РВБ: А.М. Ремизов. Собрание сочинений в 10 томах. Версия 1.8 от 23 октября 2016 г.

ТРИСТАН И ИСОЛЬДА. БОВА КОРОЛЕВИЧ

Впервые опубликовано: Алексей Ремизов. Тристан и Исольда. Бова Королевич. Париж: Оплешник. 1957. 139 с. [Без оглавления].

Рукописные источники и авторизованные тексты: Авторизованная машинопись — НР-Оплешник — Собр. Резниковых.

Публикуется по изданию 1957 г. с исправлением опечаток по НР-Оплешник.

Ю. Терапиано посвятил бо́льшую часть своей рецензии на книгу Ремизова анализу и оценке «Тристана и Исольды». Он противопоставил версию Ремизова, как «русскую», акцентирующую плотское начало, западным, «католическим» версиям Вагнера и Бедье. Критик упрощенно понял художественную концепцию автора, но вынужден был признать, что «по форме, по высочайшему словесному мастерству, ремизовская версия легенды является, вероятно, одним из совершеннейших его произведений» (РМ. 1957. № 1114. 28 сент.). После подробного анализа первой повести Терапиано кратко отметил, что «сказка о Бове Королевиче, рассказанная Ремизовым во второй части книги, по своей теме и по своему духовному содержанию не в состоянии равняться с повестью о Тристане и Исольде» (Там же). Более глубокое понимание авторского замысла отражено в письме известного филолога Б. А. Филиппова к Ремизову от 19 ноября 1957 г.: «Огромное Вам спасибо за „Тристана и Исольду“ и прелестного Бову Королевича. И как это хорошо, что стольный град Бовы зовется Антон, а уж царь этого града царь Дантона. И хорошо установление — тонкое, не навязчивое — тех нитей, которые связывают Вашего Бову с эдиповым неузнанием отца. Тристан покорил меня поддонными токами мифа-легенды. И так ведь это трудно после Вагнера («Тристан» для меня — наряду с «Парсифалем» и «Гибелью богов» — лучшее, что написал Вагнер) сказать что-то новое о Тристане, да еще тут и Бедье, кстати, великолепно переведенный на русский язык и изданный года два назад в Москве. И после всего этого Ваш вовсе не тот — и тот вместе с тем — Тристан. Тристан, может статься, более древний и — прямо из кельтских дольменов — и глубоко наш, сейчашный, при этом. Как хорошо, что Вы, Алексей Михайлович, приобщаете нашу безграмотнейшую читающую публику к самым глубинным и самым коренным преданиям прошлого—будущего: как русского, так и мирового. Спасибо Вам! И еще раз — огромное спасибо за Тристана!» (Собр. Резниковых).

ТРИСТАН И ИСОЛЬДА

Впервые опубликовано: [Главы из повести]: 1) Белтене — НРС. 1956. № 15597. 11 марта. С. 2; 2) Тристан и Исольда. 1. Плавание Тристана и Исольды — НРС. 1956. № 15604. 18 марта С. 5; 3) Тристан и Исольда. 2. Возвращение —

746

НРС. 1956. № 15618. 1 авг. С. 5, 7; 4) Байле и Айлен — НРС. 1956. № 15632. 15 авг. С. 2.

Прижизненные издания: Алексей Ремизов. Тристан и Исольда. Бова Королевич. Париж: Оплешник, 1957. С. 5—74.

Рукописные источники и авторизованные тексты: 1) Альбом автоиллюстраций под загл. «Тристан и Исольда», черн. тушь, <1951> — Собр. Резниковых; 2) Беловой автограф в тетради под загл. «Тристан и Исольда», «8.III.1953» (IV редакция, вар. А) — Собр. Резниковых; 3) Черновой автограф — отдельные листы: планы, варианты предисловия, «20.III.1953», Б. д. — Собр. Резниковых; 4) Автоиллюстрации, эскиз обложки под загл. «Тристан и Исольда», «1953» — РГАЛИ. Ф. 420. Оп. 6. Ед. хр. 156. 5) Печ. текст — авторизованная машинопись с правкой рукой неустановленного лица, <1957>, (IV редакция, вар. Б) — НР-Оплешник — Собр. Резниковых.

