РВБ: А.М. Ремизов. Собрание сочинений в 10 томах. Версия 1.8 от 23 октября 2016 г.

С. 44. «33 белых попа», такое есть общество. Собираются иногда в редакции. — Подразумевается сложившаяся в Петербурге и позднее преобразовавшаяся в «Союз Ревнителей Церковного Обновления» («Братство Ревнителей Церковного Обновления») «группа 32-х священников», которая активно выступала за отделение церкви от государства. Ее участники пытались найти поддержку в редакции «Вопросов жизни» среди идеологов нового религиозного сознания, но те встретили программу обновленцев резкой критикой, видя в ней «просто профессионально-освободительное движение» (См.: Павлова М. Мученики великого религиозного процесса // Мережковский Д., Гиппиус З., Философов Д. Царь и революция. М., 1999. С. 26—28). Возможно, число 33 является поздней аллюзией Ремизова к названию вышедшего в 1907 г. романа Л. Зиновьевой-Аннибал «Тридцать три урода».

С. 44—45. ...раскрыта, наконец, моя мистификация о этом мифическом Иване Павлиновиче... — Любовь писателя к различного рода розыгрышам и шуткам получила широкую известность среди петербургских литераторов. Конст. Эрберг (К. А. Сюннерберг) вспоминал: «Ремизов вообще и в письмах

529

и в разговоре любил “шутоваться” (его выражение) и чудить. В общении с другими он всегда играл какую-то роль. <...> Ремизов был с хитрецой, “шутовался” он всегда не без расчета, не без задней мысли» (ИРЛИ. Ф. 474. № 53. Л. 87—88). В данном случае в ремизовской «шутке» речь идет об Иване Павлиновиче Слободском, протоиерее о. Иоанне Слободском, участнике Религиозно-философских собраний. Ср. с записью Розанова: «Какие добрые бывают (иногда) попы. Иван Павлинович взял под мышку мою голову и, дотронувшись пальцем до лба, сказал: “Да и что мы можем знать с нашей черепушкой?” (мозгом, разумом, черепом). Я ему сказал разные экивоки и “сомнения” за годы Рел-фил. Собраний. И так сладко было у него поцеловать руку. Исповедовал кратко. Ждут. <...>Так “быт” мешается с небесным глаголом <...> Но Слободской — глубоко бескорыстен. Спасибо ему. Милый. Милый и умный (очень)» (Уединенное. С. 424).

С. 45. Среды у Вяч. Иванова. — В доме поэта, писателя, теоретика символизма Вячеслава Ивановича Иванова (1866—1949) на Таврической улице, д. 38 — известном под названием «башня», по средам собирался весь цвет интеллектуального, литературно-художественного мира Петербурга. См.: Шишкин А. Симпосион на петербургской башне в 1905—1906 гг. // Канун. Альманах. Вып. 3. Русские пиры. СПб., 1998. С. 273—352. Историю взаимоотношений Иванова и Ремизова см.: Переписка В. И. Иванова и А. М. Ремизова / Вступ. статья, примеч. и подгот. писем Ремизова А. М. Грачевой; подгот. писем Вяч. Иванова О. А. Кузнецовой // Вячеслав Иванов: Материалы и исследования. М., 1996. С. 72—118.

...Гершензон, оказывается, пишет стихи! — Поэтические опыты историка русской литературы и общественной мысли, философа и литературного критика Михаила Осиповича Гершензона (1869—1925), относящиеся к 1890—1900-м гг., сохранились, в частности, в фондах Института мировой литературы РАН (Москва). См.: Макагонова Т. М. Дни и труды М. А. Гершензона (По материалам архива) // Записки Отдела рукописей Российской государственной библиотеки. Вып. 60. М., 1995. С. 60—70.

...знаменитый Демчинский: предсказывает погоду. — Журналист и беллетрист Николай Александрович Демчинский (1851—1914/1915?) в 1900-х гг. публиковал в газетах «Биржевые ведомости», «Слово», «Русь», «Утро России» заметки на актуальные темы, в том числе и по вопросам метеорологии. Полагаясь на собственную теорию, он выступал и с предсказаниями погоды, чем заслужил репутацию шарлатана в научных кругах и популярность у простой публики.

