РВБ: А.М. Ремизов. Собрание сочинений в 10 томах. Версия 1.8 от 23 октября 2016 г.

С. 63. Дорогая Серафима Павловна! Пожалуйста приходите... — В альбоме «Розанов» письмо № 11. Авт. коммент.: «На визитной карточке: Basile Rosanoff / Collaborateur au journal Novoié Wrémia. / St. Petersburg 33, rue Spalernaia. / У Розановых была какая-то дешевая портниха и вот затеяли шить теплую коф<т>у: у С. П. теплого ничего не было».

Дорогая Серафима Павловна! Анна Павловна Философова переслала нам письмо... — В альбоме «Розанов» письмо № 10. Авт. коммент.: «Письмо к С. П. Ремизовой. В житейских делах наших В. В. Розанов принимал самое горячее участие. Конечно, странно указание: просить место курсовой надзирательницы, но В. В. хотел этим подчеркнуть, что С. П. может взять любое и самое ответственное место. А. П. Философова одна из главных на Бестужевских курсах, “основа и основательница курсов”, Ветвеницкая — комитетская дама. Аркадий Павлович — Зонов, “анекдоты”, см. письмо предыдущее».

С. 64. ...переехали на Кавалергардскую в достраивающийся дом Пундика «просушивать стены». — На новую квартиру в дом Н. А. Пундика (Кавалергардская, д. 8, кв. 28) Ремизовы переехали в августе 1906 г. и прожили там до июля 1907 г. Подразумевается одна из особенностей найма квартиры в Петербурге, известная с XIX в. Только что выстроенные каменные дома перед тем, как штукатурить и красить, оставляли на просушку, которая длилась иногда больше года, а то и двух, в зависимости от погоды. В таких случаях квартиры сдавались желающим по более дешевой цене.

«Вопросы Жизни» кончились кончилось печатание моего «Пруда»... — Последний номер журнала (№ 12) вышел в марте 1906 г. (ср. с записью Е. П. Иванова от 21 марта 1906 г.: «Пошел в Вопросы жизни и принс 12 №. Хорошая кончина журнала» (Блоковский сборник. Тарту, 1964. С. 402); публикация первого романа Ремизова была завершена в № 11.

...там про хоботы больше! — В ряде эпизодов романа «Пруд» герои проявляют повышенный интерес к фаллическому «совершенству», а один из персонажей — канонарх Яшка, прозванный «Слоном» — примечателен тем, что ему было «отпущено Богом сверх всякой меры».

С. 65. ...С. П. в гимназии достала уроки «в образцовой»! — Речь идет о частной гимназии Марии Алексеевны Минцловой.

541

С. 65. Раз встречаю на Николаевском вокзале Леонида Семенова, он в то время из эсеров толстовцем сделался. — В конце 1906 г. в мировоззрении Л. Семенова произошли серьезные изменения: оставив «культурное общество», он уехал в Рязанскую губернию и почти полностью прекратил литературное творчество. В это же время он обратился к философии Льва Толстого, избрав писателя своим духовным учителем. Ср. с аналогичным упоминанием о встрече с Семеновым в монтажном воспроизведении собственных писем к жене, дополненных ретроспективными комментариями, с той лишь разницей, что время действия ошибочно отнесено здесь Ремизовым не к 1906 г., как в «Кукхе», а к 1910 г. (На вечерней заре 3. С. 459). Этот же эпизод описан, очевидно, со слов Ремизова в автобиографическом очерке М. Пришвина (Пришвин М. М. Собр. соч.: В 8 т. М., 1983. Т. 3. С. 9) и в воспоминаниях В. Смиренского со ссылкой на Пришвина (Смиренский. С. 170—171), но в последнем случае имя Л. Семенова заменено на имя И. Каляева. Подробнее об аберрациях в описаниях этого эпизода см.: Доценко С. Н. Встреча на вокзале. (Из комментариев к «Кукхе» А. Ремизова) // Литературный процесс и развитие мировой культуры. Таллинн, 1994. С. 82—85.

С. 66. Достоуважаемые Зверюшки! — В альбоме «Розанов» письмо № 6. Авт. коммент.: «Приглашение нас в гости на дачу в Гатчину. Были мы раза два, кажется. В письме характерно выскочило: “можете ночевать вдвоем”. Да и самое обращение “зверюшки” с этим связано. Розанов был, как видно, в самом благословляющем мир духе».

