РВБ: А.М. Ремизов. Собрание сочинений в 10 томах. Версия 1.8 от 23 октября 2016 г.

БЕЛОЕ ЗНАМЯ

Впервые опубликован: Русская мысль. 1913. № 11. С. 3—7 (под общим загл. «Свет незаходнмый»; с порядковым номером 5).

Прижизненные издания: Париж накануне войны в монотипиях Е. С. Кругликовой. Пг., 1916.

Дата: 1913.

В рукописи рассказа названия парижских достопримечательностей были приведены на двух языках (по-русски и по-французски). На существенные изменения стилистики всего повествования повлияло мнение Л. Гуревич: «отнюдь не в качестве "заведующего отделением", а в качестве читателя, горячо полюбившего эти Ваши рассказы, решаюсь высказать одно маленькое впечатление: в рассказе "Белое знамя" поставленные в скобках в трех местах французские выражения (Fete-Dieu, le Tabernacle, Sacre Coeur)1, думается мне, нарушают "стиль" вещи и читательское настроение; и м<ожет> б<ыть>, эти выражения и ие нужны по-французски, может — совсем легко обойтись без них, без этих скобок, без пленительной точности. Ведь весь дух этой вещи такой, что в ней даже все истинно-французское претворено в русское, родное: оттого ведь и "Таганка" вместо французской улицы, оттого и "Биржевка" вместо какого-нибудь "Soir"2. Думается даже, рядом с этой "Биржевкой" — не нужно бы и французского названия другой газеты: "La Presse! La Presse..."3 Необычайная художественная прелесть этой вещи в том и состоит, что Париж — и Парижем остался, так что читая, видишь его и дышишь его воздухом, — и вместе с тем все это чувствуется по-русски, в русских тонах. Везде это достигнуто удивительно и только эти три выражения в скобках, да названия газет — одно применительно

1 Праздник тела Господня, Дарохранительница, Святое Сердце (фр.).

2 «Вечер» (фр.).

3 Пресса! (фр.).

623

к русскому, другое прямо по местному и на франц<узском> языке — как-то задевают и расстраивают. Мож<ет> б<ыть>, не нужно и "Биржевки", а в обоих случаях что-то однородное — французское, но почувствованное на родной лад» (ИРЛИ. Ф. 256. Оп. 3. № 65. Л. 4—4 об.).

С. 164. ...до Парижа доехал. А помню, как впервые попал я в Париж... — Впервые Ремизовы посетили Париж весной 1911 г.; вторая поездка состоялась два года спустя.

...лазил и не раз на собор к колоколам, чудищ смотрел... — Подразумевается знаменитый Собор Парижской Богоматери (Notre Dame de Paris) и установленные на нем скульптуры химер.

С. 165. ...все слышится: «Раки живые! Раки живые!» — будто наш разносчик кричит... — Рассказ непосредственно связан с воспоминаниями о поездке 1911 г. О переменах своего впечатления от Парижа во второй приезд Ремизов писал А. Блоку: «На старом месте живем, по-старому часы бьют, по-старому — по-прежнему к С<вятому> Сюльпису на вечернуюю службу и на утреннюю ходим. И так ходил по улицам, словно в Москве, где так все знакомо, ногами убито, расслежено. А не то, все не то (кроме St. Sulpic’a). Бульвары крикливы, кафе пошлы. <...> И совсем другое в глаза лезет — людей вижу, тесноту вижу. Тяжело как живется, ой, как тяжело — и это вижу. Ну, вот, не тот Париж, не о том я вспоминал Париж. В этом наберешься много, только не покою» (Блок. Кн. 2. С. 116). Характерно, что если в 1910-е гг. Париж в сознании Ремизова соотносился с Москвой, то в годы парижской эмиграции на первый план выступили петербургские ассоциации.

С. 166. ...за всенощной выносили Дарохранительницу — предмет церковной утвари, содержащийся на Престоле Господнем в Алтаре, предназначенный для хранения преждеосвещенных Божественных даров. Дарохранительница символически означает место, где был распят, погребен и воскрес Иисус Христос; стражу, которая приставлена ко Гробу Спасителя, а также ковчег Ветхохзаветной церкви. Ср. описание пасхального католического богослужения в церкви St. Sulpice с впечатлениями, которыми писатель делился с Блоком: «Сумеречно. Не зажигаю лампы. Звонят, в St. Sulpice. Боже мой, как хорошо ждать, готовиться! С каким чувством слушают этот звон католики, только, конечно, не эти мертвые, — эти подкрашенные старики покойники и не эти злющие старухи и не эти в белых венках и белых саванах кокетничающие vierge’ы, а такие... такие настоящие» (Блок. Кн. 2. С. 95; п. от 18 июня 1911). На этой же пасхальной службе вместе с Ремизовыми присутствовала Л. Д. Блок, которая в письме к мужу также описывала свои впечатления (РГАЛИ. Ф. 246. № 117; п. к А. Блоку от 18 июня).

С. 167. ...взобрался на холм к Святому Сердцу... — имеется в виду расположенная знаменитая базилика Сакре-Кер (Le Sacré-Coeur-Basiliquel), сооруженная на вершине холма Monmartre в память о жертвах франко-прусской войны 1870—1871 гт.

Обатнина Е.Р. Комментарии. Ремизов. Свет незаходимый. Белое знамя // А.М. Ремизов. Собрание сочинений в десяти томах. М.: Русская книга, 2000—2003. Т. 3. С. 623—624.
© Электронная публикация — РВБ, 2012—2019. РВБ