| Главная страница | Содержание |   Philologica   | Рубрики | Авторы | Personalia |
  Philologica russica et speculativa III  
   
english
 
 
 
Игорь Алексеевич Пильщиков. Фотография И. А. Долгопольского. 2000       

Пильщиков И. А. , Батюшков и литература Италии: Филологические разыскания, Под редакцией М. И. Шапира, Москва: Языки славянской культуры, 2003, 314 с. (Philologica russica et speculativa; T. III).

 


В исследовании впервые освещается весь комплекс отношений К. Батюшкова с итальянской культурой: его произведения на итальянские темы, переводы, подражания и стилизации, цитаты и реминисценции из итальянских писателей, влияние итальянских образцов и французских версий-посредников на язык переводных и оригинальных произведений Батюшкова и т. д. Цель книги — новая интерпретация связей русского поэта с культурой Италии. Автор монографии ставит задачу продемонстрировать логику развития итальянских интересов Батюшкова, широко привлекая для этого, в том числе, малоизвестный материал. Исследование носит преимущественно генетический характер, однако по ходу дела обсуждаются также эволюция и типология художественных форм. В работе затронут широкий круг проблем культурологии, истории и теории художественного перевода, истории русского поэтического языка, поэтики и текстологии русской литературы первой трети XIX в.

В первой главе книги определены источники и восстановлен историко-литературный контекст самого раннего произведения русской поэтической тассианы — послания Батюшкова «К Тассу» (1808). В двух следующих главах монографии описана поэтика и стилистика стихотворных переводов Батюшкова из итальянских поэтов — Тассо, Ариосто, Петрарки, Касти и Ролли. Пользуясь оригинальным методом анализа версий-посредников, исследователь выходит за рамки традиционной модели «текст-источник — текст-результат» и рассматривает переводные произведения как полигенетические, выявляя многочисленные факты воздействия русской и французской переводческой традиции на творческую практику Батюшкова. В четвертой главе работы идентифицированы и подробно проанализированы цитаты из итальянских писателей в батюшковской переписке, уяснены особенности употребления итальянского языка в письмах поэта, впервые освещена проблема «Батюшков и итальянская опера». В пятой главе полностью пересмотрен вопрос об источниках статей «Ариост и Тасс» и «Петрарка» и проанализированы все дошедшие до нас программы батюшковского «Пантеона Итальянской Словесности» (1817). Шестая глава посвящена роли Батюшкова в истории знакомства Пушкина с поэзией Петрарки. В заключительной главе выясняются источники сведений Батюшкова о жизни Тассо и рассмотрены биографические и лироэпические топосы, которые легли в основу элегии «Умирающий Тасс» (1817).

Монографию отличает последовательно филологический подход к явлениям языка и культуры, ставящий во главу угла постижение художественного смысла путем его исторически достоверной и лингвистически фундированной интерпретации. В такой трудно формализуемой области, как генезис литературного произведения, автор стремится к максимально доступной строгости методов и точности выводов.


 Полный текст 


http://feb-web.ru/feb/batyush/critics/bli/bli-000-.htm (html)

https://www.academia.edu/11289692/ (full text preview, pdf download)

 


 Содержание 

Введение

Глава первая
У истоков батюшковской тассианы: послание «К Тассу» (1808)

Глава вторая
Переводы из «Освобожденного Иерусалима» (1808—1810)

Глава третья
Переводы и выписки из итальянских поэтов (1810—1811)

Глава четвертая
Итальянские темы в письмах Батюшкова (1807—1820)

Глава пятая
«Ариост и Тасс», «Петрарка», «Пантеон итальянской словесности» (1815—1817)

Глава шестая
Мотивы Петрарки у Батюшкова и Пушкина (1815—1817 и 1821—1831)

Глава седьмая
Элегия «Умирающий Тасс»: Dichtung und Wahrheit (1817)

Вместо заключения

Примечания

Библиография

Приложения

Указатель имен


 Отзывы 

«Господин Пильщиков, как и его партийный редактор Максим Шапир, с которым они издают журнал „Philologica“, — последние романтики точного литературоведения (наука может познать истину, наше дело правое, точность превыше всего и т. д. )».

«Пильщиков — бес точности. Наивный позитивизм с желанием одним шагом достигнуть предела мира возможен только при одном условии — тотальной мистифицированности самих условий, на которых строится описание».

