Э.Г.Герштейн

ЭММА ГРИГОРЬЕВНА ГЕРШТЕЙН
(1904 — 2002)

29 июня, на 99-м году жизни, в Москве скончалась Эмма Григорьевна Герштейн, знаменитый литературовед и мемуарист.

Начав во второй половине 1930-х годов с исследований, посвященных М.Ю.Лермонтову, она осталась верна изучению жизни Лермонтова, а также его прозы и поэзии до конца своих дней. Причем главный интерес для исследовательницы составляли самые трагические события в судьбе поэта: дуэли с Барантом и Мартыновым, высылка из Петербурга и так далее. Эти исследования, отличающиеся свежестью и глубиной трактовки, Эмма Герштейн обобщила в своей книге «Судьба Лермонтова» (1964), выход в свет которой вскоре приветствовала на страницах «Литературной газеты» Анна Ахматова.

Нет, конечно, она писала, делая всякий раз большие и малые литературоведческие открытия, и о Пушкине, и о Мятлеве, и о Некрасове… Но на первом месте был всегда Лермонтов. В молодости судьба свела Эмму Герштейн с великими поэтами ХХ века — Анной Ахматовой и Осипом Мандельштамом. Она не вела никаких подневных записей, запечатлевающих разговоры с великими, — такие записи в эпоху обысков могли оказаться роковыми для всех, - но она обладала на редкость цепкой и умной памятью на встречи и высказывания этих поэтов. И донесла эту память до тех дней, когда ее драгоценные воспоминания были востребованы временем. С беспощадной правдивостью и безукоризненной честностью воссоздала Эмма Герштейн образы великих в самые трагические моменты их жизни. И поэтому ее «Мемуары» (1998) бесценны.

Читателя воспоминаний Эммы Герштейн всегда будет поражать ее бесстрашие и верность великим. Забывая себя, она едет в ссылку к опальному Мандельштаму, прячет и перепрятывает его рукописи… Она неизменно помогает Анне Ахматовой в борьбе за освобождение ее сына, помогает ей собирать для него и отправлять в лагерь посылки… Трудно себе даже представить, что бы делали великие поэты без помощи таких редких самоотверженных людей, как Эмма Герштейн.

О том, как опасно было находиться вблизи опального поэта, свидетельствует хотя бы один эпизод: Мандельштам назвал на следствии Эмму Герштейн среди тех, кто слышал от него его крамольные стихи о Сталине «Мы живем, под собою не чуя страны…».

В мемуаристике ушедшего века воспоминания Эммы Герштейн останутся как одни из самых значительных и блестящих.

Она обладала прекрасным литературным пером. Ее слово было всегда точным и весомым. Ничего лишнего, только подлинная суть, убеждающая читателя. Вряд ли кому-то удавалось бы разъяснить многие строки и строфы в поэзии Ахматовой и Мандельштама лучше, чем это удалось Эмме Герштейн, потому что, будучи с ними рядом, она знала строй мыслей и чувствований этих поэтов и обстоятельства их жизни.

Недаром Эмма Герштейн оказалась после смерти Анны Ахматовой лучшим публикатором и комментатором ее пушкинистских работ, ее мемуарной прозы, записных книжек и проч.

Все, кто знал Эмму Григорьевну, мог не раз насладиться блистательной беседой с нею. В какой-то мере ее живой голос запечатлен в нескольких интервью, опубликованных в свое время, в том числе в «Литературной газете». И все равно нам всегда будет казаться, как мало мы с ней говорили.

Эмма Григорьевна Герштейн была несомненно уникальным человеком и писателем, до последних дней она, на удивленье всех, сохраняла необыкновенную остроту ума и высокую страсть высказывания. Уже на закате жизни она одарила нас фундаментальными изданиями «Мемуаров» и «Памяти писателя» (2001).

Спасибо Вам, Эмма Григорьевна, что Вы были.

Владимир ГЛОЦЕР

© «Литературная газета», 2 — 8 июля 2002 г.

   

Загрузка...