РВБ: А.М. Ремизов. Собрание сочинений в 10 томах. Версия 1.8 от 23 октября 2016 г.

КОММЕНТАРИИ

ЛИМОНАРЬ сиречь: ЛУГ ДУХОВНЫЙ

Впервые опубликовано: Ремизов А. ЛИМОНАРЬ сиречь: ЛУГ ДУХОВНЫЙ. СПб.: ОРЫ, 1907. 133 с.

Прижизненные издания: Лимонарь. Луг духовный / Шиповник 7; Лимонарь. Луг духовный / Сирин 7.

Рукописные источники и авторизованные тексты: Печ. текст — корректура «Лимонаря» <отрывки — «Тридневен во гробе», Примечания> (Кор.-Шиповник 7) — ИРЛИ. Ф. 79.

Текст-источник: Веселовский. Разыскания I—XVII.

Дата: 1907.

Время работы над Первой редакцией «Лимонаря» — 1906—1907 г. «Лимонарь» (греч.) — «Луг духовный». Это — название сборника повестей и рассказов о жизни подвижников и благочестивых мирян, составленного духовным писателем Иоанном Мосхом (к. VI-нач. VII в.). «Лимонарь» Ремизова возник как продолжение увлечения писателя апокрифическими сочинениями, содержание и идеи которых он воспринял, в основном, через текст-исследование Веселовского. Этот научный труд уже был использован Ремизовым при работе над романом «Пруд» (1-я ред. — 1902—1903). С последним цикл «Лимонарь» связан как общностью текста-источника, так и единой философской концепцией, основанной на пессимистической и гностической трактовке событий ветхо- и новозаветной истории. Ремизовский сборник имел также притчевый характер символического осмысления революции 1905 г. До публикации Ремизов читал тексты из «Лимонаря» на литературных собраниях у Ф. К. Сологуба («Гнев Ильи Пророка»), на Башне у Вяч. Иванова («Гнев Ильи Пророка», «О страстях Господних. Тридневен во гробе»). Последняя легенда вызвала резко негативную реакцию Иванова. Ремизов читал ее на Башне 18 марта 1907 г., на Страстной неделе. Впоследствии М. Сабашникова вспоминала: «В эти дни Ремизов читал нам свое новое произведение „Страсти Господни“. В этом произведении с небывалой силой словесно и ритмически было изображено демоническое начало мира. Писатель, казалось, ликуя, сам себя отождествлял со злом. Заключительные слова: «Но у креста стояла Мать, Звезда Надзвездная...» не являлись достаточным противовесом. Ад торжествовал победу. Когда Ремизов дочитал до конца, поднялся Вячеслав и возмущенно сказал: „Это кощунство, я протестую“. Ремизов, и без того уже сгорбленный и много претерпевший в жизни, сгорбился еще больше и молча ушел вместе с женой» (Сабашникова-Волошина М. В. Зеленая змея / Вступ. ст., подгот. текста и примеч. С. В. Белова СПб., 1993. С. 165). О продолжении истории с последней легендой вспоминал М. Гофман: «По

