РВБ: Вяч. Иванов. Критические издания. Версия 1.0 от 9 марта 2010 г.

141—143. П. Беловой автограф ПД, только второе ст-ние.

 1. Посвящено Валерию Яковлевичу Брюсову (1873—1924), с которым Иванов познакомился в Париже 29 апреля 1903 г. Брюсов ввел Иванова в круг русских символистов, привлек к участию в альманахе «Северные цветы» и журнале «Весы», главном органе символизма в России, содействовал выпуску в руководимом им изд-ве «Скорпион» двух сборников Иванова: П и CArd. Существовавшие изначально и на протяжении многих лет идейно-творческие расхождения не помешали Брюсову высоко оценить поэзию Иванова в рецензиях на КЗ, П, Э, CArd (Брюсов Т. 6. С. 291—302, 308—311), а также в статье об Иванове, помещенной в «Новом энциклопедическом словаре» Брокгауза и Ефрона. Признавая, что поэзия Иванова — «новый этап в истории русской литературы, открывающий пути в далекое будущее», Брюсов вместе с тем замечал, что «в Вячеславе Иванове мыслитель и искатель все же преобладает над

288

непосредственным творцом» (Брюсов. Т. 6. С. 302, 299). Выступления Брюсова против «мистического анархизма» в 1906 г., «раскол в символистах» в 1910г., когда оба поэта возглавили враждующие «фракции» символизма, не разрушили личных отношений Иванова и Брюсова, но Брюсов-критик лишь мимоходом откликнулся на выход в свет НТ (РМ. 1913. № 8. С. 71), а трагедию «Прометей» оценил отрицательно (см. примеч. 411). В 1922 г., в пору идейной и эстетической перестройки, переоценки прошлого, Брюсов в статье «Вчера, сегодня и завтра русской поэзии» относит творчество виднейших символистов, в том числе и Иванова, к отошедшей эпохе, признавая за ними лишь «историческое значение» (Брюсов. Т. 6. С. 493—522). Наиболее развернутым высказыванием Иванова о Брюсове является его статья в УР (1916, 17 марта). По мнению Иванова, место Брюсова «в судьбах нашего художественного слова уже наметилось крупными и неизгладимыми линиями», Брюсов обладает «пластикой живого и дышащего образа», «лапидарностью незыблемого слова». Касаясь мировоззрения Брюсова, Иванов замечает, что он не мистик и даже не символист, в его поэзии «несравненно больше мира, нежели я». Оценки Иванова, данные в этой статье, дополняются, а отчасти и корректируются в его позднейших высказываниях (см., напр., Альтман. С. 305—306, 308, 312). Последняя встреча поэтов произошла в Москве летом 1924 г. Разговор был столь откровенным и трудным, что единственный его свидетель В. А. Мануйлов, ученик Иванова, в то время студент Бакинского ун-та, впоследствии известный историк литературы, по его словам, сказанным автору настоящего комментария, предпочел бы его не слышать. В том же году Иванов уехал в Италию, куда до него дошла весть о смерти Брюсова. По просьбе вдовы Брюсова, И. М. Брюсовой, он написал «молитву» об умершем. Ст-ние «Как листья ветр, — у Вечности преддверий...», датированное 30 ноября 1924 г., напечатано в ЛН (1976. Т. 85. С. 545). См. также вступ. заметку С. С. Гречишкина, Н. В. Котрелева, А. В. Лаврова к публ. переписки Брюсова с Ивановым (ЛН. Т. 85. С. 428—434). Брюсов посвятил «Вячеславу Иванову, поэту, мыслителю, другу» книгу стихов «Stephanos» (М., 1906), ст-ния «Вячеславу Иванову» и «На улице» из той же книги (в печатном тексте посвящения нет; оно (с датой: 15 мая 1904 г.) содержится в автографе ПД, без загл., имеющем дату: 1903—1904); «Воссоздателю» (1909) в собрании ст-ний «Пути и перепутья» (М., 1909. Т. 3). Брюсову посвящена Ивановым вторая книга CArd «Speculum speculorum», куда вошел и посвященный ему цикл «Carmen saeculare», и ст-ние 215.

Vates (лат.) — букв.: провидец, пророк; по отношению к поэтам употреблялось в значениях: вдохновенный песнопевец, учитель. «Истинный поэт, — писал Брюсов в статье „Игорь Северянин“ (1915), — всегда vates римлян, пророк» (Брюсов. Т. 6. С. 458).

Высоко прянул конь морской. Ср. в ст-нии Вл. Соловьева «Три подвига» (1882): «Крылатый конь к пучине прянул...».

© Электронная публикация — РВБ, 2010.
РВБ