РВБ: Вяч. Иванов. Критические издания. Версия 1.0 от 9 марта 2010 г.

СИВИЛЛА

 193. «Перевал». 1907. № 5, без загл. и посвящ., как первое ст-ние в цикле «Sibyllina». — CArd. Беловой автограф РГАЛИ, без загл. и посвящ., как второе ст-ние в цикле «Сивилла». Беловой автограф РГБ, без загл. и посвящ., в письме к М. М. Замятниной от 1 августа — 22 сентября <1905>. На обороте — автограф ст-ния 247. Беловой автограф РГБ (фонд В. Я. Брюсова), без загл.

Зиновьева-Аннибал Лидия Дмитриевна (1872—1907) — вторая жена Иванова, писательница-символистка; сборник ее рассказов «Трагический зверинец» (Пб., 1907) Блок назвал

303

«замечательной книгой» (Блок. Т. 5. С. 226). «Встреча с ней, — писал Иванов в автобиографии, — была подобна могучей весенней дионисийской грозе, после которой все во мне обновилось, расцвело и зазеленело. И не только во мне впервые раскрыл и осознал себя поэт, но и в ней: всю нашу совместную жизнь, полную глубоких внутренних событий, можно без преувеличений назвать для обоих порою почти непрерывного вдохновения и напряженного духовного горения» (РЛ. Т. 3. С. 94). Размышляя о духовной биографии Иванова, Н. А. Бердяев писал поэту 30 января 1915 г.: «Ваш дионисизм, Ваш мистический анархизм, Ваши оккультные искания, все это, очень разное, было связано с Лидией Дмитриевной, с ее прививкой» (РГБ). Летом 1905 г. Иванов и Зиновьева-Аннибал возвратились из-за границы и вскоре поселились в Петербурге, в доме № 25 (сейчас № 35) по Таврической улице, в квартире седьмого этажа, увенчанной круглой башней. «Башня» Иванова стала одним из центров литературно-художественной интеллигенции Петербурга, интересы которой были связаны с «новым искусством». Ивановские «среды» (первую, опираясь на воспоминания В. Пяста, можно датировать 7 сентября 1905 г.) посещали Белый, Блок, Брюсов, Мережковский, Сологуб, Гиппиус, Городецкий, Волошин, Ахматова, Гумилев, Пяст, Мейерхольд, Сомов и многие другие. «Башня» была открыта не только для символистской элиты, сюда приходил Горький, здесь бывали марксисты Луначарский и Столпнер, поэты демократического направления Рославлев и Тарасов. Ивановские «среды» продолжались с перерывами до весны 1907 г., а возобновились лишь в 1910 г., после смерти Зиновьевой-Аннибал, и в это время заметно «потускнели», утратили былую известность и популярность. См. также: Никольская Т. Л. Творческий путь Л. Д. Зиновьевой-Аннибал // Ал. Блок и революция 1905 года: Блоковский сб. VIII. Тарту, 1988. С. 123—137.

Вы, дети-отступники Солнца. Ср. в ст-нии А. Белого «Золотое Руно...» (1903): «Дети Солнца! Вновь холод бесстрастья...»; в ст-нии Бальмонта «Тише, тише...» (1903): «Дети Солнца, не забудьте голос меркнущего брата...»; в ст-нии А. Добролюбова «Сегодня, если хотите, мне близко безумье всего...»: «Только не бойтесь себя, дети правды и солнца!..», а также загл. пьесы Горького «Дети солнца» (1905). См. также: Долгополов Л. К. На рубеже веков. Л., 1977. С. 60—95. «

Зачем орлы Садятся, где будут трупы?» Ср. в Еванг. от Матфея (XXIV, 28): «...Ибо, где будет труп, там соберутся орлы» (указано С. Н. Доценко в статье «Два града: Миф о Петербурге в творчестве Вяч. Иванова» // Анциферовские чтения: Материалы и тезисы конференции. Л., 1969. С. 130).

© Электронная публикация — РВБ, 2010.
РВБ