РВБ: Вяч. Иванов. Критические издания. Версия 1.0 от 9 марта 2010 г.

ДЕКАБРЬ

1

Жизнь и дыханье сада,
Зеленая листва!
Ветрам, очей услада,
Плащ уронив, от хлада
Укрылась ты, жива,
В нагие дерева.

Напляшутся метели
До устали. Молва
Пройдет в корнях у ели:
«Снега, слышь, разомлели, —
Проталины, капели:
Повыгляни, трава!»

Навеяли метели
Сувои у ворот.
Когда забродят хмели,
Придет и твой черед.
Уж ангелы пропели
В звездах солнцеворот.

1 декабря
169

2
НА ВЫСТАВКЕ КАРТИН СТАРИННЫХ МАСТЕРОВ

I

Не боги ль в гости к ним, Феакам,
Для кубков, игр и нег сошли?
Изнежен гений стал и лаком
К роскошным пиршествам земли.

Дух отучнел; и густ, и плотен
Сочится спектра каждый цвет.
Застыл в хранилищах полотен,
Как жемчуг в раковинах, свет.

Чей луч, отдавшемуся чарам
Ласкательного забытья,
Мне больно ранил грудь ударом
Центурио́нова копья?

То Мемлинг был. Когда в утехах
Чудотворящей кисти Юг
Восславил плоть, на фландрский луг
Спускались ангелы в доспехах
Стальных перчаток и кольчуг.

Здесь чувствую, как углем тлело,
В себе вмещая Божество,
Страдальческое естество,
И ясен, с креста приявших Тело,
И на покинутом холме
Три крестных древа в полутьме.

22 декабря

II

Шел молодой пастух с жезлом;
Сидит за темных вод руслом
Купальщица и кормит грудью.
Закрыла день гроза крылом;
И вьется молнии излом
Над облачной зеленой мутью.

170

Древа дрожат. Сквозь медный мрак
Бледнеет зданий дальний зрак,
Безглавое двустолпье храма.
Читаю твой, Джорджоне, знак:
Твоя Гроза — Семелин брак,
Небес и недр эпиталама.

26 декабря

3

И снова ты пред взором видящим,
О Вифлеемская Звезда,
Встаешь над станом ненавидящим
И мир пророчишь, как тогда.

А мы рукою окровавленной
Земле куем железный мир:
Стоит окуренный, восславленный,
На месте скинии кумир.

Но твой маяк с высот не сдвинется,
Не досягнет их океан,
Когда на приступ неба вскинется,
Из бездн морских Левиафан.

Равниной мертвых вод уляжется
Изнеможенный Легион,
И человечеству покажется,
Что все былое — смутный сон.

И бесноватый успокоится
От судорог небытия,
Когда навек очам откроется
Одна действительность — твоя.

28 декабря
171

4

Любви доколе
Блуждать, доколь
В твоей неволе,
О слез юдоль?

О, лес разлуки!
В твоей глуши
Расслышу ль звуки
Родной души?

29 декабря

5

Вы, чьи резец, палитра, лира,
Согласных Муз одна семья,
Вы нас уводите из мира
В соседство инобытия.

И чем зеркальней отражает
Кристал искусства лик земной,
Тем явственней нас поражает
В нем жизнь иная, свет иной.

И про себя даемся диву,
Что не приметили досель,
Как ветерок ласкает ниву
И зелена под снегом ель.

29 декабря
172

6

Ев. от Иоанна, 21, 7—12.

Порывистый, простосердечный,
Ты мил мне, Петр! — Мечта иль явь?
— «Он!» шепчет Иоанн. И вплавь
Ты к брегу ринулся, беспечный.

Там Иисус уж разложил
Костер, и ждет огонь улова.
О том, что́ было с Ним, ни слова:
Он жив, как прежде с ними жил.

29 декабря
173

7

Прощай, лирический мой Год!
Ор поднебесный хоровод
Ты струн келейною игрою
Сопровождал и приводил,
Послушен поступи светил,
Мысль к ясности и чувства к строю,
Со мной молился и грустил,
Порой причудами забавил,
Роптал порой, но чаще славил
Что́ в грудь мою вселяло дрожь
Восторга сладкого... «К Афине
Вернись!» — мне шепчет Муза: «ныне
Она зовет. И в дар богине
Сов на Акрополе не множь.
Довольно ей стихов слагали,
И на нее софисты лгали:
Претит ей краснобаев ложь.
О чем задумалася Дева,
Главой склонившись на копье,
Пойдем гадать. Её запева
Ждет баснословие твое».

31 декабря
174
© Электронная публикация — РВБ, 2010.
РВБ