Источники: I. Тексты: 1) Веселовский. С. 125—228; 2) Веселовский. Приложения. С. 1—127; 3) Веселовский А. Н. Введение // Бедье Ж. Роман о Тристане и Изольде. Пер. А. А. Веселовского, Л., 1938. С. 25—50; 4) Ирландские саги / Пер. и коммент. А. А. Смирнова. Л., 1929. 377 с. (Далее цитируется: ИС — с указанием страницы). 5) Бедье Ж. Тристан и Изольда. Пер. А. А. Веселовского. Введение А. Н. Веселовского. Л., 1938. 222 с. 6) Пыпин А. Н. История русской литературы. Т. 2. 2-е изд. СПб., 1902. 537 С. (Далее цитируется: Пыпин. ИРЛ — с указанием страницы); II. Музыкальная драма «Тристан и Изольда». Музыка и либретто Р. Вагнера (1857—1859).

Дата: <1951, 1957>.

В 1951 г. Ремизов обратился к двум вариантам легенды о любви сильнее смерти — древнерусской «Повести о Петре и Февронии Муромских» и легенде о Тристане и Изольде, известной в единственном восточнославянском (белорусском) переводе. Оба произведения и создавались Ремизовым, и переделывались параллельно, что важно для исследования истории обоих текстов. При создании «Тристана и Исольды» исследование Веселовского стало для Ремизова и научным источником, и предметом особого рода эстетической полемики. Существование единственного списка восточнославянского перевода истории осмыслялось писателем не как свидетельство чуждости этого мирового мифа миросозерцанию древнерусского читателя, как считал А. Н. Веселовский, а, наоборот, как доказательство его присутствия в нем. Ремизовские черновики «Тристана и Исольды» почти не сохранились. Первоначальным этапом работы было создание графического альбома. Писатель долго не мог найти «ключа» к мировой легенде. Качественно новый этап работы начался с середины 1952 г. после знакомства с транслировавшейся по радио оперой Р. Вагнера. Музыкальная драма Вагнера и его теоретические статьи дали Ремизову искомый «ключ» к созданию художественной структуры произведения и указали на жанровый первоисточник фиксации мифа — ирландские саги. Создавая свой вариант легенды о Тристане и Исольде, писатель в редакциях своего произведения «эстетически аккумулировал» этапы ее существования в виде рыцарского романа, сказки, легенды и в итоге возвратил сюжет к первоистоку — мифу. «Тристан и Исольда» Ремизова — произведение нового синтетического жанра, соединившего в себе эстетические принципы словесного и музыкального искусства. Подробнее о текстологической истории повести см.: Алексей Ремизов и древнерусская культура. С. 251—276.

747

С. 413. Все красное ~ презренно. — Неточная цитата из саги «Болезнь Кухулина». (ИС. С. 217).

...вып. 2. — После этого в печатном тексте введен еще один источник: «Е. Vinaver. É tudes sur le Tristan en prose. 1925», отсутствующий в вар. А и вар. Б окончательной Четвертой редакции.

Друиды — жрецы у кельтских народов древней Британии и Галлии.

С. 414. ...хранит в своем печальном имени Тристан. — Имя «Тристан» восходит к слову «triste» (фр.) — печальный.

Говерналь. — Здесь и далее имена героев ремизовской повести взяты из русской, итальянской и французской версий романа.

...как скажут о нем Беруль и Тома, они хранят древнюю кельтскую легенду... — Ремизов пересказывает историю создания «Тристана и Изольды», следуя тексту исследования Веселовского. Ср.: популярность легенды «объясняется своеобразным содержанием кельтской сказки <...> и <...> поэтическими качествами ее древних англо—французских и французских стихотворных обработок. <...> Так англонорманнские поэмы Béroul (ок. 1150) и Thomas (ок. 1170) сохранились лишь в отрывках» (Веселовский. С. 132—133).

Мерлин — в кельтских мифопоэтической традиции и средневековых повествованиях «артурова» цикла волшебник, поэт и провидец.

