РВБ: Вяч. Иванов. Критические издания. Версия 1.0 от 9 марта 2010 г.

ПРИМЕЧАНИЯ

262

I

ОСНОВНОЕ СОБРАНИЕ

КОРМЧИЕ ЗВЕЗДЫ
Книга лирики

В «Списке изданий, вышедших в России в 1902 г. » (СПб., 1903. С. 435) КЗ зарегистрирована среди книг, вышедших в свет с 24 по 31 октября 1902 г. Указаны выходные данные: СПб., 1903 и тираж: 1000 экземпляров. Редакторы СС сообщают, что в некоторых экземплярах на первой, заглавной, странице стоит дата: 1902, на второй — 1903. Таких экземпляров в распоряжении комментатора настоящего издания не было.

Сохранились два макета КЗ. Первый — в РГБ, с выходными данными: СПб., 1901. Штампы типографии в этом макете свидетельствуют о длительном и неравномерном процессе печатания книги: в первом дата: 4 августа 1900 г., во втором — 8 июля 1902 г., в последнем — 10 сентября того же года. Макет неполный. В нем другая редакция посвящения: «Матери посвящает стихотворец», имеется отсутствующее в издании КЗ предисловие, в котором говорится о В. С. Соловьеве: «Поэтическая жатва долгого и замедленного ряда „годов учения и странствий" необходимо являет противоречивые формы и увлечения, и самый строгий выбор не превращает собранного в единое; но постоянство созерцания верховных направляющих начал есть также единство, и оно-то дало собранию его общее наименование, которое благословил поэт, чьей великой памяти благоговейно посвящена была бы эта книга, если бы не иной, священнейший долг не обратил ее в ex-voto почившей матери стихотворца, — возлюбленный и прекрасный муж, оплаканный нашими высочайшими надеждами, свет наверху горы, труженик работы Господней, мистагог добрый в логосе и символе своего чаяния и возгорания, поэт души боговещей. Кармил, май 1901 г. » На с. 131 приписка: «Покорнейше прошу лист 17 не печатать, а переслать мне еще в корректуре, вследствие оказавшихся необходимыми существенных изменений на стр. 132 и 133. Вячеслав Иванов. 31 июля 1902».

Второй макет (также с выходными данными: СПб., 1901) находится в РНБ, где зарегистрирован в Генеральном каталоге и обращается среди читателей как самостоятельное (как бы первое) издание. В макете — помета рукою Иванова: «Женева. 12/25 окт. 1902» и штампы типографии с датами от 3 июля до 10 сентября 1902 г.

 Таким образом, осенью 1902 г. книга пришла к читателям. Первые рецензии на нее появились в начале 1903 г. Из немалого их числа для Иванова принципиально важной была одна — принадлежавшая Брюсову (НП. 1903. № 3). Выраженной в этой рецензии высокой оценке поэзии Иванова Брюсов оставался верен надолго, хотя это не помешало ему тогда же высказать и целый ряд критических замечаний. Что Иванов не был