Были еще Мережковские... — Общаясь в редакции журнала «Вопросы жизни» с супругами Дмитрием Сергеевичем Мережковским (1865—1941) и Зинаидой Николаевной Гиппиус (1869—1945), Ремизов первоначально составил о них весьма нелестное мнение. Однажды он писая жене, находившейся в отъезде: «Как приедешь, давай снимемся вместе» я уж писал тебе и эту карточку Натусеньке <маленькая дочь Ремизовых. — Е. О.>, когда большая вырастет, а еще подарим В. В. Розанову, а Мережковским не стоит: сий не взглянет, З. Н. Гиппиус отрежет меня, исколет булавками и бросит в камин, в огонь» (На вечерней заре 3. С. 454). Тем не менее именно З. Н. Гиппиус, симпатизировавшая писателю, принимала деятельное

530

участие в устройстве бытовой жизни Ремизовых. См.:Lampl H. Zinaida Hippius an S. P. Remizova-Dovgello // Wiener Slawistischer Almanach. 1978. Bd. I. S. 155—194.

С. 45. Я с таким удовольствием читал «Тварь»... — В альбоме «Розанов» письмо № 1. Авт. коммент.: «1905 осень. <...> “Тварь” — рассказ З. Н., напеч<атанный> в Северных цветах 1903 <...> М. Изд. Скорпион». Рассказ З. Гиппиус «Тварь. Ночная идиллия» был опубликован в четвертой книге альманаха «Северные Цветы Ассирийские» за 1905 г. (С. 79—93).

С. 46. ...учитель Полетаев ~ (расск. В. В.)... — Преподаватель математики и физики Сергиевской прогимназии в Сергиевском Посаде Полетаев упоминается в «Циркуляре по московскому учебному округу» (1886. № 6—7. С. 255) в приказе о переводе в Брянскую прогимназию.

...доктор Доминик Доминикович Кучковский (из воспоминаний В. В.)... — Брянский врач Доминик Доминикович Кучковский упоминается как доверенное лицо в нотариальных бумагах Розанова (завещании, составленном в 1884 г. и др.). См.: Сараскина Л. Возлюбленная Достоевского Аполлинария Суслова: в документах, письмах, материалах. М., 1994. С. 366—385.

Куплено: зеленый диван у А. С. Волжского... — Ремизов познакомился с литературным критиком и многолетним другом Розанова Александром Сергеевичем Глинкой (псевд.: Волжский; 1878—1940) 2 февраля 1905 г.: «Это один из редакторов и защитник “Пруда”» (На вечерней заре 2. С. 284). В письме к писателю от 22 декабря 1912 г. Глинка-Волжский в шутливой форме напомнил о вещах, проданных Ремизову в 1905 г. перед отъездом в Симбирск, в письме от 22 декабря 1912 г.: «...а я ведь живу себе-поживаю на свете, на Шатальной улице д. 35(а), в Симбирске, и очень помню, что за стол мой, — письменный, красным покрыт, — Вы со мной не расплатились, и потому век вечный должны посылать мне книжки Ваши» (РНБ. Ф. 634. № 89. Л. 11).

Познакомился с П. П. Перцовым. — Подразумевается личное знакомство с критиком и официальным издателем журнала «Новый путь» Петром Петровичем Перцовым (1868—1947), который еще в 1903 г., общаясь с Ремизовым по переписке, одобрил и принял к публикации в журнале цикл рассказов Ремизова «По этапу» (См.: РНБ. Ф. 634. № 249. Л. 13—15 об.).

С. 46—47. И тихонько из Опытов ~ Это для моей повести «О табаке». — «Опытами» Розанов называл личные эротические переживания. Ср.: «...я и “там” если этим делом и баловался, то в сущности для “опытов”. Т. е. наблюдал и изучал. А чтобы “для своего удовольствия” — то почти и не было» (Уединенное. С. 272).

Л. Б. — Лев Самуилович Бакст (1866—1924), художник, участник группы «Мир искусства», который иллюстрировал издание эротической сказки Ремизова «Царь Додон» (1921).