«Автор — большая умница, но вот беда — величина этого многоязычного ума вдолблена в пирогу какого-то бесконечного туземного бухучета. Это не оригинальный труд, а „комментарии“ и „материалы к...“ с жирными египетскими тенями примечаний и чисто русских приписок».

«Ex libris НГ», 24.IV 2003

«Судя по тому, с каким изяществом рецензент уклоняется от анализа содержания книги, можно сделать вывод, что он ее либо не прочитал, либо не понял <...> Ибо здравомыслящий читатель книги Пильщикова воспринимает ее именно как комментарии к Батюшкову и вследствие этого — а не вопреки этому — как оригинальный труд <...> Кроме того, жанр, заявленный в подзаголовке книги Пильщикова — „Филологические разыскания“, — подчеркивает эту оригинальность <...> В этом можно убедиться, сопоставив „жирные египетские тени“ академического комментария покойной И. М. Семенко или двухтомного издания В. А. Кошелева и А. Л. Зорина: Пильщиков именно первооткрыватель».

«Установление факта, к которому стремятся гг. Пильщиков и „его партийный редактор“ Шапир, становится банальным именно в тот момент, когда этот факт установлен, но никак не ранее <...> Если это так, то все становится на свои места: те, кто может, устанавливают истину, кто не может — ее интерпретируют. Но без установления (адекватного) истины невозможной становится ее интерпретация».

«Ex libris НГ», 5.VI 2003

«Рецензируемая книга представляет собой интереснейшую попытку возродить чистый сравнительно-исторический метод в изучении русской литературы <...> В методологическом отношении Пильщиков ориентирован на историко-филологический подход и именно в этом ключе трактует вопросы компаративистики и литературного перевода <...> Анализ Пильщикова, всегда основанный на богатейшем библиографическом материале, позволяет учесть всю культурную значимость <изучаемого> явления на разных планах, от чисто языкового до тематического».

«Тема, так разносторонне и глубоко изученная, остается в отдельных своих аспектах открытой. В этом суть подлинной научной работы — постоянное приближение к недосягаемой цели. Без книги И. А. Пильщикова к проблеме батюшковского итальянизма подступиться будет уже невозможно. Больше того, без учета многих его методологических решений трудно будет вообще заниматься сравнительно-историческим изучением русской литературы. Скрупулезность и точность подхода, некоторое недоверие к общепринятым мнениям, стремление всегда проверить все иноязычные источники de visu, позволившее Пильщикову успешно пересмотреть ряд общих мест батюшковедения, порой, правда, некоторая слишком суровая холодность и педантичность, позволили ученому представить на суд читателя органически цельный труд, пример для дальнейшего развития историко-литературной компаративистики».

«Известия Российской академии наук. Серия литературы и языка»,
2004, т. 63, № 3

«Вовсе я не хочу сказать, что те рассыпанные „винтики“, которые сумел „собрать“ И.А. Пильщиков, оказываются вздорными или бесполезными. Напротив, они сейчас, без всякого сомнения, должны учитываться каждым серьезным ученым, который соберется заново издавать сочинения и письма К.Н. Батюшкова. Для того чтобы их отыскать, нужно обладать недюжинной эрудицией, абсолютным знанием итальянского и французского языков и литератур — что великолепно демонстрирует эта книга. Честь и слава И.А. Пильщикову, замечательному итальянисту, который, упорно работая в библиотеках и архивах, сумел почти абсолютно изучить необходимую литературу, а ознакомившись с автографами, заново прочесть и объяснить многие „трудные“ места, смущавшие прежних публикаторов и комментаторов [...]. Честь ему и слава. Меня другое смущает. Зачем же при этом других низвергать?».

«Новое литературное обозрение», 2005, № 71

«Pil’shchikov’s work can serve as an excellent example of philological commentary, as his analysis is extremely detailed, thorough, and both linguistically and historically accurate. [...] the present book should be highly recommended for those studying Konstantin Batiushkov and Russian poetry of the early nineteenth century. At the same time, it could be valuable for any student of literature, as an example of intricate philological analysis. The book will also be of interest to comparative literature scholars, and scholars of intertextuality and theories of translation».

«Slavic and East European Journal», 2008, vol. 52, № 1

Philologica

 
english
 
 
 
|| Главная страница || Содержание | Рубрики | Авторы | Personalia || Книги || О редакторах | Отзывы | Новости ||
Оформление © студия Zina deZign 2000 © Philologica Publications 1994-2017
Загрузка...