664

поводу одного рассказа „Лимонаря“ произошел скандал, чуть было не перешедший в настоящую ссору. „Лимонарь“ Ремизова с его ритмической прозой приводил нас обоих [имеются в виду Вяч. Иванов и М. Гофман. — Ред.] в восторг. Я часто бывал у Ремизова, который читал мне новые рассказы из «Лимонаря», и я приносил их Вячеславу Иванову. Помню, я как-то пришел к Алексею Михайловичу, и он прочел мне новый рассказ — „О страстях Господних“, который произвел на меня громадное впечатление. Я сейчас же побежал на «башню» и хотел прочесть эту вещь Вячеславу Иванову. — А она действительно хороша? — Изумительна! Может быть, это лучшая вещь в „Лимонаре“! — Ну так сдайте ее в набор, — сказал Вячеслав Иванов, очень бегло просмотрев рукопись. Я сдал ее в набор и вскоре принес корректуру. Вячеслав взял ее, пошел в свою комнату и через четверть часа влетел в столовую, где сидел я, со страшным криком <...>: — Как вы смели без моего ведома сдать в набор такую гадость! <...> этот рассказ богохульство, гадость и никак не может быть напечатан в моем издательстве!.. Чего-чего он только не кричал. <...> покричал-покричал, потом успокоился, но остался при своем мнении. Я заказал отпечатать рассказ в нескольких экземплярах, кажется в 25, заплатил за это и принес их А. М. Ремизову. Ремизов был очень взволнован и сказал мне слова, которые я навсегда запомнил: „Модест Людвигович, я вас люблю и потому даю вам совет: держитесь подальше от меня, потому что я приношу людям несчастье“» (Гофман М. Петербургские воспоминания // Воспоминания о серебряном веке / Сост., предисл. и коммент. В. Крейда. М., 1993. С. 376—377). Желая увидеть свое произведение в печати, Ремизов исправил текст легенды. В письме к Вяч. Иванову от 22 марта 1907 г. он изложил суть предлагаемой правки: «Сделал такие изменения: // стр. 11 после слов: „ибо Сам Сатанаил пребывал там... воинством“ // прибавил // Демонской силой Он отвел глаза человекам и всей подлунной, погрузил души их в бесовский сон, — и темный бесной сон сковал вселенную ужасными видениями // далее пробел, которым и отделяются видения: „Вскинулись, взбросились бесы, совлекли со Христа плащаницу“ и т. д. // стр. 15 сверху 7 строка Зачеркиваю: „видя без милости погибающий род человеческий“ // стр. 16 В фразе: „Так два дня, две ночи безумствовал Сатанаил“ и т. д. зачеркиваю „над телом Христовым“ // стр. 18 В фразу: „А рядом с Богородицей“ и т. д. вставляю: // как встать заре и взойти воскресшему солнцу и Ангелу явиться отвалить от гроба камень — настать светлому дню Христова Воскресения, Она не отходила от Креста — неутомимая Смерть прекрасная и т. д. // Посылаю Вам в таком виде на Ваше усмотрение. Мне кажется, что теперь вполне ясно, что все это было сатанинское наваждение. Посылаю примечания» (Переписка В. И. Иванова и А. М. Ремизова / Вступ. ст., примеч. и подгот. писем А. Ремизова А. М. Грачевой; подгот. текстов писем Вяч. Иванова — О. А. Кузнецовой // Вячеслав Иванов. Материалы и исследования. М., 1996. С. 91—92. Далее: Иванов. — С указанием страницы). Целью авторских исправлений было завуалирование еретической сути легенды. Ремизов «закамуфлировал» апокалиптические картины торжества Зла под «сатанинские наваждения». Приведенное письмо Ремизова подтверждает, что первоначальная концепция апокрифа была иной, и именно в таком виде он логично завершал цикл. Ср. также указанный М. В. Козьменко факт более детализированного описания бесчинств сатанинских сил в хранящемся в РГАЛИ раннем автографе легенды «Гнев Ильи Пророка» (Козьменко М. В. «Лимонарь» как

665

опыт реконструкции русской народной веры // Алексей Ремизов. Материалы и исследования. С. 30—31). Первоначально в сборник не входила легенда «Вещица», вставленная в него в процессе публикации «Лимонаря» в изд-ве «ОРЫ». См. приписку Вяч. Иванова к письму Л. Д. Зиновьевой-Аннибал Ремизову 1907 г.: «„Вещицу“, Алексей Михайлович, приносите. Ничего, что не лимонарно. Так, значит, нужно, чтобы было посолонно» (РНБ. Ф. 634. Оп. 1. Ед. хр. 111. Л. 7). Известный исследователь апокрифов А. И. Яцимирский дал положительную рецензию на сборник, отметив его значение в процессе «всеобъемлющего синтеза народного мифологического миросозерцания» (Исторический Вестник, 1908, Апрель, Т. СХII. С. 1095). Подробнее о Первой редакции «Лимонаря» см.: Алексей Ремизов и древнерусская культура. С. 47—70.