268

удовлетворен брюсовским разбором его первой книги, выяснилось позже, когда Брюсов познакомил Иванова с новой, значительно расширенной редакцией рецензии, предназначенной для книги «Далекие и близкие: Статьи и заметки о русских поэтах от Тютчева до наших дней» (М., 1912). «Как больно мне видеть, — писал Иванов Брюсову 14 февраля 1911 г. — что ты поныне поддерживаешь мнения, высказанные тобою когда-то о „Кормчих звездах". <...> Помню, в 1903 г., как твоя рецензия в „Новом пути" меня обидела, — потому что под ней подписано было твое имя» (ЛН. 1976. Т. 85. С. 532). Особенно резко в этом письме было высказано неприятие «красот наивно-аподиктического тона», какими «свысока» произносились «докторальные приговоры, притязающие быть „объективными" истинами, а не „субъективными" оценками» (Там же). Брюсову пришлось оправдываться: «Если бы о „Кормчих звездах" я писал теперь, я сказал бы о книге все совершенно другое, совсем иначе подошел бы к ней» (ЛН. 1976. Т. 85. С. 535). Анонимный рецензент «Хроники журнала „Мир искусства"» (1903. № 14) утверждал, что Иванов выделяется не талантливостью, а «очень искренней любовью к поэзии, вполне серьезным отношением к делу, отсутствием всякого преднамеренного кривлянья». По мнению А. Налимова («Литературный вестник». 1903. Т. 5. Кн. 4), стихи Иванова — поэзия для немногих. Книга обнаруживает у поэта «и литературную эрудицию, известное мастерство в окраске тем, техническую сноровку — разнообразить и стих, и стиль. Но из внутренних недр сборника нам не послышался еще поэтический зов автора». «Странные стихи», — замечает К. Колосков в «Библиотеке театра и искусства» (1903. № 5), — и далее задается вопросом: «Или это мистификация, оригинальничанье?» «Как поэт, г. Иванов опоздал на целые столетия», — утверждал Н. Ашешов в журнале «Образование» (1903. № 12). Некоторый интерес представляет рецензия А. Измайлова («Новая иллюстрация». 1903. № 6). Книга Иванова кажется ему типичной для того времени, когда поэзия приобрела изощренную технику, ушла от наивной иллюстративности, стала более субъективной и импрессионистической, и — одновременно — менее искренней, стих поэта «иногда возвышается до незаурядной красоты». Иванов принадлежит к авторам «с дарованием, видимо, постигшим запросы поэзии в ее современной постановке, бегущим шаблона и банальщины», но при этом он является человеком «несоразмерных претензий», выразителем «нынешней поэтической неискренности, тенденции не к обнаружению общечеловеческих свойств и порывов своей души <...> но каких-то исключительных тяготений <...> экстатически-созерцательного свойства». Важным в этой рецензии представляется замечание о влиянии на Иванова русской поэзии XVIII века, что рецензентом в особенности не одобряется. Для Иванова же КЗ имела значение и ценность не просто как книга, которой он дебютировал в поэзии. 5 июня 1906 г. он записал в дневнике: «Перелистывал „Кормчие Звезды", и мне казалось, что равной им книги лирики, быть может, никогда мне не написать. И, конечно, „Cor Ardens" не будет на высоте моей первой книги» (СС. Т. 2. С. 747).

269

Эпиграф — из «Божественной Комедии» Данте (Чистилище, XXVII). Мать поэта Александра Дмитриевна Преображенская (1824—1896) происходила из духовного сословия. Ее отец был сенатским чиновником. См. также поэму «Младенчество» (№410).

1. КЗ. В оглавл. сборника ст-ние названо «Prooemion».

Сил избыток знойный. Ср. в ст-нии Тютчева «В душном воздуха молчанье»: «Некий жизни преизбыток В знойном воздухе разлит...» Ср. в Еванг. от Иоанна (X, 10): «Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком»; также во втором послании апостола Павла к коринфянам (IV, 7): «... Чтобы преизбыточная сила была приписываема Богу, а не нам». Реминисценции поэзии Тютчева многократно встречаются у Иванова. «В поэзии Тютчева, — писал он в статье „Заветы символизма”, — русский символизм впервые творится как последовательно применяемый метод... <...> Тютчев истинный родоначальник нашего истинного символизма» (Ап. 1910. № 8. С. 6, 13). См. также: Гудзий Н. К. Тютчев в поэтической культуре русского символизма // Известия по русскому языку и словесности. 1930. Т. III. № 2. С. 465—549.

И долго Север снежной тучей и т. д. Ср. в романе Пушкина «Евгений Онегин» (гл. седьмая, строфа XIX): «Вот север, тучи нагоняя, Дохнул, завыл...».

© Электронная публикация — РВБ, 2010.
РВБ