Дорогой Алексей Михайлович! Что Вы мне пишете как Архиерею... — В альбоме «Розанов» письмо № 7. Авт. коммент.: «Опять в Гатчине. “Ночевать — сколько угодно”. В 1905 г. в “Вопросах Жизни” печатался мой роман “Пруд”. Встречен был не безразлично: очень ругали. Ни печататься — нового не принимают, ни издавать — все отказывают. Защитником моим была Варвара Димитриевна Розанова: пять раз прочитала она “Пруд” — и “ничего не поняла”. Так она с горечью призналась нам. А В. В. набросился на Пирожкова. Ругался. Но и это не проняло».

Я Пирожкову недавно говорю... — В разговоре с владельцем книжного издательства Михаилом Васильевичем Пирожковым (1867—1926/1927?), в котором в 1906 г. вышло третье издание «Легенды о Великом инквизиторе», Розанов активно предлагал к публикации роман «Пруд».

С. 67. ...перебрались мы в комнату на Загородный, а потом в М. Казачий переулок. — Ремизовы жили в Загородном пр. (д. 21, кв. 19) с июля по сентябрь 1907 г., а затем переехали в Малый Казачий пер. (д. 9, кв. 34).

А Розановы переехали со Шпалерной в Б. Казачий... — Семья Розановых переехала с квартиры на Шпалерной ул. (д. 39, кв. 4), в которой они жили с 1899 г., в дом в Б. Казачий пер. (д. 4, кв. 12) в 1905 г.

Р. В. Иванов-Разумник, с которым познакомились о ту пору, достал нам работу: сверять Белинского. — Ремизов соединяет письма Розанова 1906 г. с событиями, происшедшими позднее. Знакомство Ремизова с Ивановым-Разумником состоялось в конце апреля — начале мая 1908 г., о чем Иванов-Разумник написал А. Н. Римскому-Корсакову 4 мая: «Приезжайте — расскажу Вам, как на днях был в СПб Лев Шестов, как я познакомился с Ремизовым —

542

и еще кучу интересных вещей» (Иванов-Разумник. С. 37—38). Еще позднее, в письме от 17 октября 1909 г., Иванов-Разумник, стараясь помочь писателю, оказавшемуся в затруднительном финансовом положении, предложил быстрый заработок: «Вы получите от Лемке еще работу: составление именного указателя ко всем 3 томам Белинского. Эта работа очень легкая — Вам только надо будет за эти полгода прочесть все статьи Бел<инского> нашего издания, отмечая главнейшие имена. Вы будете получать чистые листы из типографии по мере их выхода. За эту работу Л<емке> предлагает 25 р<ублей>» (Иванов-Разумник. С. 37—38). Хотя составитель именного алфавитного указателя к трехтомному собранию сочинений В. Г. Белинского, которое вышло под редакцией Иванова-Разумника в 1911 г., и не был назван, но, судя по всему, Ремизов успешно выполнил эту работу.

С. 67. Дорогой Алексей Михайлович! Я думал, что Вы виделись с Гриневич... — В альбоме «Розанов» письмо № 8. Авт. коммент.: «Розановы принимали большое участие в “бездольи” моем. Когда я служил в В<опросах> Ж<изни> (40 руб. в месяц), еще можно было существовать, да и “Пруд” печатался. Журнал кончился. Никуда! Философов дал письмо в “Гос<ударственный> Контроль”, Не приняли за “папиросу”. Стали по объявлению ходить. А случилась в Петербурге перепись собак. Вера Степановна Гриневич очень хорошая женщина. Делал я детский каталог. Но какой результат, не знаю. Кажется, что-то ничего не вышло. И уж скажу по правде, не интересно». История с упомянутой злополучной «папиросой», закуренной во время разговора с начальником канцелярии, рассказана Ремизовым в книге «Встречи» (С. 47). Ср. также с запиской Ремизова к жене от 19 декабря 1906 г., к строкам которой приписан позднейший комментарий в квадратных скобках: «Сейчас 5, скоро идти к “Барыне” [чье это прозвище, не могу вспомнить. Думаю, что это В<ера> С<тепановна> Гриневич, для которой я буду составлять каталог детских книг]». Вера Степановна Гриневич входила в дружеский круг видных философов и литераторов начала XX в.

Обатнина Е.Р. Комментарии. А.М. Ремизов. Кукха. Дела житейские // А.М. Ремизов. Собрание сочинений в десяти томах. М.: Русская книга, 2000—2003. Т. 7. С. 541—543.
© Электронная публикация — РВБ, 2012—2019. РВБ
Загрузка...