С. 47. ...мы отдельно теперь на 5-ой. — Ремизовы переехали на 5-ю Рождественскую ул. (д. 38, кв. 2) 26 сентября 1905 г.

Познакомился с С. Л. Рафаловичем: его стихи в «Содружестве»... — Имеется в виду сборник стихов Сергея Львовича Рафаловича (1875—1943) «Светлые песни» (СПб.: Содружество, 1905). Сохранился лист из этой книги с инскриптом, датированным 4 января 1906 г.: «Алексею Михайловичу Ремизову на добрую память. Сергей Рафалович» (ИРЛИ. Р III. Оп. 2. № 1648).

531

... С. 47. Был еще Леонид Семенов этот, как олень. — Леонид Дмитриевич Семенов-Тян-Шанский (1886—1917), поэт, прозаик. Ср. с письмом, Ремизова к жене от 26/27 июня 1905 г.: «Был Леонид Семенов. Олень. И какая рогатая гордость! На гордость я ему отвечал невероятными сообщениями, говоря: дурак, сними рога и посмотри попроще» (На вечерней заре 3. С. 459).

С. 48. Хоронили Трубецкого. Несли на Николаевский вокзал. Демонстрация. — Князя Сергея Николаевича Трубецкого (1862—1905), философа, общественного деятеля, ректора Московского университета, члена «Союза освобождения», внезапная смерть настигла в Петербурге после сердечного приступа из-за выговора от министра народного просвещения за студенческие волнения, допущенные в Московском университете. М. Кузмин, наблюдавший многолюдную похоронную процессию, записал в дневнике: «Когда сегодня мимо нас провозили Трубецкого, случилось какое-то замешательство и толпа в панике, в ужасе бросилась бежать, на извозчиках, просто так, в лавки, и сверху это производило впечатление картины какого-то англичанина “Манифестация”. На Невском были какие-то волнения, но более или менее обычного типа» (Кузмин. С. 50).

Вечером ездили к Ф. К. Сологубу на В. О. в училище, где он инспектором. — В 1899—1907 гг. поэт и прозаик Федор Сологуб (наст. имя Федор Кузьмич Тетерников; 1863—1927) служил учителем-инспектором в Андреевском городском училище, которое находилось на Васильевском острове (7-я линия, Д. 38).

...и, конечно, Василий Иванович (Коренев). — Очевидно, ошибка в фамилии; речь идет о приятеле и сослуживце Ф. К. Сологуба Василии Ивановиче Корехине, который под влиянием Сологуба стал писать стихи и публиковался под псевдонимами «В. Корин» и «Горицвет»; автор книги «Зарницы» (1898).

Я писал в альбомы передоновщину: брежу «Мелким бесом». — Провинциальный учитель Передонов — символ маниакально-извращенного, грязно-эротического поведения — главный герой романа Ф. Сологуба «Мелкий бес», который впервые увидел свет на страницах журнала «Вопросы жизни» (1905. № 6—11).

Т. Н. — Татьяна Николаевна Гиппиус (1877—1957), художница, сестра З. Н. Гиппиус.

Не забыть под Андрея погадать. — Имеется в виду день памяти апостола Андрея Первозванного (30 ноября), по народной традиции накануне этого дня (29 ноября) девушки гадали на суженого.

С. 49. ...и все дети... — У Розановых было пятеро детей: Татьяна (1895—1975), Вера (1896—1919), Варвара (1898—1943), Василий (1899—1918), Надежда (1900—1958); в семье также жила Александра Михайловна Бутягина (1883—1920) — дочь Варвары Дмитриевны от первого брака.

Н. К. Рёрих — знает всю доисторическую историю... — Подробнее о взаимоотношениях живописца и философа Николая Константиновича Рериха (1874—1947) с Ремизовым см.: Рерих Н. К. Письмо к А. М. Ремизову / Публ. С. С. Гречишкина // Ежегодник Рукописного отдела Пушкинского Дома на 1974 год. Л., 1976. С. 196—199.

