РВБ: Вяч. Иванов. Критические издания. Версия 1.0 от 9 марта 2010 г.

DE PROFUNDIS AMAVI

I

О сновиденье жизни, долгий морок
Кчему ты примечталось? И кчему
Я ближнему примнился моему?
К добру ли? К лиху ль? Расточися, ворог!

Воскресни Бог!.. Уже давно не дорог
Очам узор, хитро заткавший тьму.
Что ткач был я, в последний срок пойму;
Судье: «Ты прав» — скажу без оговорок.

Дремучей плоти голод и пожар
Духовный свет мне застил навожденьем,
Подобным куреву восточных чар.

Их ядовитый я вдыхал угар, —
Но жив любви во мрак мой нисхожденьем:
Любить из преисподней был мой дар.

II

Когда бы, волю Отчую боря,
Я не ушел, любовью обаянный
К душе, Творцом в творенье излиянной,
За ней скитаться без поводыря:

О блудном сыне притчу повторя
И болью нег, и скорбью покаянной,
Над разрушеньем персти изваянной
Я не рыдал бы, тварь боготворя...

О жизни сон, болезненный и бредный!
Приснись ты вновь, — я сердце бы замкнул,
Как царь-отец Данаю, в замок медный:

Чтоб милый взор в тайник не заглянул,
И пламень неба, свод расплавя, дивней
Свергался золотом безликих ливней.

102

III

Прилип огнем снедающий хитон;
Кентавра кровь — как лавы ток по жилам
Геракловым. Уж язвины могилам
Подобятся. Деревья мечет он

В костер ... И вихрь багряных похорон
Ползучий яд крылатым тушит пылом.
Так золото очищено горнилом ...
Земной любви не тот же ли закон?

Сплетясь, — как дуб с омелой чужеядной, —
Со Страстию глухонемой и жадной,
Убийцу в ней вдруг узнает она.

Живая плоть бежит от плоти хладной,
И на́двое, что было плоть одна,
Рассекла Смерть секирой беспощадной.

IV

Какие, месяц, юный жнец, дары
Ты мне сулишь серпом, сверкнувшим справа?
Персей ли ты, чья быстрая расправа
Снесла наотмашь голову Мары?

Скоси мне жизнь, гонец благой поры!
Дабы воскресла, целостна и здрава,
Душа в тот мир, где страстная отрава
Ее не тмила огненной игры.

Там, не томясь, блаженная любила;
Змея-Вина беспечной той любви
Не жалила, и Кара не губила.

Но смертью в теле, страстию в крови
Прозябла персть. И долу, друг вечерний,
Нет игл острей Любови диких терний!

103

V

Надежд нестройный хор, из голосов
Младенческих и старческих, из встречных
Желаний-однодневок и сердечных
Заветных умыслов, — как шум лесов

И в нем рога́ и лай проворных псов, —
Доносится до крыш остроконечных
Той башни, где, меж камней вековечных,
Мне ощутимей листопад часов.

Там похоронной Вечности мерилом
Земные сроки мерить роковой
Курантов древних однозвучный бой.

Всечасно там учусь прощаться с милым:
Перст медленный свершит урочный круг, —
И молот по́ сердцу ударит вдруг.

VI

Когда б я жил в Капрейской голубой
Подводным озарением пещере,
Чье устье, верен вековечной мере,
То приоткроет, то замкнет прибой:

Умильною взмолилась бы мольбой,
Как ласточка, душа, виясь у двери,
К лазурным Нереидам, чтобы в сфере
Иной лазури снова быть собой.

Так жизнь меня пленила, чаровница,
Крылатого. Крылам любви тесна
Небесных сводов синяя темница.

С главы стряхнуть я силюсь волны сна:
Любимая больного тихо будит
И жаркий лоб дыханьем тонким студит.

104

VII

О, сердце, — встарь гостеприимный стан,
Шатер широкий на лугу цветистом,
Огней веселье в сумраке душистом,
Кочующий дурбар волшебных стран,

Где всех царевич, белый чей тюрбан
Отличен непорочным аметистом,
Приветствует нарцисса даром чистым
И ласковою речью: «Друг, ты зван» —

Как ты любовь спасло? Увы, ты ныне
В железном, крепко скованном тыну
Затвор, подобный башенной твердыне.

С ее зубцов на пир у стен взгляну —
И снова духом в Божией пустыне
За тихими созвездьями тону.

VIII

Светило дня сияющей печатью
Скрепляет в небе приговор судеб:
И то, что́ колос было, стало хлеб;
Законом то, что́ было благодатью.

И, Фебову послушное заклятью,
Возможное, как тень, бежит в Эреб;
Лишь нужное для роковых потреб
Пощажено лучей копьистой ратью.

Но духу чужд, враждебен этот суд, —
И крылья Памяти меня несут
В край душ, вослед несбыточной Надежде.

Там обнимаю мертвую Любовь,
И в части сердца, трепетные прежде,
Лью жарких жил остаточную кровь.

105

IX

Из глубины Тебя любил я, Боже,
Сквозь бред земных пристрастий и страстей.
Меня томил Ты долго без вестей,
Но не был мне никто Тебя дороже.

Когда лобзал любимую, я ложе
С Тобой делил. Приветствуя гостей,
Тебя встречал. И чем Тебя святей
Я чтил, тем взор Твой в дух вперялся строже.
Так не ревнуй же!. . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . .

© Электронная публикация — РВБ, 2010.
РВБ