При включении «Лимонаря» в Собрание сочинений (Шиповник 7; Сирин 7) Ремизов кардинально переработал и его состав, и идейно-философскую концепцию. Новый состав сборника: «Никола Угодник», «О безумии Иродиадином», «Попрание клятвы Адамовой», «Мария Египетская», «Гнев Илии Пророка», «Властелин», «Притча Златоустого», «Злоубийца», «Царь Диоклетиан», «Иов и Магдалина», «Вещица», «Страсти Сатанинские», «Страсти Пресвятыя Богородицы», «Страсти Господни», «Светло-Христово Воскресение», «Кузьма и Демьян», «Рождество Христово». Сборник был расширен за счет включения переработок ветхо- и новозаветных апокрифов и патериковых рассказов. Его религиозно-философская концепция стала более оптимистической, близкой к ортодоксальному православию. Она также утратила прежний притчевый характер, ориентированный на революцию 1905 г. Ремизов разослал экземпляры седьмого тома Собрания сочинений ряду видных медиевистов (М. H. Сперанскому, И. А. Шляпкину, А. А. Шахматову и др.) и получил от них благодарственные письма. Исключение составило письмо Шляпкина, который и в новой редакции отметил еретический характер легенды «Страсти Господни» (РНБ. Ф. 634. Оп. 1. Ед. хр. 242. Л. 1—2 об.). В ответном письме от 23 февраля 1912 г. Ремизов вновь, как ранее Вяч. Иванову, подробно доказывал своему критику, что все это только бесовское наваждение, что «чем чудовищнее Сатанинское действо, тем картина ярче — искушение сильнее, соблазн безнадежнее, победа крепче и полнее» (РО ИРЛИ. Ф. 341. Оп. 1. Ед. хр. 2013. Л. 3). Как вспоминал Ремизов, он, по совету Шахматова, подал два тома Собрания сочинений («Посолонь» и «Лимонарь») на соискание Пушкинской премии Императорской Академии наук. «Но президент Академии Наук в. к. Константин Константинович, К. Р., автор „Царь Иудейский“, мое ходатайство отклонил, поставя свою резолюцию на „Посолонь“ и „Лимонарь“ — „не по-русски-де написано“. Трудно было поверить. С ведома Шахматова я послал повторные экземпляры. Пушкинскую серебряную медаль присудили Поликсене Сергеевне Соловьевой (Аllegro) за книгу стихов» (Встречи. С. 13—14).

В настоящем издании публикуется Первая редакция «Лимонаря», наиболее целостно отражающая ранний этап обращения Ремизова к жанру религиозной легенды.

О БЕЗУМИИ ИРОДИАДИНОМ, КАК НА ЗЕМЛЕ ЗАРОДИЛСЯ ВИХОРЬ

Впервые опубликовано: Ремизов А. ЛИМОНАРЬ сиречь: ЛУГ ДУХОВНЫЙ. СПб., ОРЫ, 1907. С. 5—25.

666

Прижизненные издания: О безумии Иродиадином, дата: «1906» / Шиповник 7. С. 23—34; О безумии Иродиадином, дата: «1906» / Сирин 7. С. 23—34; Ремизов А. Пляс Иродиады. Берлин, 1922. 138 с.

Рукописные источники и авторизованные тексты: «„О безумии Иродиадином“. Сказка», Б. д. — РГАЛИ. Ф. 420. Оп. 1. Ед. хр. 17. 11 л.

Текст-источник: Веселовский. Разыскания VII («Румынские, славянские и греческие коляды»), XVI («Легенды об Ироде и Иродиаде и их славянские отражения»).

Дата: 1906.

С. 5. Перемиловский Владимир Владимирович (1880—?) — педагог, переводчик, многолетний друг Ремизова. В 1907 г. — студент славяно-русского отделения историко-филологического факультета Петербургского университета, писавший под руководством проф. И. А. Шляпкина кандидатское сочинение «К вопросу о ближайшей родине русской редакции апокрифа „Сон Богородицы“». Помогал Ремизову в изучении апокрифической литературы. Об их взаимоотношениях см.: Письма А. М. Ремизова к В. В. Перемиловскому. Подгот. текста Т. С. Царьковой, вступ. ст. и примеч. А. М. Грачевой // Рус. лит., 1990, № 2. С. 197—235.

О безумии ~ вихорь. — Название основано на тексте-источнике (Веселовский. Разыскания VII. 221; XVI. 309. См. дарственную надпись Ремизова жене 1923 г. на изд. 1922 г.: «Иродиада — бело-алая писалась на Кавалергардской. Первый раз читал у С. К. Маковского, в нее много вложено „науки“ — книг от востока и до запада» (Каталог. С. 23).

Спохватились ангелы ~ спали волхвы. — Близкий к тексту пересказ и цитация — Веселовский. Разыскания VII. 250, 247.

С. 6. У седого Карачуна ~ Младенец. — Близкий к тексту пересказ и цитация — Веселовский Разыскания VII. 240.

С. 7. ...удоноши ~ петухи... — Близкий к тексту пересказ и цитация — Веселовский. Разыскания VII. 111.

С. 10. ...прядет свою пряжу — осеннюю паутину — Богородичны нити. — Ср.: «...прядет, ее нити — осенняя паутина, которую в Германии зовут нитями Богородицы» (Веселовский. Разыскания VII. 220).

С. 11. Несется неудержимо ~ пляшет плясея проклятая. — Близкий к тексту пересказ и цитация — Веселовский. Разыскания VII. 222.

Грачева А.М. Комментарии. А.М. Ремизов. Лимонарь сиречь: Луг духовный // А.М. Ремизов. Собрание сочинений в десяти томах. М.: Русская книга, 2000—2003. Т. 6. С. 664—667.
© Электронная публикация — РВБ, 2012—2019. РВБ