РВБ: А.М. Ремизов. Собрание сочинений в 10 томах. Версия 1.8 от 23 октября 2016 г.

ГРИГОРИЙ И КСЕНИЯ

Впервые опубликовано: Возрождение (Париж), 1958, № 73, Янв. С. 40—48. Текст сопровожден редакционным примечанием: «Этот рассказ был передан редакции незадолго до смерти А. М. Ремизова. Его желанием было увидеть «Григория и Ксению» напечатанными в рождественском номере «Возрождения». К сожалению, А. М. Ремизову не суждено было дожить до этого дня. Но мы исполняем волю покойного писателя» (С. 48).

Рукописные источники и авторизованные тексты: 1) Черновой автограф в тетради с частичной расшифровкой рукописи рукой Н. В. Резниковой и В. Н. Унковского, без названия, «12.I.1955», с приложением недатированных отдельных листов с вариантами вступления (I редакция) — Собр. Резниковых; 2) Беловой автограф рукой Н. В. Резниковой с правкой рукой Ремизова и Унковского, без названия, Б. д. (II редакция, вар. А) — Собр. Резниковых; 3) Беловой автограф рукой Н. В. Резниковой с правкой рукой Ремизова и Унковского, без названия, Б. д. (II редакция, вар. Б) — Собр. Резниковых; 4) Беловой автограф рукой Н. В. Резниковой с незначительной правкой рукой Ремизова под загл. «Григорий и Ксения», Б. д. (III редакция, вар. А) — Собр. Резниковых; 5) Печ. текст —

761

авторизованная машинопись, Б. д. (III редакция, вар. Б) — НР-Возрождение (2-й экз.) — Собр. Резниковых.

Тексты-источники: 1) Гудзий. С. 428—429; 2) «О зачатии во граде Тфери Отроча монастыря» (список сер. XVIII в., ГИМ, № 2563) // Хрестоматия по древней русской литературе. Сост. Гудзий Н. К. М., 1952. 5-е изд. С. 440—448.

Дата: <I.1955—IX.1957>.

Публикуется по тексту первой публикации с исправлением опечаток по вар. А и вар. Б Третьей редакции.

С начала работы Ремизова над текстом «Григория и Ксении» задачей писателя было осмысление древнерусского текста как произведения о возникновении одного из святых мест Русской земли. Одной из основ идейно-художественной концепции «Григория и Ксении» стала тема судьбы. В авторском истолковании этой темы были использованы представления о Божественном Промысле, античном Роке и древнеславянские мифологические представления о судьбе-доле. Первая редакция — сказовое повествование о разлученной любви, по жанру тяготеющее к христианской притче. Ее главное отличие от текста-источника — бо́льшее внимание к теме любви Григория и Ксении. Вторая редакция (переходная) — автограф рукой Н. В. Резниковой, так как по мере работы над повестью слепота писателя усиливалась. Жанр произведения был изменен. На жанр повести—притчи наслоились элементы жанра трагедии (хоры). В Третьей редакции идейная концепция обрела адекватную художественную форму. Полифоническая повествовательная структура текста соединила в себе лирические отступления автора, голос «Хора» — судиц, сказовое сюжетное повествование и внутреннюю речь героев. В произведении о разлученной любви тема создания Святого места трактована как тема осознанной жертвы — свободного приятия героями воли Провидения.

С. 541. Есть на земле другая земля ~ места заколдованные... — В Первой редакции вступление имело название: «Святые места», во Второй — «Святое место».

Светящиеся уголки земли не случайны. Без жертвы не покажутся ~ Прообраз — Голгофа. — На формирование идейной концепции повести повлияло прочитанное слепнущему Ремизову ученое исследование «о похождении игумена Даниила по Святой Земле — XII в.» (Кодрянская. Письма. С. 374). Имеется в виду статья В. В. Данилова «К характеристике «Хождения» игумена Даниила» (ТОДРЛ. М.; Л., 1954. Т. X. С. 93—105). Ее текст находится в составе книги с пометами, сделанными по указаниям писателя, в составе парижской библиотеки Ремизова. Дополнительные сведения об идейной концепции «Хождения» писатель нашел в учебнике Гудзия, где в концентрированном виде выражена идея древнерусского памятника о телеологической обусловленности появления «святого места», о значении Жертвы для грядущего Преображения мира. Подробнее о текстологической истории повести см.: Алексей Ремизов и древнерусская литература. С. 294—310.

— Творят волю судьбы ~ Судицы... — Ср. представления о судьбе и ее влиянии на жизнь и смерть в древнеславянской мифологии в кн. Афанасьева. Судьба и «конец жизни человеческой определяется судицами» — тремя девами — славянскими аналогами норн, парок (См.: Афанасьев III. С. 373).

Судицы ~ даром любви соединяют человека с человеком — «суженый» и «суженая» — Ср.: «Супружеский союз, со всеми его <...> последствиями, не

762

зависит от произвола и расчетов человека, а уж наперед определяется божественной волей: «кому на ком жениться, тот в того и родится», «всякая невеста для своего жениха родится». Приговоры судьбы в этом отношении также неотвратимы, как и сама смерть» (Афанасьев III. С. 373).