«Что более воды? — Ветер. ~ Что крепче сна? — Любовь». — Переработка приведенной в книге Пыпина цитаты из древнерусского памятника «Сказание и беседа премудра и чадолюбива отца предание и поучение к сыну снискателю от различных писаний богомудрых отец и премудраго Соломона, и Исуса Сирахова, и от многих философов и искусных, о женской злобе»: «Одно из „Слов“, посвященных этому предмету, начинается вопросами: „Егда загорится храмина, чем ее гасити? водою. Что боле воды? ветр. Что боле ветра? гора. Что сильнее горы? человек. Что боле может человека? хмель: отъимает руки и ноги. Что лютее хмелю? сон. Что лютее сна? жена зла“». (Пыпин. HPЛ. С. 528).

С. 415. ...потом говорили: Марк кулаком в загривок напоил любимого брата. — История смерти Перля дана по белорусской версии. (Веселовский. С. 147).

Мелеад поехал на охоту... — Сюжет о смерти Мелеада взят из итальянской и французской версий романа (Веселовский. С. 143, 144).

С. 416. ...склонилась в зеленом плаще... — Описание облика Феи Син взято из описания Феи в саге «Смерть Муйрхертака, сына Эрк»: «Вскоре он увидел одинокую девушку, прекрасно сложенную, с прекрасным лицом, с ослепительно белой кожей, в зеленом плаще» (ИС. С. 293).

С. 417. Миновав реку Брыкиню ~ появился Мерлин ~ Три первых рыцаря ~ Гелиот, Ланселот, Тристан... — Ср. пересказ итальянской версии (Веселовский. С. 145).

Жена Марка Сидония... — История совершенной Сидонией попытки отравления Тристана дана по компилятивному пересказу Веселовского (Веселовский. С. 147—149).

С. 419. Птицей-пугалом — в столбняке... — В вар. А и Б: «Птицей-пугалом стыря в столбняке».

С. 423. ...верный Хорт ловчий Аполлона. <...> Клевдас <...> слышит: воет. Прислушался: нет, не собака <...> сидит на кочке Хорт, плачет. — Характерный пример ремизовской трансформации текста-источника: писатель превращает в

748

человека по имени Хорт верную охотничью собаку (хорта) Аполлона, воющую над убитым хозяином (Веселовский. Приложения. С. 2).

С. 424. В городах на улице можно было встретить странных ~ странствующие рыцари, по-русски «езжалые», они появились неизвестно откуда — «в поисках фортуны». ~ Рыцари в поисках фортуны, дамуазель — каждая по-своему неожиданный вопрос, несообразное поручение. — Ср. в статье Веселовского «Славяно-романские повести»: «...смутными могли слагаться представления о „езжалых“ рыцарях (chevaliers errants), ищущих „фортуны“, о девушках, бродящих по свету с каким—нибудь невещественным поручением» (Веселовский. С. 4).

Сервантес Сааведра (Cervantes Saavedra), Мигель де (1547—1616) — испанский писатель, прославившийся созданием романа «Дон Кихот» (1605—1615), посвященного безумцу, вообразившему себя странствующим рыцарем.

С. 426. ...немирная фея Мака. — Неточность Ремизова. В ирландской мифологии имя древней богини войны, обращенной потом в сиду (фею) — Маха (см.: ИС. С. 336).

С. 427. ...сказал карлик Роккетто ~ от Тристана тебе будет смерть. — Имя карлика взято из итальянской версии романа (Веселовский. С. 153). Сюжетный мотив предсказания — из французской версии (Веселовский. С. 150).

...кто в мыслях Белинды. — История трагической любви Белинды (Bellices) к Тристану взята из компилятивного пересказа Веселовского (Веселовский. С. 150—152).

С. 428. ...семь зрачков ~ в правом четыре и три в левом... — Неточная цитата из саги «Сватовство Кухулина» (ИС. С. 119, 122).

...ты его подкарауль и, врасплох ухватя за уши, скажи: «позор на твои уши, проклятие на голову, если меня не возьмешь». — Ср. в саге «Изгнание сыновей Усмеха»: «Она бросилась на него и схватила его за оба уха, говоря: — Позор и насмешка на твои уши, если ты не уведешь меня с собой!» (ИС. С. 72). Ср. также изложение этого эпизода у Веселовского (Веселовский. С. 151).

...в древней повести о короле Конхобаре этим гейсс Дейрдре приворожила Найси. — Отсылка к сюжету саги «Изгнание сыновей Усмеха».

