РВБ: А.М. Ремизов. Собрание сочинений в 10 томах. Версия 1.8 от 23 октября 2016 г.

16.
ЖЕЛЕЗНЫЙ ЦАРЬ

Наша Софоровна старуха старая, девушка. А я будто вхожу в кухню и прошу Софоровну молока купить и шоколаду и вижу, на Софоровниной кровати лежит старик — старичок такой гаденький в кудряшках — муж Софоровны

— Не пойду я вам за шоколадом, — говорит муж Софоровны, — с какой стати!

«Ишь, какая гадина, думаю себе, никто тебя и не просит ходить!»

А Софоровна уж топочет по лестнице, несет молоко, шоколад и... воблу.

Увидал я воблу, говорю Софоровне:

— Зачем воблу-то принесли, отнесите ее обратно.

А старичок — муж Софоровны посматривает на меня и нехорошо так: лицо у него до зелени бледное, кожа студенистая, а на кончике носа красное пятнышко.

И входит наш старый приятель литератор Ф., для которого и весь этот шоколад затеяли.

— Пойдемте, — говорить Ф., — на площадь к Совету, весь Петербург собирается.

Я и пошел. И вот будто стоим мы с Ф. на площади у памятника. Памятник большой и высокий: высокая площадка со ступеньками, вокруг ограда и посреди во весь рост железный царь, а по бокам царя по три железных часовых. И вдруг вижу, железная фигура царя зашевелилась, и железные часовые зашевелились, и в ужасе я говорю:

— Шевелится! Шевелится!

444

А он железный уж сдвинулся с места и идет. Он железный идет к ступенькам, а за ним гуськом железные часовые.

И я услышал, как с разных концов переполненной народом площади заговорили:

— Он идет!

— Он ходит перед несчастьем!

— Несчастье над Петербургом.

Железный царь спустился с лестницы и, когда ступил он на последнюю ступеньку, из железного стал человеком и такой самый, как на Крюгеровском портрете, высокий, глаза навыкате, только волосы светлые и кудрями завиваются. И часовые из железных стали живыми — старыми щетинистыми солдатами.

Царь обратился к народу:

— Господа, — сказал царь, — я хотел вам сказать: сейчас в квартире художника Б. собралось все, что есть талантливого и культурного в России.

— Талантливого!! Культурного?! — захохотал, издеваясь, мой спутник.

— Тише, — говорю ему, — что вы делаете, ведь за это вас...

И в это время слышу, как кто-то из толпы называет меня по имени. Бросил я моего приятеля, выбрался из толпы и вижу старик стоит — муж Софоровны. Он еще отвратительнее в серой мягкой рубашке, подпоясанный кожаным поясом, до зелени бледный и студенистый с красным пятнышком на кончике носа, он протягивал мне обе руки:

— Целуй!

И глядя с отвращением на его до зелени бледные руки, я подумал: «вот за то, что я такой гордый, вот он, гадкий старик хочет, чтобы я унизился и поцеловал его гадкую руку с обручальным кольцом!» И стиснув зубы, я поцеловал гадкую руку с обручальным кольцом.

А старик, словно спохватившись, отдернул руки.

Ремизов А.М. Бедовая доля. Железный царь // А.М. Ремизов. Собрание сочинений в десяти томах. М.: Русская книга, 2000—2003. Т. 7. С. 444—445.
© Электронная публикация — РВБ, 2012—2019. РВБ