РВБ: Вяч. Иванов. Прижизненные издания. Версия 1.0 от 9 марта 2010 г.
134

ОРФЕЙ РАСТЕРЗАННЫЙ.

ОКЕАНИДЫ

Мы — дѣвы морскія, Орфей, Орфей!
Мы — дѣти тоски и глухихъ скорбей!
Мы — Хаоса души! Сойди заглянуть
Ночныхъ очей въ пустую муть!

Мы — смута и стоны, Орфей, Орфей!
Мы путь препоны, тугу цѣпей
Хотимъ стряхнуть! Сойди зачерпнуть,
Захлебнуть нашу горечь въ земную грудь!

Мы тѣлами сплелись, Орфей, Орфей!
Волосами свились, какъ поле змѣй!
Тоска намъ гложетъ бѣлу грудь —
Грудь хочетъ, не можетъ со дна вздохнуть!

Въ бѣлу грудь мы бьемъ, Орфей, Орфей!
Мы: Забудь — поемъ — о тюрьмѣ своей!
Отдай намъ, смертный, Земную грудь —
Твой плѣнъ размыкать и разметнуть!

135

Размыкать, что̀ жило собой, Орфей,
Себя что мнило тюрьмой своей!
Дай перси земныя — къ нимъ прильнуть,
Дай въ очи дневныя всей тьмой взглянуть!

ОРФЕЙ.

Вонмите, дѣвы ночного моря,
Мои напѣвы! Творите строй!
Уймите гнѣвы глухого горя!
Смирите ревы! Усни прибой!

Страшнѣе смуты, душнѣе путы —
Слѣпая вѣчность отца ночей:
Вы — быстротечность его минуты.
Вы — проблескъ лютый ночныхъ очей.

Но Хаосъ нудитъ мольбой святою
Въ семь плѣновъ Муза, и зиждетъ міръ
Дугой союза: и красотою
Прозрачной будетъ всѣхъ граней миръ.

Стозвучье браней — созвучье граней
Одинъ Вселикій во всемъ великъ!
Молчите, клики! Лучъ блещетъ ранній!
Лучите лики! Гдѣ лучъ, тамъ ликъ!

ОКЕАНИДЫ.

Чу, гребни-ль отронулъ Люциферъ ясный?
Чей лучъ проникъ до моихъ глубинъ?

136

О властнаго строя пѣвецъ прекрасный,
Сойди на кручи склоненныхъ спинъ!

И валъ разступчивый, валъ непокорный
Тебя, о звукъ золотой зари,
Взлелѣетъ, лобзая, надъ ночью черной:
Гряди по мнѣ и меня мири!

И главы змѣй моихъ не ужалятъ
Твоей ноги, огнезвучный День!
Миріады устъ тебя восхвалятъ,
Впивая слѣдовъ твоихъ огнетѣнь!

ОРФЕЙ.

Миротворите звонъ волненья!
Къ вамъ путь ему заря моститъ,
Кого безмолвьемъ исполненья
Міръ, освѣтленъ, благовѣститъ!

Его пришелъ я лирой славить;
И самъ ли путь я упрежду,
Который мнѣ дано исправить
По мнѣ грядущему? — Я жду...

Я жду. Исполнись кровью. Брызни,
Лучъ, жрецъ предвѣчнаго огня!
И ликъ твой жертвенный — меня
Вѣнчай во исполненье Жизни!

137

Что̀  ты, что̀ пророчишь, лебедь бѣлый,
Пѣснь подъемля пеней оробѣлой,
Бѣлопѣнный лебедь красоты?
Вижу, вижу свѣточи дубравы!
Мнѣ объ нихъ прошелестѣли травы,
И, клонясь, повѣдали цвѣты.

Близокъ сонмъ ихъ ярый. Тирсы остры,
И горятъ неистовыя сёстры
Жертвы плоть лобзать, пронзать, терзать..
Ахъ, онѣ отъ полноты вкусили!
Ихъ дожди свершеній оросили:
Богъ ведетъ ихъ — бога развязать!

Я жъ не сниду на живыя лона,
Солнце склона — встрѣтить лучъ восклона,
Не пройду спасительной тропой.
Опѣняйте жертвенникъ великій,
Волны! Дивенъ жребій мой двуликій:
Солнце ночи, темною музыкой
Дня завѣтъ въ разрывахъ тьмы воспой!

ОКЕАНИДЫ.

Тише, тише, сестры — свѣты!
Сестры — свѣты тихихъ лонъ!
Ризой свѣтлой вы одѣты:
Близкій, близкій свѣтелъ онъ.
Свѣтлыхъ дѣвъ тебѣ привѣты,
Свѣтлоризый Аполлонъ!

138

ОРФЕЙ.

Въ мигъ роковой
Услышь мой жертвенный завѣтъ:
Изъ волнъ
Встань свѣтъ!..

(Солнце восходитъ)

Міръ — полнъ!

МЭНАДЫ.

Міръ полнъ.... Міръ полнъ...
Виръ волнъ! виръ волнъ!
Ты не свой, ты не свой,
Орфей!.. Эвой!

Мы Титаны. Онъ младенецъ. Вотъ онъ въ зеркало взглянулъ:
Въ ясномъ зеркалѣ за мо́ремъ ликъ его, дѣлясъ, блеснулъ!
Мы подкрались, улучили полноты верховной мигъ,
Бога съ богомъ разлучили, растерзали вѣчный ликъ,

И гармоній возмущенныхъ вопiетъ изъ крови стонъ:
Вновь изъ волнъ порабощенныхъ краснымъ солнцемъ встанетъ онъ.
Строя сѣмя, искра бога сердце будетъ вновь томить,
Отъ порога до порога къ невозможному стремить.

И когда чудесной властью исполненье вдругъ  прильетъ,
Сердце новь измѣнитъ счастью, нектаръ цѣльный разольетъ.
Вскрикнутъ струны искупленья, смолкнутъ жалобой живой...
Вновъ разрывъ, и изступленья,и разстерзанъ Вакхъ! Эвой!

© Электронная публикация — РВБ, 2010.
РВБ