РВБ: А.М. Ремизов. Собрание сочинений в 10 томах. Версия 1.8 от 23 октября 2016 г.

С. 184. ...в Куокале у Чуковского — Дачный поселок Куоккала (ныне Репино) недалеко от Петербурга на Карельском перешейке, где Чуковский снимал дачу.

...Репин пишет его портрет и питается сеном — См. воспоминания К. И. Чуковского о своем знакомстве с И. Е. Репиным и его семьей: «Жена

466

Репина, Наталья Борисовна Нордман-Северова, ярая пропагандистка вегетарианской еды, угощала не только его, но и всех гостей каким-то наваром из трав. Эти-то супы из сена приобрели большую популярность в обывательских массах. Многие приезжали к Репину <...>, чтобы отведать его знаменитое “сено”. <...> В марте 1910 года Репин начал писать мой портрет. <...> В тот период, когда он писал мой портрет, он ездил в город на все мои лекции, читал мои тогдашние книги, и вообще то был “медовый месяц” наших отношений, никогда уже не повторявшийся снова» (Чуковский К. И. Из воспоминаний. М., 1958. С. 73, 89, 101).

«Понедельник» — См. коммент. к с. 35 наст. тома.

«Писатель или списыватель» ~ подпись Аякс, псевдоним А. А. Измайлова — Речь идет о статье «Писатель или списыватель», подписанной псевдонимом «Мих. Миров» (БВ. 1909. № 11160. Веч. вып. 16 июня. С. 5). Ее автор сравнил тексты сказок Ремизова «Небо пало» и «Мышонок» с текстами-источниками из сборника Н. Е. Ончукова «Северные сказки» (СПб., 1908), нашел текстологические параллели и на этом основании обвинил писателя в плагиате. В 1898—1916 гг. А. А. Измайлов, действительно писавший под псевдонимом «Аякс», был зав. литературным отделом БВ и одним из основных постоянных критиков этой газеты. Однако до настоящего времени ист. прямых доказательств того, что именно он являлся автором статьи, хотя Ремизов был убежден в этом. См. его позднее признание: «До расчленения на “писателя” и “человека” в памяти храню о себе — все врет, грубый. С расчленением на “человек” и “писатель”. <...> 3) литературный вор (А. Измайлов)» (Кодрянская. С. 90). О возможном авторе пасквиля см. письмо А. Измайлова Ф. Сологубу от 25 марта 1910 г.: «Моя личная точка зрения на эти недоразумения, связанные с кричащим термином “плагиат”, не совпадает с редакционной. По личному опыту я знаю, какие штуки здесь шутит память, и как нетрудно двум авторам попасть в одно веяние мысли. Для меня нет ничего отвратительнее восторженного захлебывания толпы, когда Чуковский обвинил Бальмонта за три выражения, схожие в статье с выражениями какого-то англичанина, (Бальмонта, у которого 20 книг!) или Ремизова за пользование сказкой. Я уезжал на Кашинские торжества, когда приняли обвинение Ремизова и, забрав корректуру письма, доказывал, что не стоит его давать. Добился только того, что смягчили выражения. Моя роль в газете вообще незначительна» (Федор Сологуб и Ан. Н. Чеботаревская. Переписка с А. А. Измайловым. Публикация М. М. Павловой // Ежегодник

С. 185. А. А. Измайлов уличает меня в плагиате ~ третий год печатает Котылев мои сказки, почему же только теперь Измайлов обратил вничание на мою воровскую природу ~ я пересмотрел все Котылевские листки ~ до последнего номера «Скетинг Ринга» с моими сказками... — Текстологическая основа для изложения этого эпизода в ПБ — текст кн. «Кукха», гл. «Язва». Ср.: «Трудно мне было выбиваться в “писатели”. И хоть многих уже навастривал <...>, а самому приходилось околачиваться в “Скетинг-ринге”, во “Всемирной Панораме”, да и то стараниями А. И. Котылева, действовавшего в выколачивании авансов не только убеждением, но, как узнал я потом, и мордобоем. <...> И как на грех А. А. Измайлов из побуждений самых высоких, <...> написал про меня в вечерней Биржевке» (Кукха. С. 81).

467

Рукописного отдела Пушкинского Дома на 1995 год. СПб., 1999. С. 207—208). В комментарии к письму М. М. Павлова расшифровывает подпись так: «Мих. Миров <Чуковский?>». В пользу гипотезы об авторстве Чуковского свидетельствует и текст «Петербургского буерака», где факту узнавания о пасквиле предшествуют подробные рассуждения Ремизова о Чуковском, возможно, и сообщившем писателю об Измайлове как авторе статьи.

С. 185. Измайлов заканчивает торжественно: «как можно терпеть в среде честных писателей подобного сочинителя, как г. Ремизов?» — Цитата из статьи «Писатель или списыватель» // БВ. 1909. № 11160. Веч. вып. 16 июня. С. 5.

А правда в этой сказке ~ амплификаций ~ и интерполяций... — Текст основан на неточном цитировании Ремизовым своего Открытого письма в редакции по поводу обвинения в плагиате (Русские Ведомости. 1909. № 205. 6 сент. С. 5; Золотое Руно. 1909. № 7—9. С. 145—148). См. текст письма: Т. 2 наст. изд. С. 607—610).