...она ударилась головой о скалу и раскроила себе череп. — Неточная цитата из саги «Изгнание сыновей Усмеха» (ИС. С. 80).

С. 430. Письмо от Белинды: она просит Тристана вернуть ей меч. ~ Она поцеловала меч и ~ ударила себя в грудь. — Ср.: «посылает королевна к Тристану: просит прислать ей его меч, чтобы она могла поцеловать его. Получив меч, она проколола себя на месте» (Веселовский. С. 152).

С. 432. Аггел — падший ангел, злой дух, Люцифер.

...усадил Тристана в лодку ~ багряный парус — победоносно плыви ~ тот, кто был победоносный Аморольт под черным парусом на корабле поплыл к себе ~ злая весть! — Семантика цвета парусов — из текста Бедье (гл. «Морольд Ирландский»).

С. 432—433. ...фея Син ~ сказала: «В другой стране». ~ Тристана ~ положили в лодку ~ И положила яблоко и серебряную ветку — ее звук — забвение. — Сюжетный эпизод создан на основе использования мотивов и художественных образов—символов из ирландских саг. Мотив отплытия в

749

«потустороннюю страну» — «другую страну», которая предстает как символ «того света», «царства духов» — сага «Исчезновение Кондли Прекрасного» (ИС. С. 255). «Серебряная ветка», «яблоко» — атрибуты—символы фей, переправляющих героев в страну блаженных, где растут серебряные деревья (саги: «Плавание Брана, сына Фебала» — ИС. С. 265; «Приключения Кормака» — ИС. С. 313).

С. 433. ...впереди лодки две ласточки, скованы цепочкой красного золота... — Образ восходит к легендарному эпизоду, когда фея Моргана уносит короля Артура в страну блаженных для исцеления.

С. 435. ...вошел Гарнот ~ имена рыцарей — Будас, Кен, Бодемай, Кажен... — Ср. у Веселовского: «явились три рыцаря „отъ округлаго стола короля Артиуша, именемъ Гарнотъ, Кажынъ и Бэндемагул“ (франц. роман: Gaheriet, Keu, Baudemague)» (Веселовский. С. 158).

Твой меч ~ в руки Кушану... — Ср.: Веселовский. С. 162.

С. 436. Пикты — группа племен, составлявших древнее население Шотландии. В середине IX в. были завоеваны скоттами и смешались с ними.

С. 437. ...какая ваша жизнь: распря ~ все по-другому. — Неточная цитата из саги «Исчезновение Кондлы Прекрасного» (ИС. С. 255).

...спрыгнул в ее стеклянную лодку... — Неточная цитата из саги «Исчезновение Кондлы Прекрасного» (ИС. С. 258).

...из «другой страны» встречено, как с того света. — В представлениях древних кельтов понятие «потусторонняя», «другая страна» означало «тот свет».

...другой племянник Андрет из таких, что надо еще подумать... — Ср.: «Аудрет (Andret, I. с.), другой племянник короля, завидовавший Тристану» (Веселовский. С. 167). В книге Бедье названо четыре злодея-завистника Тристана: Андрет, Генелон, Гондоин, Деноален (гл. «Поиски златовласой красавицы»). Трансформация Андрета в главного, торжествующего в финале, антагониста Тристана — новация Ремизова.

С. 437—438. ...пролетали ласточки и уронили ~ золотой волос... — Эпизод взят из книги Бедье (гл. «Поиски златовласой красавицы»).

С. 439. ...«Самайн» ~ «день мертвых». — Ключевой образ—символ одноименной главы. Его символику Ремизов заимствовал из вступительной статьи А. А. Смирнова. Главным ирландским языческим праздником «был Самайн, справлявшийся в ночь на 1-е ноября и знаменовавший собой наступление зимы. Жрецы (друиды) разводили священный огонь, и пока он горел, все другие огни в Ирландии должны были быть погашены. <...> В ночь под Самайн разверзались волшебные холмы, и тогда-то обитатели их, сиды, вступали чаще всего в общение с людьми. Церковь <...> связала праздник Самайн с христианским „днем всех усопших“» (ИС. С. 41—42).

Ленгизу снится сон ~ и потащил за собой из залы. — Пересказ эпизода из французской версии романа (Веселовский. С. 176).