С. 50. Вечером ~ В. В. Перемиловский. — Переводчик Владимир Владимирович Перемиловский (1880—1950-е) — один из первых

532

петербургских знакомых писателя; ему посвящена легенда «О безумии Иродиадином, или Как на земле зародился вихорь» (1906). Подробнее об их отношениях см.: Письма А. М. Ремизова к В. В. Перемиловскому / Подгот. текста Т. С. Царьковой; вступ. статья и примеч. А. М. Грачевой // Рус. лит.1990. № 2. С.197—235.

Познакомился с Григорием Петровым. — По сохранившейся характеристике Розанова, священник-либерал Григорий Спиридонович Петров (1867—1925), автор нравоучительных брошюр для народа и популярной книги «Евангелие как основа жизни», либеральный публицист, был по-своему уникальной личностью: «Григорий Петров. Одна из самых отвратительных фигур, мною встреченных за жизнь. <...> Такого честолюбия я ни в ком не видел: Александр Македонский со средствами Мазини» (Уединенное. С. 654). Книгам и публичным выступлениям Г. Петрова Розанов посвятил полемические статьи «Прекрасный Иосиф и его братья» (1903), «Случай в деревне» (1904) и др.

Манифест о свободах. — В ночь с 17 на 18 октября 1905 г. был опубликован подготовленный С. Ю. Витте и подписанный Николаем II манифест «Об усовершенствовании государственного порядка», в соответствии с которым были узаконены гражданские свободы: свобода совести, слова, собраний, союзов, расширение избирательных прав и т. д.

С. 51. Когда я слышу о событиях о митингах и шествиях, мне приходит на ум маркиз де Сад. — Произведения скандально знаменитого маркиза де Сада (1740—1814) стали символом аморализма, жестокости, прсступле-ния и святотатства, а имя автора — нарицательным: садизмом называют как сексуальное извращение, так и удовольствие от насилия вообще. Возможно, революционные события 1905 г. вызвали у Ремизова ассоциацию с трактатом «Французы, еще одно усилие, если вы хотите стать республиканцами», который вошел в состав романа «Философия в будуаре» (1795).

С. 52. В. В. тоже засел за Дебагория-Мокриевича. — Розанов, называл опубликованные в эмиграции (в Париже: 1894—1898 и Штутгарте: 1903) «Воспоминания публициста и революционера-народника Владимира Павловича Дебагория-Мокриевича (1848—1926) «удивительными» и в статье «О “переживаниях” и “переживших”» (Русское слово. 1906. 7 января. № 6) высказывался за их издание в России. «Воспоминания» вышли в Петербурге в конце 1906 г.

С. 53. Д. С. — Мережковский.

Философов. — Еще до личной встречи в Петербурге Дмитрий Владимирович Философов (1872—1940), публицист, критик, руководитель литературных отделов в журналах «Мир искусства» (1899—1904), «Новый путь» и «Вопросы жизни», близкий друг супругов Мережковских, оказывал Ремизову разностороннюю поддержку, приобщая начинающего писателя к столичному литературному миру. В 1904 г. Ремизов переслал Философову — официальному редактору «Нового пути», первую часть романа «Пруд» и получил ответ, свидетельствовавший о неподдельном интересе к этому произведению (См.: Ремизов А. М. Собр. соч. Т. 1. Пруд. М., 2000. С. 530).

...как Мережковские открывают Америки. — В конце 1905 г. происходила стремительная радикализация общественно-политических настроений

533

Мережковских, о чем, в частности, свидетельствует написанное Д. С. Мережковским в это время «Воззвание к церкви»: «Мы взываем к Истинной, Святой, Соборной, Апостольской Церкви, да возвысит она свой голос в голосе своих верховных святителей, пастырей, учителей и всех христиан православных, да произнесет безболезненно перед лицом всей России свой суд над самодержавием как над врагом Церкви и народа. Да благословит всех русских людей на великий и святой подвиг освобождения, на мученическое пролитие не чужой, а своей крови за великое дело свободы народной» (Взыскующие града. Хроника частной жизни русских религиозных философов в письмах и дневниках / Сост., подгот. текста, вступ. статья и коммент. В. И. Кейдана. М., 1997. С. 702).

