597. А. X. БЕНКЕНДОРФУ

6 июля 1834 г. В Петербурге
Monsieur le Comte

Permettez-moi de vous parler à coeur ouvert. En demandant mon congé, je ne pensais qu’à des affaires de famille embarrassantes et pénibles. Je n’avais en vue que l’inconvéniant d’être obligé de faire plusieurs voyages tandis que je serais attaché au service. Sur mon Dieu et sur mon âme, c’était ma seule pensée; c’est avec une douleur profonde que je la vois si cruellement interprétée. L’empereur m’a comblé de grâces dés le premier moment que sa royale pensée s’est portée sur moi. Il y en a auxquelles je ne puis penser sans une profonde émotion, tant il y a mis de loyauté et de générosité. Il a toujours été pour moi une providence, et si dans le cours de ces huit ans il m’est arrivé de murmurer, jamais, je le jure, un sentiment d’aigreur ne s’est mêlé à ceux que je lui ai voué. Et dans ce moment, ce n’est pas l’idée de perdre un protecteur tout puissant qui me remplit de douleur, c’est celle de laisser dans son esprit une impression que par bonheur je n’ai pas méritée.

Je réitère, Monsieur le Comte, ma très humble prière de ne pas donner de suite à la demande que j’ai faite si étourdiment.

C’est en me recommandant à Votre puissante protection, que j’ose vous présenter l’hommage de ma haute considération.

Je suis avec respect Monsieur le Comte de Votre Excellence le très humble et très obéissant serviteur

Alexandre Pouchkine.
6 Juillet.
St-P.

<Перевод:

Граф,

Позвольте мне говорить с вами вполне откровенно. Подавая в отставку, я думал лишь о семейных делах, затруднительных и тягостных. Я имел в виду лишь неудобство быть вынужденным предпринимать частые поездки, находясь в то же время на службе. Богом и душою моею клянусь, — это была

200

моя единственная мысль; с глубокой печалью вижу, как ужасно она была истолкована. Государь осыпал меня милостями с той первой минуты, когда монаршая мысль обратилась ко мне. Среди них есть такие, о которых я не могу думать без глубокого волнения, столько он вложил в них прямоты и великодушия. Он всегда был для меня провидением и если в течение этих восьми лет мне случалось роптать, то никогда, клянусь, чувство горечи не примешивалось к тем чувствам, которые я питал к нему. И в эту минуту не мысль потерять всемогущего покровителя вызывает во мне печаль, но боязнь оставить в его душе впечатление, которое, к счастью, мною не заслужено.

Повторяю, граф, мою покорнейшую просьбу не давать хода прошению, поданному мною столь легкомысленно.

Поручая себя вашему могущественному покровительству, осмеливаюсь изъявить вам мое высокое уважение.

Остаюсь с почтением, граф, вашего сиятельства нижайший и покорнейший слуга

Александр Пушкин.
6 июля. С.-П.>

Воспроизводится по изданию: А. С. Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах. М.: ГИХЛ, 1959—1962. Том 10. Письма 1831–1837.
© Электронная публикация — РВБ, 2000—2019. Версия 5.0 от 1 декабря 2016 г.