С 440. ...подала серебряную фляжку... — Ср. в белорусской версии: «Снаряжая Ижоту, мать ее отозвала Говорналя и Брагиню и вручила им „фляшу сребреную полну питьа“» (Веселовский. С. 176). Ср. также лейтмотив Любовного Напитка в музыкальной драме Вагнера.

Под угрозой расправиться с жертвой и самому погибнуть ~ слова сгорали, и мучило молчать. — Один из сюжетных источников главы «Самайн» — сага «Смерть Муйрхертаха, сына Эрк» (см. ИС. С. 301—309), в которой

750

после Самайна фея Син нарочно вызывает бурю, чтобы король Муйрхертах нарушил запрет — произнес слово «буря» — одно из ее сакральных имен. Пытаясь спастись, король залезает в бочку с вином, но в финале гибнет в огне.

С. 440. ...лебединые перья... — в кельтской мифологии образ—символ божественных сил.

С. 441. Это я ~ я твоя любовь, Тристан! — Неточная цитата из саги «Смерть Муйрхертаха, сына Эрк» (ИС. С. 292—293). В саге это — сакральное полное имя феи Син.

День мертвых ~ моей сестры и моего брата Байле и Айлен. — Отсылка к сюжету саги «Повесть о Байле Доброй Славы».

С. 442. Он налил две полные чаши ~ В жизни нам вместе не быть и только в смерти неразлучны. — Текст сцены, когда герои пьют Напиток, текстуально и семантически восходит к музыкальной драме Вагнера. В ней Изольда подносит Тристану чашу с ядом, чтобы умереть вместе. Герой сознательно соглашается выпить напиток Смерти, который служанка подменила на Любовный Напиток. Ср.: Wagner R. Tristan und Isolde. Leipzig, 1907. S. 32.

И руки их сплелись неразрывно. // «Если это называется смерть, пусть она длится вечность!» — Ср.: „Beide Wie sich die Herzen // wogend erheben! // Wie alle Sinne // wonnig erbeben! // Sehnender Minne // schwellendes Blühen, // schmachtender Liebe // seliges Glühen! // Jach in der Brust // jauchzende Lust! // Isolde! Tristan! // Welten-entronnen, // du mir gewonnen! // Du mir einzig bewusst, // höchste Liebeslust!“ (Wagner R. Tristan und Isolde. Leipzig, 1907. S. 34—35).

C. 445. ...примостился перед микро... — от «micro» (фр., сокр., разг.) — микрофон.

«Paris vous parle» (фр.) — «Париж. Говорите» (стандартное обращение телефонистки).

...поминал тесные Иверские ворота ~ снесены в Революцию... — Объективный архаизм Ремизова. Воскресенские ворота Китайгородской стены были возведены в 1680 г. В 1781 г. к ним была пристроена часовня, где находилась чудотворная икона Иверской Божией Матери, отчего ворота получили название Иверские. Разобраны в 1931 г. Воссозданы в 1994—1996 гг.

С 447. ...свиданья в саду в беседке... — Эпизод заимствован из кн. Бедье (гл. «Большая сосна»).

С. 448. Выдав за свой сон, он рассказал Исольде сказку о розе. ~ «кто взял цветок, того и куст». — Пересказ «Королевского сна» из белорусской версии романа. См.: Веселовский. Приложения. С. 87—88.

С. 451. Ноздревский задор. — Аллюзия на сцену игры в шашки Ноздрева и Чичикова в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души») (Т. 1 — 1842).

С. 452. ...в канун Белтене... — священный праздник друидов, связанный с обрядами посвящения, отмечался 1 мая. См. вступ. статью Смирнова: «И здесь друиды возжигали с заклинаниями священный огонь. Во всей Ирландии в эту ночь прогоняли скот <...> между двух костров <...> Во обоих этих праздников [Белтене и Самайн. — А. Г.] происходили гадания» (ИС. С. 42).

С. 454. «— Я могу из камня сделать овцу ~ всадники — козлиные головы. — Неточные цитаты из саги «Смерть Муйрхертаха, сына Эрк» (ИС. С. 296—298).

751

С. 455. «Плавание Тристана и Исольды». — В целом текст этой главы основан на образах фантастических видений из саги «Плавание Майль-Дуйна».