С. 53. Кеннан-Ренан, что такое нравственность? — Контаминация «рифмующихся» фамилий двух запрещенных цензурой авторов: американского этнографа Джорджа Кеннана (1845—1924) — автора книги «Сибирь и ссылка» (первое издание на русском языке — Париж, 1890) и французского философа Эрнеста Ренана — автора знаменитой «Жизни Иисуса», до 1906 г. выходившей на русском языке исключительно за границей. Вопрос о нравственности, возможно, имеет отношение к работе П. Л. Лаврова «Социальная революция и задачи нравственности» (Женева, 1884), также запрещенной царской цензурой.

Приехал из Вологды А. Маделунг... — С датчанином Аггеем (Оге, Ааге) Андреевичем Маделунгом (1872—1949, в начале 1900-х скупщиком и экспортером масла, а позже писателем, Ремизов подружился во время своей ссылки в Вологде. См.: Письма А. М. Ремизова и В. Я. Брюсова к О. Маделунгу / Сост., подгот. текста, предисл. и коммент. П. Альберга Енсена и П. У. Мёллера. Copenhagen, 1976.

Не дождался один Каляев! — Член боевой организация эсеров Иван Платонович Каляев (1877—1905) за совершение террористического акта 4 февраля 1905 г. — убийство великого князя Сергея Александровича — был казнен в Шлиссельбургской крепости. Для Ремизова имя Каляева связано с годами, проведенными в ссылке, с первыми публикациями в газете «Северный край» (Ярославль), где Каляев служил корректором. Подробнее см.: Иверень. С. 199—200.

Читаю записки Л. А. Волькенштейн. — Речь идет о книге «13 лет в Шлиссельбургской крепости. Записки Людмилы Александровны Волкенштейн. С примеч. В. Л. Бурцева. Maldon, Essex: “Свободное слово”. A. Tcherkoff, 1900». Член «Народной воли» Людмила Александровна Волькенштейн (другое написание фамилии — Волкенштейн; 1857—1906), по «Процессу 14-ти» (1884) была приговорена к смертной казни, замененной пятнадцатью годами каторги. До 1896 г. отбывала заключение в Шлиссельбурге.

Щедрин (арест. 81 г.) вообразил, что половина головы у него пропала. — Революционер-народник Николай Павлович Щедрин (1858—1919) в 1881 г. был приговорен к смертной казни, замененной бессрочной каторгой, которую отбывал на реке Каре. Затем переведен в Петропавловскую крепость, а 1884-м заключен в Шлиссельбургскую крепость, где год спустя заболел. С 1896-го находился в Казанской психиатрической больнице. (См.: Попов М. Р. Н. П. Щедрин // Былое. 1906. № 12). Подробности о психическом заболевании Щедрина Ремизов почерпнул из книги Л. А. Волькенштейн.

534

С. 54. В. В. Розанов «Легенду о Великом Инквизиторе»... — Имеется в виду третье издание книги «Легенда о Великом инквизиторе Ф. М. Достоевского. Опыт критического комментария» (1906).

Что самое дорогое в Вас... — В альбоме «Розанов» письмо № 4. Авт. коммент.: «Послать не удалось. С посылкой вышло несуразное: посылка состояла и из книг и из духов».

С. 55. Затевается журнал «Факелы». Соединение декадентов с «Знанием». Это все Г. К. Чулков мудрует. — В начале 1906 г. была объявлена подписка на «двухнедельный литературный, художественный и общественный журнал» «Факелы», идеологической программой которого должна была стать поддержка социалистического движения в разрушении старого экономического порядка и осуществлении более свободного и справедливого общественного устроения, а также «проповедь индивидуального освобождения». Среди участников проекта назывались фамилии Л. Андреева, К. Бальмонта, В. Брюсова, И. Бунина, Б. Зайцева, Вяч. Иванова, В. Мейерхольда, А. Серафимовича, Г. Чулкова, К. Сюннерберга, П. Щеголева и др. (Корректуру анонса с правкой К. А. Сюннерберга см.: ИРЛИ. Ф. 474. № 606.) Замысел не был осуществлен: в 1906—1908 гг. под редакцией Чулкова вышло три книги одноименного альманаха, идеологической платформой которого стал «мистический анархизм».

