает.
Границы с крепостьми имеют тверд покров
Твой храброй полк и с ним снаряд поверьх валов,
На гору дерзость что, рыгая огнь жерлами,
Твой грозной мещет гром и смерть между врагами.

По праву должно так их силою смирять,
170 Что бог изволил сам тебе для нас послать,
Твой бодрой дух спешит любви щедроту дати
И сильнейшим ружьем тебе триумф сыскати.
Тебя прославит то, не помнишь что обид
И щедро презрила проступок гнусной вид;
Хотя приятна месть, но быть в тебе не смеет:
Что твой высокой дух собою сам владеет.

Я мышлю, что наш враг в твоей доброте зрит,
Что склонна к милости, хотя полки крепит.
Он ставит войско в строй, притом и мертвых числит,
180 То перемирных дней, просить то миру мыслит.
Изволь, державнейша: явила ты пред сим,
Что хочешь миловать, неж вредна быти им,
Вся власть в твоих руках, когда их просьба нравна,
Твоя земля и так своим пространством славна.

427

Как норду мир подашь, иметь всё будет он,
Премудру кажешь мысль, на твой восшедши трон.
Подобна ты во всем британ Елисавете,
Славне что разумом была, неж бранью в свете,
Ввела науки все, британ хвалу взнесла,
190 Богатства и ума довольно им дала,
В воздержных торжествах казну и честь достала,
По-царски век жила, в победах жизнь скончала.

Ты видишь, равно ей, к талану путь прямой,
Известны будут нам науки все тобой.
Чрез оны человек приходит к совершенству,
К сему нас бог избрал с натурою блаженству.
Те красят нашу плоть, острят и разум в нас;
Без них мы мрачны, как нечищеной алмаз,
Что в диком камне скрыт, очей людских таится,
200 Где светлость и цена в всегдашней тьме не зрится.

Кто им добро чинит, воздать те могут всё,
И делом кажет нам их свет лице свое.
Художеств разных плод обильный в тьмах являют,
Чрез прибыль славную своих обогащают.
Тиранам мерзки те: они враги себе.
Монархи любят их подобные тебе.
Когда спокойно их хранит кака держава,
Бывают счастье стран, корон краса и слава.

Империя твоя пространной дом для них.
210 Коль много скрытых есть богатств в горах твоих!
Что прошлой век не знал, натура что таила,
То всё откроет нам твоих стараний сила.
Ты помощь в том даешь, как сам родитель твой.
Что нам прилежность даст, то тратит враг собой.
Последню мочь его голодна скудость склонит
И горду мысль его сильней огня прогонит.

Позволь купечеству торгом довольну быть
В излишестве твоем, и безопасно жить,
Позволь свободной путь, умножь суда, товары
220 Чрез кроткие твои доброт душевных дары:
Страна как человек: как сердце бьется в нем,
Содержит кровь всегда в прямом бегу своем;
То может каждой член напитан быть удобно;
Как тело дух живит, так земли торг подобно.

428

В делах с речьми людей согласия прибавь,
С надеждой верну мысль на равной вес поставь,
Чтобы в торгу своем никто не знал урону;
Гони от портов прочь обман, утрату, спону;
Чрез вольность к нам введи талан земель чужих.
230 И для того что всяк прибытков ждет своих,
Дай большу вольность тем, что нам живут согласно
И наш товар берут, как мы от оных, власно.

В твоей премудрости высокой дар сей скрыт.
Поставь правдивой суд, откуду ложь бежит,
Лукавство, ков и лесть низринь из мест судебных,
Вели на правду зрить, как ты, в делах враждебных,
Без траты времени в обидах помощь дай,
Коварну зависть, злость по их делам карай,
Невинных току слез посли твою утеху,
240 Избавь от хищных рук твоих людей к успеху.

Благословен будь день, что избран был к тому,
Когда склонилась ты к народу твоему.
О коль предраг залог от сей высокой страсти!
И коль пресладок плод, любовь подданных к власти!
Колика радость нам тебе врученным быть!
Велика сладость коль себя любиму зрить!
Геройска бьется грудь, смотря твоих забаву,
А наша, чтоб твою почтить довольно славу.

«Господствуй и имей над счастьем полну власть,
250 Всевышний даст тебе в талане лучшу часть:
Чтобы познать могли в грядущий век потомки,
Что ты всех жен краса, твои дела коль громки», —
Желая то, гласят брега Балтийских вод,
До толь, где кажет свой яппонцам солнце всход;
И от Каспийских волн до гор, где мраз насильный.
Где мал народ, больших зверей стада обильны.

Восток и запад весь, большая часть земли
На промысл смотрит твой и чтит дела твои.
И силу войск твоих, и честь от многих тронов,
260 И оных стран союз, и твердь твоих законов.
Будь как начальной луч в средине всех планет,
Что сам собой стоит и круг себя течет
И столько тяжких тел пространным вихрем водит,
Что каждое из них чрез вечный путь свой ходит.

429

Тебя творец для нас до времени скрывал.
Когда пременный рок бедами нас смущал.
В мятежны те часы и мудры все молчали;
Что рок отнять не мог, то злы насильно взяли,
Смутили все в одно; в союзе силы нет!
270 Политика зрит вдаль, но слаб ее совет.
Ужасна будет коль ее потом кончина?
Того нам нельзя знать, покажет впредь година.

Довольно, небо, будь потоком слез людских;
Поставь уж с нами мир за кровь рабов твоих.
Низвергни мерзкой ков, что вводит брань в народы,
Подай спокойной век, сгони от нас погоды.
Вздыхает верность так, того Россия ждет.
Тебе всесильного рука венец дает,
Где непорочной лавр, где чист жемчуг и ясный
280 Тебе, монархиня, наш ангел мира красный.

Первая половина 1742

Ломоносов М.В. Переводы: Венчанная надежда российский империи в высокий праздник коронования великия государыни Елисаветы Петровны в Санктпетербурге апреля 29 дня 1742 года стихами представленная от Готлоба Фридриха Вилгельма Юнкера. С немецких российскими стихами перевел Михайло Ломоносов // М.В. Ломоносов. Избранные произведения. Л.: Советский писатель, 1986. С. 423—430.
© Электронная публикация — РВБ, 2004—2019. Версия 2.0 от 1 декабря 2016 г.