РВБ: О. Мандельштам. Версия 1.2 от 26 января 2010 г.

70.
Э. В. МАНДЕЛЬШТАМУ,

‹18 декабря 1925 г.›

Дорогой папочка!

Третьего дня я послал тебе паническую открытку. И в самом деле, было с чего бить тревогу... Целый месяц мы сидели забытые Госиздатом — без всяких получек, без твердой работы — и с предупреждением, что на будущее рассчитывать нельзя. Вчера получили телеграмму Горлина; ближайший месяц опять обеспечен. Спасибо Выгодскому, удивительно внимательный человек на страже моих интересов...

Получив деньги — немедленно тебе вышлю. А на будущее время бери прямо у Выгодского, когда он для меня будет получать (5 - 97 - 33).

В твоем письме зимняя Ялта изображена раем. Это жесто‹кая› ошибка; это скорее умеренный ад. Холод. Осень. Скука. Таких ливней я никогда не видел. Под домашним арестом, не видя лица человеческого, сидим неделями... Работаем по-городскому, но не устаем.

У меня к тебе большая просьба: не пиши по-немецки: половину не разбираю, по десяти раз перечитывая письмо. Я приеду, очевидно, в феврале, тогда поговорим о ‹тебе›.

Гораздо вероятнее, ты примешь (к большой нашей радости) предложение прожить с нами — с апреля по октябрь, на дворцовой дачке в царскосельском парке? Передаю пока перо Наде:

52

‹Приписка Н. Я. Мандельштам:›

Милый деда!

Нам очень хочется снять дачу, но не в Луге, а в Царском, в «Китайской деревне» (это несколько домов в самом парке) домик и прожить вместе лето. Напишите, милый деда, как вы к этому относитесь. Целую.

Надя.

Твое письмо, как ни трудно его прочесть, — все же и прозрачно и понятно. Ты хорошо обо мне думаешь, я же — страшная свинья. Имей в виду, я крепок и здоров. У меня было острое заболеванье. Жду не только писем, но и работ твоих. А у меня своих трудов — нет. Пока — не хочется.

Целую крепко тебя, Татиньку, Женю.

Твой Ося.

Стыдно, Женя! Ай-ай!

 

 

Воспроизводится по изданию: О.Э. Мандельштам. Собрание сочинений в 4 т. М.: Арт-Бизнес-Центр, 1999. Т. 4
© Электронная публикация — РВБ, 2010—2019.
РВБ

Загрузка...