«Факелы» соединяются и с Мейерхольдом. Стало быть, и журнал и театр «Факелы». — Мейерхольд вел переговоры с идеологами альманаха «Факелы» о том, чтобы вместе с Вяч. Ивановым возглавить театральный отдел в журнале «Факелы», а также театр «Факелы». Отголоски широкого обсуждения этой идеи проникли и на страницы печати: «В театральных кругах говорят о театре “Факелы”. Это как бы петербургская “Студия”, так неудачно кончившаяся в Москве. Во главе “Факелов” г. Мейерхольд. Но осуществление проекта отложено до будущего года» (Дымов О. Петербургские театры. Письмо первое // Золотое руно. 1906. № 2, С. 107). Хотя Мейерхольд и приехал в столицу 28 октября 1905 г., этот замысел также не был реализован.

Ходил к Парамонову наниматься. ~ Завтра с письмом Д. В. Философова в «Государственный Контроль». — Речь идет о неудачных попытках Ремизова трудоустроиться. В первом случае — получить работу у крупного промышленника, мецената и издателя Николая Елпифидоровича Парамонова (1873—1952). Ср. с более подробным описанием этого эпизода: «А. В. Тыркова — к Парамонову, на Сенную. Парамонов вроде здешнего фарфорщика Попова, а прием в конторе с семи утра; собирался меня куда-то в Персию послать, я обрадовался и заговорил о персидских газелях и сказках, но ничего не вышло» (Встречи. С. 47). В другом — поступить на государственную службу, обеспечивающую наблюдение за приходом, расходом и хранением капиталов правительственных учреждений, предложение которой было сделано Ремизову Философовым 5 ноября 1905 г.: «Теперь уже несколько дней у меня есть возможность определить Алексея Михайловича в Контроль. Служба безобидная и чистая, занятии — часа четыре-пять в день, занятий не трудных и для Алексея Мих<айловича> привычных. Во всяком случае верный кусок хлеба, и хорошее положение среди служащих» (РНБ. Ф. 634. № 226, Л. 5 об. — 6).

535

С. 55. Вчера собрание «Факелов». Меня приняли. — В первой книге нового альманаха (1906) был опубликован рассказ Ремизова «Серебряные ложки» (1903), а в третьей — его пьеса «Бесовское действо».

С. 56. Собрание «Золотого Руна»: С. А. Соколов-Кречетов («Гриф»), Тароватый («Искусство»)... — Идея создания журнала под названием «Золотое руно», внешне и содержательно отвечавшего эстетической программе символистов, оформилась в октябре 1905 г. Журнал начал издаваться в январе 1906-го при финансовой поддержке мецената Николая Павловича Рябушинского (1876—1951). В состав редакции вошли Сергей Алексеевич Соколов (псевд. Сергей Кречетов; 1878—1936), поэт, владелец издательства «Гриф», издатель одноименных альманахов, и Николай Яковлевич Тароватый (? — 1906), художник, редактор-издатель московского журнала «Искусство». В письмах С. Соколова, занявшего должность заведующего литературным отделом «Золотого руна», обсуждались публикации Ремизова в журнале (РНБ. Ф. 634. № 203). Подробнее о журнале см.: Лавров А. В. «Золотое руно» // Русская литература и журналистика начала XX века. 1905—1917. М., 1984. С.137—173.

Вымазал я нос табаком Вяч. Иванову. — Характерный пример игрового поведения Ремизова, которое многие расценивали как «безобразия», или как «юродство». Ср. с оценкой И. А. Ильина: «Ему <Ремизову> нужно было провозгласить свое право на художественное юродство; и вместо того, чтобы сделать это в порядке серьезной статьи или храбро приступить к осуществлению своего юродствующего акта, он выбрал форму все преувеличивающей шутки, по-юродски провозглашая свое право на юродство. Впрочем, он, по-видимому, сам испытывал свой бунт не только как переход к новым образам, но и как прорыв в безобразие» (Ильин И. А. Собр. соч.: В 10 т. М., 1996. Т. 6. Кн. 1. С. 300). В данном случае в описание эпизода включена аллюзия к эротической теме через метафору нос (аналог фаллоса), привычную для фольклорных интерпретаций материально-телесного низа и верха, а также скрытое упоминание собственной эротической сказки «Что есть табак» (1908), ставшей популярной в литературно-художественном мире.

