РВБ: Вяч. Иванов. Критические издания. Версия 1.0 от 9 марта 2010 г.

ИЮЛЬ

1

Чу, жаркий рык... Созвездье Льва
Уже владычествует в небе.
Как злато, плавятся слова,
Служа поэтовой потребе.

И предопределенный стих
Достиг, еще не прянув, цели :
Так лев следит скачки газели ;
Драконов душит так двоих
Алкид-младенец в колыбели.

2 июля.

2

Я зябок, хил: переживу ль
Возврат недальний зимней злости ?
Согрей на долгий срок, Июль,
Мои хладеющие кости.

146

июль

Сбери мне топлива запас
Под клетью продувной лачуги,
Чтоб Музам отдал я досуги,
Когда небесный Волопас
Закрутит северные вьюги.

3 июля.

3

Укромной кельи домосед,
За книжным поставцом отшельник,
Будь песен общник и бесед,
Сверчок, невидимый присельник!
Соперник мой ! Твой гимн, звеня
Как степь, мое надменье малит.
«Сверчок распелся — Бога хвалит»
Не всуе молвится. Родня
Домашним духам, стрекот мирный
С моей сливая ленью лирной,
Живи в почете близь меня.

4 июля.

4

Слепительный срезает серп
Полуденную жатву года.
В разгаре лето. Но природа
Уже предчувствует ущерб.
Остановись, небесный серп!

Или, как Аттис распаленный,
Серпом пожавший колос свой,
Жар сил, до-бела накаленный,
Охлады хочет ключевой ?

14 июля.
147

5

Разрушил в бегстве Гот злорадный
Нам акведуки, выпил свет,
Что̀, как маяк, в ночи прохладной
Звал Муз под кров мой на совет :
Я с небом слепну, света жадный.

Живым я замкнут в темный гроб,
Как в чрево китово Иона
Иль как за дар хмельной Марона
Отдавший глаз во лбу Циклоп.

Лежи, сплетая в арабески
Волокна тьмы, отзвучья слов,
Пока не выйдет в новом блеске
Июльский Лев на жаркий лов.

15 июля.

6

Титан, распятый в колесе,
Зажженном яростью круженья,
Дух человека, дух движенья,
Пройти ты должен через все
Преображенья, искаженья
И снятым быть, обуглен, наг,
С креста времен; прочь взят из ножен
Твой светлый меч, и в саркофаг
Твой пепл дымящийся положен.

21 июля.

7

Глубь воды меня во сне манила;
Спорить с ней не стало в теле сил:
К омуту я с берега скользил . . .
Морок сна дневная явь сменила

148

Сном своим . . . Дух бодр, и не властна
Темная над зрящим глубина.
Но и явь — завеса : пьют зеницы
(Пальму так поит из недр волна)
В белый полдень звездный свет Царицы.

24 июля.

8

И на главе Её венец из двенадцати звезд.

Откров. Иоанна. 12, 1.

«Жил царь в далекой Фуле,
Он милой верен был . . . »
Как ярок звезд в Июле
Неугасимый пыл.
Незыблемые светы:
Двенадцати царей
Горящие обеты
У замкнутых дверей . . .

«Жил царь в далекой Фуле,
Был верен до конца...»
Как пламенна в Июле
Игра Её венца.
Осиротели светы
Двенадцати царей,
Но ярче их обеты
Ушедшей в Эмпирей.

В мечте святой лелея
О дальней Фуле весть,
Я к небу Водолея
Забуду ль взор возвесть,
Когда взыграют светы
Двенадцати царей
И повторят обеты
Владычице своей?

27 июля.
149

9

Памяти Владимира Соловьева.

Четыредесять и четыре
В войне, гражданских смутах, мире
Промчалось года с дня того,
Как над Невой мы с ним простились,
И вскоре в Киеве постились
Два богомольца, за него,
В церковном послушаньи русском
Утверждены. У друга, в Узком,
Меж тем встречал он смертный час.
Вмещен был узкою могилой,
Кто мыслию ширококрылой
Вмещал Софию. Он угас ;
Но всё рука его святая,
И смертию не отнятая,
Вела, благословляя, нас.

15/28 июля.

10

Каникула . . . Голубизной
Гора блаженного Дженнара
Не ворожит : сухого жара
Замглилась тусклой пеленой.
Сквозит из рощ Челимонтана.
За Каракалловой стеной
Ковчег белеет Латерана
С иглой Тутмеса выписной.

Вблизи — Бальбины остов древний.
И кипарисы, как цари, —
Подсолнечники, пустыри :
Глядит окраина деревней.
Кольцом соседского жилья
Пусть на закат простор застроен, —
Все-ж из-за кровель и белья
Я видеть Купол удостоен.

29 июля.
150

11

Каникула, иль песья бесь . . .
Стадами скучились народы:
Не до приволья, не до моды.
А встарь изнеженную спесь
Она гнала в Эдем природы.

Лишь ящерице любо здесь,
В камнях растреснутых и зное.
Да мне. О ласковом прибое
Волны к отлогому песку
Я не мечтаю в уголку
Моей террасы отененной,
На град взирая воспаленный.

29 июля.
© Электронная публикация — РВБ, 2010.
РВБ