С. 185—186. Я пошел в «Сатирикон» ~ Аверченко прямо посмотрел на меня — Впредь до разъяснений ничего не могу сказать вам — Текст основан на оставшемся в России, в составе архива Ремизова в РНБ, письме А. Т. Аверченко от 18 июня 1909 г. к Ремизову: «В “Бирж<евых> Ве<домостях>” — читал О первой сказке “Про мертвеца” — не может быть и речи — она пойдет в одном из ближайших №№ — с примечанием. Что же касается 2-й и 3-й, то до выяснения этого недоразумения в печати (я всецело согласен с Вами относительно возможности пользования материалом, конечно с примечанием) — я хотел бы с окончательным приемом этих сказок подождать» (РНБ. Ф. 634. Оп. 1. Ед. хр. 38. Л. 1; подчеркивание — рукой Ремизова). Как установила И. Ф. Данилова, текст письма Аверченко лег в основу слов одного из персонажей «Крестовых сестер» — Аверьянова, одним из прототипов которого был автор письма (см. коммент. Даниловой к «Крестовым сестрам» — Т. 4 наст. изд. С. 487). При создании кн. «Петербургский буерак», как и в процессе работы над кн. «Подстриженными глазами», Ремизов, не имея под руками материалов оставленного архива, использовал в качестве фактической основы текста мемуаров свой художественный текст, в мотором были «зафиксированы» необходимые ему архивные материалы. Ср. в «Крестовых сестрах»: «Аверьянов сказал — Впредь до выяснения вашего недоразумения я хотел бы с окончательным ответом подождать» (Т. 4 наст. изд. С. 101). Об отказе журн. «Сатирикон» от сотрудничества с Ремизовым в связи с обвинением в плагиате см. также письмо Ремизова А. И. Котылеву от 8 июля 1910 г.: «2) Узнайте почему меня вычеркнули из сотрудников “Сатирикона” (журнал продолжают высылать) и вычеркнули, как раз после обвинения меня в плагиате. 3) Узнайте, кто распорядился после обвинения меня в том же преступлении прекратить высылку мне Речи (до 1.VII.1909 я получал, а потом прекратили)» (РГАЛИ. Ф. 2567. Оп. 2. Ед. хр. 408. Л. 3 об.).

С. 186. Никаких ваших рукописей у нас нет! — См. коммент. к с. 180.

Приходил Пришвин ~ Все свои соображения по поводу обвинения меня в плагиате он изложил ~ и отнес в «Речь»... — См.: Пришвин М. Плагиатор ли А. Ремизов? (Письмо в редакцию) // Слово. 1909. № 833. 21 июня. С. 5. Подробнее о позиции Пришвина в «истории с плагиатом» см.:

468

Письма М. М. Пришвина к А. М. Ремизову / Вступ. статья, подгот. текста и примем Е. Р. Обатниной // Рус. лит. 1995. № 3. С. 159—173.

С. 187. ...в Историю русской литературы Иванова-Разумника Измайлову не попасть... — См. письмо Ремизова А. Блоку от 3 октября 1908 г.: «В настоящее время Разумник Васильевич Иванов занимается исследованием писателей от Волынского до нас с вами. Книгу свою он хочет выпустить с портретами...» (Блок А. А. Переписка с А. М. Ремизовым. Вступ. ст. З. Г. Минц, публ. и коммент. А. П. Юловой // ЛН. Т. 92 Кн. 2, Александр Блок. Новые материалы и исследования. М., 1981. С. 85). Замысел не был осуществлен. Позднее опубл. кн. Иванов-Разумник Р. В. Русская литература XX в. (1890—1915 гг.) (Пг., 1920).

...Иванов-Разумник ~ подал мне три рубля. Эту зелененькую я буду помнить. — Ср. в кн. «Кукха»: «Помню, Р. В. Иванов-Разумннк 3 рубля дал — зелененькую, никогда не забуду» (Кукха. С. 82).

...вспомню и повторю при имени Иванов-Разумник в 1920 году, арестованный ~ участвовал в альманахе «Скифы»... — Речь идет об аресте Ремизова ЧК в ночь с 13 на 14 февраля 1919 г. по делу о мифическом заговоре левых эсеров. Он был арестован вместе с А. А. Блоком, Е. И. Замятиным, С. А. Венгеровым, А. З. Штейнбергом, К. С. Петровым-Водкиным, М. К. Лемке и др. на основании наличия его имени в записной книжке Иванова-Разумника. 15 февраля, после допроса, Ремизов был отпущен на свободу. В альм. «Скифы» (Пг., 1917—1918), выходивших под ред. Иванова-Разумиика, были опубл. в № 1 «Ясна», в № 2 «Gloria in excelsis», «Слово о погибели русской земли».

С. 188. — Что у тебя за собрания ~ У тебя был Коноплянцев? ~ Каноплянцев, елецкий ученик Розанова — Текст основан на тексте кн. «Кукха». Ср.: «...лезет в голову Коноплянцев, тоже ученик ваш. Оказывается, в Ельце в гимназии у нас учились — и Пришвин, и Коноплянцев» (Кукха. С. 56).

...«тараканомор» главный в «Биржевке» — Ремизов имеет в виду А. А. Измайлова.

...напиши опровержение... — См. коммент. к с. 185. См. также текст ремизовского письма-опровержения: Т. 2 наст. изд. С. 607—610.

Грачева А.М. Комментарии: Ремизов. Том 10. Петербургский буерак. // А.М. Ремизов. Собрание сочинений в десяти томах. М.: Русская книга, 2000—2003. Т. 10. С. 466—469.
Воспроизводится по изданию: А. М. Ремизов. Собрание сочинений. [Том 10.] Петербургский буерак. М.: Русская книга, 2003.
© Электронная публикация — РВБ, 2012—2019.
РВБ
Загрузка...