С. 455. ...лапа собаки с острым лошадиным копытом ~ скакали всадники ~ я хочу белого! — Неточные цитаты из саги «Плавание Майль-Дуйна» (ИС. С. 332—333).

С. 456. Остров зовется Плачужный ~ правит островом Ораш Набон... — Сюжетный эпизод и географические названия — из белорусской версии романа («Плачный» — Веселовский. С. 180; «Ораш» — Веселовский. Приложение. С. 71); имя Набон (Nabon le noire) — из французской версии (Веселовский. С. 197). Ср. также название романа Ремизова «Плачужная канава» (1914—1918).

С. 457. Правит островом королева Скатах. Все ее подданные скопцы... — Сюжетный эпизод посещения острова скопцов — из текста-источника: Веселовский. Приложение. С. 103. Имя королевы Скатах — из саги «Плавание Майль-Дуйна». См. примеч. Смирнова: «По первоначальному представлению обитель Скатах — «тот свет» <...> позже смысл этого был забыт, и <...> область Скатах <...> — просто как некая мрачная сказочная страна» (ИС. С. 351).

Поляница — в русских былинах название женщины-богатырши.

С. 458. ...очнулись во дворе замка ~ Они утолили жажду. — Неточная цитата из саги «Приключения Кормака в обетованной стране» (ИС. С. 319—320).

...у Дракона Тристан вырвал ядовитый язык... — Отсылка к эпизоду победы Тристана над драконом в кн. Бедье (гл. «Поиски златовласой красавицы»). Этот эпизод отсутствует в белорусской версии (см.: Веселовский. С. 162).

С. 459. ...о скопческой королеве Скатах ни во французской, ни в итальянской редакции ничего нет похожего — а только в русской. — Неточная цитата из комментария Веселовского. Ср.: «Тристан и его спутники пристают к острову „валашеныхъ“ (евнухов) ~ Сходного эпизода нет ни во французском, ни в итальянском текстах» (Веселовский. С. 214).

...пустили слух, будто он проиграл Исольду Паламеду. — Использование сюжетного эпизода текста-источника, присутствующего только в белорусской версии романа (см.: Веселовский. Приложения. С. 91).

В Нанте Тристан женился. Не по-настоящему... — Ремизов следует за данным Веселовским пересказом сходного эпизода французской и итальянской версий романа: «Yseult aus blanches maines, вылечила его рану. Он женится на ней, но брака не совершает» (Веселовский. С. 196).

С. 460. Брат Исольды Каетан ~ Тристан рассказывал ему о Красной Исольде. — Неточная цитата из пересказа Веселовского (Веселовский. С. 196).

С. 461. — Вот ты мне пророчил: Тристан меня погубит. — Возможно, отражение истории злого карлика Фросина из книги Бедье (гл. «Карлик Фросин»).

С. 462. Из Нанта Тристан предпринимал путешествия ~ по Малой Бретани и на острова. — Отражение различных эпизодов белорусской версии романа (Веселовский. Приложения. С. 9—127).

Тристану Гарнот поверил тайну ~ Сегурандес ~ встретил Тристана копьем. — Сюжет получения последней раны Тристана взят из итальянской версии романа (Веселовский. С. 208); имена героев (Гарнот, Сегурадеж) — в трансформированном виде — из белорусской версии (Веселовский. Приложение. С. 29, 46).

С. 464. Потом скажут, она обманула Тристана ~ очернила белый парус. — Полемика с версией Бедье (гл. «Смерть»).

752

С. 466. ...ирландская повесть о Байле и Айлен. — Далее глава «Байле и Айлен» — близкий к тексту пересказ саги «Повесть о Байле Доброй Славы». В комментариях А. А. Смирнов указал на ее сходство с легендой о Тристане и Изольде (ИС. С. 276).

С. 468. Благородная яблонь ~ не понять неразумному слуху. — Неточная цитата из саги «Повесть о Байле Доброй Славы» (ИС. С. 280).

Грачева А.М. Комментарии. А.М. Ремизов. Тристан и Изольда // А.М. Ремизов. Собрание сочинений в десяти томах. М.: Русская книга, 2000—2003. Т. 6. С. 746—753.
© Электронная публикация — РВБ, 2012—2019. РВБ