...перевернул с помощью именинницы качалку с Н. А. Бердяевым. — Этот же эпизод описан Андреем Белым, который впервые увидел Ремизова в гостях у Розановых: «...он сидел, такой маленький, всей головою огромной уйдя себе по́д спину, дико очками блистал; и огромнейшим лбом в поперечных морщинах подпрыгивал из-под взъерошенных, вставших волос; <...> вдруг, подскочивши к качалке, в которой массивный Бердяев сидел, он стремительно, дьявольски-цапким движением перепрокинул качалку; все, ахнув, вскочили; Бердяев, накрытый качалкой, предстал нам в ужаснейшем виде: там, где сапоги, — голова; там же, где голова, — лакированных два сапога; все на выручку бросились; только не Розанов, сделавший ижицу, невозмутимо поплескивал с кем-то» (Андрей Белый. Начало века. М., 1990. С. 479—480).

С. 56. Много бывало гостей ~ Коноплянцев ~ Б. А. Зак и с ним Д. А. Лутохин, Егоров из «Нового Времени»... — Александр Михайлович Коноплянцев (1875 — ?), педагог и публицист, автор биографии К. Н. Леонтьева; ученик Розанова в Елецкой гимназии. Борис Аркадьевич Зак — молодой музыкант, приходивший к Розановым в 1900-е гг. играть на рояле. Долмат Александрович Лутохин (1885—1942), экономист, журналист, издатель, стал посещать дом Розанова зимой 1903/04

536

года, будучи студентом Технологического института; см. его мемуары о философе: Лутохин Д. А. Воспоминания о Розанове // Pro et contra. С. 193—199. Ефим Александрович Егоров (1861—1935), секретарь Религиозно-философских собраний и журнала «Новый путь», позже заведовал иностранным отделом в газете «Новое время».

...подымались самые непоказанные разговоры. — О тайных (эротических) разговорах в этом кругу свидетельствуют позднейшие воспоминания С. И. Дымшиц-Толстой — супруги А. Н. Толстого: «В этот период нашей петербургской жизни мы стали посещать ряд писательских домов <...> К Ремизовым А. Н. проявлял интерес наблюдателя, идти к ним называлось “идти к насекомым”. Действительно, и сам хозяин — маленький, бороденка клинышком, косенькие, вороватые взгляды из-под очков, дребезжащий смех, слюнявая улыбочка, — и его любимый гость — реакционный “философ” и публицист В. В. Розанов — подергивающиеся плечи, нервное потиранис рук, назойливые разговоры на сексуальные темы, — все это в самом деле оставляло такое впечатление, точно мы вдруг оказались среди насекомых, а не в человеческой среде. Завернувшись в клетчатый плед, придумывая неожиданные словесные каламбуры, Ремизов любил рассказы из Четьи-Минеи, пересыпая их порнографическими отступлениями. В местах наиболее рискованных он просил дам удалиться в соседнюю комнату» (Воспоминания об А. Н. Толстом. М., 1973. С. 79).

Ждем. Серафиму Павловну и Алексея Михайловича без слонов, без зверей... — В альбоме «Розанов» письмо № 15; дата на тексте копии: «2 XII 1908»; дата в авторском коммент.: «3 XII 1908»; на листе оригинала рукой Ремизова: «1908». Авт. коммент.: «Приглашение на именины Варвары Дмитриевны. <...> На именинах В. Д. был выработан целый ритуал: “сыт, пьян и нос в табаке”. Под конец надо было, чтобы что-нибудь произошло чудное. Я действовал с одобрения именинницы. Мудровал над Н. А. Бердяевым. “Без вина” попало в этом смысле. <...> На именинах надо было соблюдать приличие “достодолжное”. Конечно, первый же нарушал сам В. В. И обыкновенно, на именинах, когда полагалось, чтобы все честь-честью по-православному, подымались разговоры непоказанные. Бывали Мережковские, Бердяевы, Тернавцевы, Коноплянцев и еще какие-то личности и батюшки, да еще Егоров из Нов<ого> Вр<емени>».

