Пожалуйста, прочтите это сообщение.

Обнаружен блокировщик рекламы, препятствующий полной загрузке страницы. 

Реклама — наш единственный источник дохода. Без нее поддержка и развитие сайта невозможны. 

Пожалуйста, добавьте rvb.ru в белый список / список исключений вашего блокировщика рекламы или отключите его. 

 

×


ЗАПИСКИ ОФИЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ

О народном воспитании (стр. 357).

Записка «О народном воспитании», написанная Пушкиным по прямому заданию Николая I, и притом для личного его сведения, имела сугубо официальный характер, предопределивший все особенности ее тематики, построения и фразеологии.

30 сентября 1826 г. шеф жандармов генерал-адъютант А. X. Бенкендорф обратился к Пушкину, только что возвращенному из ссылки, со следующим письмом: «Его величество совершенно остается уверенным, что вы употребите отличные способности ваши на передание потомству славы нашего отечества, придав вместе бессмертию имя ваше. В сей уверенности его императорскому величеству благоугодно, чтобы вы занялись предметом о воспитании юношества. Вам предоставляется совершенная и полная свобода, когда и как представить ваши мысли и соображения. И предмет сей должен представить вам тем обширнейший круг, что на опыте видели совершенно все пагубные последствия ложной системы воспитания».

Вопросы, предложенные для обсуждения Пушкину, после событий 14 декабря оказались на некоторое время в центре внимания правительства и получили уже отражение в нескольких специальных записках, представленных Николаю I. Такова была «Записка о недостатках нынешнего воспитания российского дворянства и средствах обратить оное совершенно на пользу императорской военной и гражданской службы», автором которой был начальник Южных военных поселений граф И. О. Витт; записка «О народном

449

просвещении в России», представленная 20 апреля 1826 г. попечителем Харьковского учебного округа А. А. Перовским («Русская старина», 1901, № 5, стр. 353—367); «Исследование коренных причин происшедшим заговорам и бунтам против престола и царства», присланные тайным советником Арсеньевым («Сборник исторических материалов, извлеченных из архива Собственной е. и. в. канцелярии», вып. XIII, СПб. 1906). К этому же кругу документов принадлежало и донесение Булгарина «Нечто о Царскосельском лицее и о духе оного» (Б. Л. Модзалевский, Пушкин под тайным надзором, изд. 2-е, П. 1925).

Записка Пушкина, начатая, вероятно, в Москве в октябре 1826 г., закончена была им, судя по дате автографа, в Михайловском 15 ноября 1826 г. Как свидетельствует запись в дневнике А. Н. Вульфа, относящаяся к 16 сентября 1827 г., Пушкин, говоря с ним «о недостатках нашего частного и общественного воспитания», сказал: «Я был в затруднении, когда Николай спросил мое мнение о сем предмете. Мне бы легко было написать то, чего хотели, но не надобно же пропускать такого случая, чтоб сделать добро» (Л. Майков, Пушкин, СПб. 1899, стр. 177).

В начале декабря 1826 г. Бенкендорф представил царю записку Пушкина со следующим сопроводительным объяснением: «Вследствие разговора, который у меня был, по приказанию вашего величества, с Пушкиным, он мне только что прислал свои заметки об общественном воспитании, которые при сем прилагаю. Это уже человек, возвращающийся к здравому смыслу» («Старина и новизна», кн. 6, 1903, стр. 5; подлинник на французском языке).

Записка Пушкина была внимательно прочитана Николаем I, испещрившим ее явно несочувственными вопросительными и восклицательными знаками. Эта отрицательная оценка большей части записки была сильно, однако, сглажена в письме, в котором Бенкендорф довел до сведения Пушкина 23 декабря 1826 г., что «государь император с удовольствием изволил читать рассуждения ваши о народном воспитании», но «при сем заметить изволил, что принятое вами правило, будто бы просвещение и гений служат исключительно основанием совершенства, есть правило опасное для общего спокойствия, завлекшее вас самих на край пропасти и повергшее в оную толикое число молодых людей. Нравственность,

450

прилежное служение, усердие предпочесть должно просвещению неопытному, безнравственному и бесполезному. На сих-то началах должно быть основано благонаправленное воспитание».

Работая над своей запиской, Пушкин ближайшим образом пользовался советами П. А. Вяземского, едва ли не единственного из его московских друзей, политический такт и опыт которого могли ему в это время импонировать. Рекомендациями Вяземского, лично близкого Карамзину и его семье (он был братом жены историографа), можно объяснить и широкое использование в работе Пушкина «О народном воспитании», наряду с его впоследствии сожженными «Записками», материалов «Записки о древней и новой России», представленной Карамзиным Александру I в 1811 г. К копии этого документа восходит ряд политических тезисов Пушкина о природе русского самодержавия, о родовом и служилом дворянстве, о табели о рангах Петра I, о реформах первых лет царствования Александра I и проч. Полностью восходят к рукописному трактату Карамзина и суждения «Записки о народном воспитании» по поводу проведенного в жизнь по инициативе М. М. Сперанского «Указа об экзаменах».

Стр. 358-359. Чины сделались страстию русского народа... 16-летнем возрасте воспитанника. — Строки эти очень близки суждениям М-mе де Сталь во время пребывания ее в России в 1811 г. См. ее книгу «Dix années d’exil» («Десять лет изгнания»).

Стр. 360. Н. Тургенев, воспитывавшийся в Геттингенском университете. — Тургенев Николай Иванович (1789—1871) — один из вождей Союза Благоденствия, член Северного общества, идеолог умеренно-либерального крыла декабристов, автор «Опыта теории налогов» (1818) и позднейших мемуаров «La Russie et les russes» (Париж, 1847). Во время восстания 14 декабря находился в отпуску за границей, откуда отказался возвратиться по вызову Следственной комиссии и заочно был осужден «в каторжную работу вечно». Упоминание о нем в «Записке о народном воспитании» является актом большого гражданского мужества Пушкина и связано с хлопотами Жуковского о той или иной форме пересмотра «дела» Тургенева. Надеждами на смягчение участи декабристов вдохновлены были в черновой редакции «Записки» Пушкина и его расчеты

451

на возможность примирения «братьев, друзей, товарищей» погибших декабристов с правительством Николая I.

Стр. 361. Политическая экономия по новейшей системе Сея и Сисмонди. — Сей Жан-Батист (1767—1832) и Сисмонди Сисмонд (1773—1842), передовые буржуазные экономисты, противники государственного вмешательства в хозяйственную жизнь страны, очень популярные в кругу декабристов.

Стр. 362. «История государства Российского» есть не только произведение великого писателя, но и подвиг честного человека. — Формулировка эта была повторена Пушкиным в 1827 г. в «Отрывках из писем, мыслях и замечаниях» и перефразирована (применительно к Соути) в 1837 г. в статье «Последний из свойственников Иоанны д’Арк».

Некоторые из суждений, высказанных впервые Пушкиным в записке «О народном воспитании», впоследствии были развиты им в «Романе в письмах» (1829) и в набросках статей о русском дворянстве (1830).


Воспроизводится по изданию: А. С. Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах. М.: ГИХЛ, 1959—1962. Том 7. История Пугачева, Исторические статьи и материалы, Воспоминания и дневники.
© Электронная публикация — РВБ, 2000—2019. Версия 5.0 от 1 декабря 2016 г.