С. 542. Ярослав Ярославич (1230?—1271?) — великий князь тверской (с 1247 г.), великий князь владимирский (с 1263 г.), основатель династии тверских князей.

Неврюй, хан — татарский военачальник, в 1252 г. вторгшийся со своим войском в суздальскую землю. Татары взяли Переяславль, захватили пленных, в числе которых была семья князя Ярослава Ярославича.

Пономарь — низший церковнослужитель, главной обязанностью которого была звонить в колокол, участвовать в клиросном пении и прислуживать при богослужении.

...по дочери Ксении... — Имя Ксении носила дочь боярина Юрия Михайловича, вторая жена князя Ярослава Ярославовича (ум. 1312).

С. 544. Дружка — второй свадебный чин со стороны жениха, мо́лодец, знающий весь обряд и распоряжающийся на свадьбе.

С. 545. «Встаньте, идите встречать великого князя ~ Дай место великому князю, моему жениху...» — Неточное цитирование текста-источника, ориентированного на текст Евангельской притчи о десяти девах — пяти неразумных и пяти мудрых, вышедших встречать Жениха (Мф. 25; 1—13).

С. 546. Руки его окованы ~ И чья-то верная рука ударила ножом в грудь. — Видение Григория основано на тексте сообщения Софийской Первой летописи за лето 6827 (1319) «Убиение князя великого Михаила Ярославича Тферьского, в ордѣ отъ царя Озбяка»: «Убійци же яко дивіи звѣріе, немилостиви кровопивци, <...> обрѣтоша его стояща, и тако похватиша его за древо еже бѣ на выи его, и удариша имъ силно, възломиша и на стѣну, и проломися вежа; онъ же въскочи, и так мнози емше и повергоша его на земли, и біяхутъ пятами емше и повергоша его на земли, и біяхутъ пятами нещадно. И се единъ отъ беззаконныхъ, именемъ Романецъ, извлекъ великый ножь и удари въ ребра святаго въ десную страну, и обраша ножь сѣмо и овамо, и отрѣза честное сердце его» (ПСРЛ. СПб., 1851. Т. 5. С. 214).

С. 548. Церковь Михаила Архангела в Твери. — По предположению исследовательницы древнерусского источника С. А. Семячко, возможно, имеется в виду Михаило-Архангельский монастырь на берегу Волги (упоминается с XV в., упразднен в XVII в). См.: Памятники литературы Древней Руси. XVII век. М., 1988. Кн. 1. С. 618.

С. 550. О Тебе радуется, Обрадованная, // всякая тварь, слава Тебе. — Начало и заключение песнопения Литургии Василия Великого (совершается только 10 раз в году), прославляющего Божию Матерь. В тексте Литургии: «О Тебе радуется, БЛАГОДАТНАЯ, всякая тварь». «Слава Тебе» — заключительные слова песнопения.

...он увидел во сне Богородицу ~ она была не Владимирская, не Боголюбская... — Имеется в виду знаменитая чудотворная икона «Богоматерь Владимирская», по преданию, написанная евангелистом Лукой. В половине V в. она была принесена из Иерусалима в Константинополь, в половине XII в. прислана в Киев великому князю Юрию Владимировичу Долгорукому. В 1115 г. князь Андрей Юрьевич повез ее на север. У берега Клязьмы он во сне получил повеление

763

поставить икону во Владимире. Князь назвал это место «Боголюбивым», создал там две церкви, в одной из которых поставил св. икону. Впоследствии на этом месте был основан город Боголюбово. В 1160 г. икона была перенесена во Владимир и с того времени стала называться «Владимирской». В 1395 г. перенесена в Москву, где находилась в Московском Успенском соборе. Считается одной из главных русских святынь. В настоящее время находится в Государственной Третьяковской галерее.

С. 550. В честь Успения... — Имеется в виду двунадесятый праздник — Успение Пресвятой Богородицы, 15 августа.

С. 551—552. У Ярослава родился сын ~ Судьба ~ Михаила Тверского ~ прикончили татары ~ убийца Романец выхватил нож ~ и вырезал сердце. — Концовка повести семантически и текстуально параллельна эпизоду видения Григория. Ср. первый вар. финала Второй редакции: «Судьба ее сына Михаила Тверского горькая участь: его задавила Москва, а прикончили татары. Над Михаилом совершится то, что было совершено с Григорием».

С. 552. Ксению встретит Григорий и они узнают друг друга. — Полемика с философской концепцией стих. М. Ю. Лермонтова «Они любили друг друга так долго и нежно...» (1841). Ср. его финальную строку: «Но в мире новом друг друга они не узнали» (Лермонтов М. Ю. Собр. соч. В 4 т. М., 1964. Т. 1. С. 118).

Грачева А.М. Комментарии. А.М. Ремизов. Григорий и Ксения // А.М. Ремизов. Собрание сочинений в десяти томах. М.: Русская книга, 2000—2003. Т. 6. С. 761—764.
© Электронная публикация — РВБ, 2012—2019. РВБ
Загрузка...