С. 57. «Слоны» это «обладающие сверх божеской меры». — Характерный для эротических фольклорных интерпретаций эвфемизм («хобот») призван спроецировать тему крупного по всем параметрам существа (слона) на образ мужчины, наделенного природой исключительными физическими достоинствами. Хобот в таком переосмыслении аналогичен носу — традиционному фаллическому символу, размеры которого принято напрямую увязывать с мужским половым органом.

...пришел, пришел издалека / скиталец из Женевы... —неточная цитата из стихотворения Андрея Белого «Опять он здесь, в рядах борцов...» (Факелы. Кн. 1. СПб., 1906. С. 33).

Должно быть, это про А. Г. Барладеана!.. — Подразумевается Алексей Георгиевич Бардладеан, революционер, в 1900—1910-х гг. женевский эмигрант; в 1922 г. член-соревнователь берлинского Дома Искусств.

537

С. 57. Приходил Е. Г. Лундберг: ходит он, как птица ~ спасали его от верной гибели. — Литературный критик, прозаик, мемуарист Евгений Германович Лундберг (1883—1965) свою юность провел в скитаниях, общаясь с революционерами и сектантами, неоднократно попадал в тюрьму; в 1904 г., по собственному признанию, «нищенствовал в Петербурге», в 1905 г. сблизился с «Христианским братством борьбы» В. П. Свенцицкого, В. Ф. Эрна и др., программу которого распространял на юге России, участвовал в аграрных волнениях на Черниговщине, в октябре того же года был вместе с Л. Шестовым в Киеве во время еврейского погрома. Описал свои путешествия в книгах «Мои скитанья» (Киев, 1909) и «Записки писателя» (Берлин, 1922).

С. 58. ...а С. П. узоры для вышивания бисером. — Подарок связан с коллекцией вышивок бисером, которая досталась С. П. Ремизовой-Довгелло по наследству (См.: Резникова. С. 23). Об интересе жены писателя к такому роду рукоделия говорят различные упоминания в письмах корреспондентов. Ремизова (см., напр.: Письма Пришвина. С. 188); ср. также с письмом С. А. Соколова к Ремизову от 13 февраля 1906 г.: «Мы слышали, что у Вас есть несколько интересных старинных вышивок. А “Руно” как раз подбирает в этом направлении материал для одного из №» (РНБ. Ф. 634. № 203. Л. 3).

На бланке для поступления в кадетскую партию... — В альбоме «Розанов» действительно сохранилась печатная анкета партии кадетов, на верхнем поле которой Розанов оставил свою записку, воспроизведенную в тексте книги после астерисков.

Дорогому Алексею Михайловичу и Серафиме Павловне Ремизовой с просьбой подумать. ~ См. на обороте. Подпишитесь и пошлите прилагаемое: 1 к. марка. — В альбоме «Розанов» письмо № 5; датировано «27 IV 1906». Авт. коммент.: «День открытия Государственной Думы. Приложен флажок бело-сине-красный, посередке изображение Таврического дворца: “Государственная дума”. На белом поле: слова — “добро пожаловать”; а справа “27-го апреля 1906 г.”». Описываемый «флажок» в альбоме сохранен. Помета «см. на обороте», действительно, завершает короткую записку; следующие же слова «Подпишитесь и пошлите прилагаемое: 1 к. марка» являются «эпиграфом» письма, написанного на обороте анкеты. Авт. коммент: «В. В. Розанов решил нас привлечь в члены, сам, насколько знаю, вовсе не состоя в партии». См. также коммент. к С. 70.

Обатнина Е.Р. Комментарии. А.М. Ремизов. Кукха. На блокноте // А.М. Ремизов. Собрание сочинений в десяти томах. М.: Русская книга, 2000—2003. Т. 7. С. 529—538.
© Электронная публикация — РВБ, 2012—2019. РВБ