РВБ: А.М. Ремизов. Собрание сочинений в 10 томах. Версия 1.8 от 23 октября 2016 г.

Между тем статуэтка ~ и незнакомым... — Сюжет «материализации» «статуэтки» структурно основан на сюжете повести Гоголя «Нос» (1836).

С. 222. В кругах высшего духовенства ~ «доисторическим органом» Добралась плутовка до Академии Наук ~ А потом стали уверять... — В окончательном тексте эпатажный язык повествования сглажен. Ср. в Первоначальном варианте Чижова: «В кругах высшего духовенства, а он проник в Святейший Синод, его называли “Пенис”: кто-то из членов вспомнил

482

семннарский стих “caput dolit penis tat, nemo benit, nemo dat”. И по-моиашески “уд”. В вольно-экономическом обществе решили, что В. В. Водовозов, встречавшийся в редакции “Вопросов Жизин” со всякими декадентами, его спрашивали, но В. В. Водовозов глухой и далекий от неэкономических вопросов, долго не мог понять ему кричали сначала деликатно — “орган”, “член”, потом перешли на “пенис”. В Географическом Обществе старейший председатель Вл. И. Ламанский называл его “детородным органом”. Добрался мерзавец до Академии Наук, обратились к Ал. Алекс. Шахматову и тут уж склоняли его и разлагали до монгольских корней. Из Потемкина он превратился в ничей. Но потом стали уверять...» (Чижов. С. 34—35). Аналогичный Первоначальный вариант в НР РГАЛИ был приведен к основному тексту (РГАЛИ. Ф. 420. Оп. 5. Ед. хр. 18. Л. 88).

С. 222. ...к Трепову — «патронов не жалеть»... — В октябре 1905 г. московский обер-полицмейстер Д. Ф. Трепов во время всероссийской стачки издал печально знаменитый приказ «Холостых залпов не давать! Патронов не жалеть!»

о петербургской блуждающей «статуэтке»... — В Первоначальном варианте текста НР РГАЛИ, варианте Чижова и зкз. этой главы в Собр. Резниковых имеется с незначительными разночтениями текст, сокращенный в окончательном тексте НР РГАЛИ: «В поздний час в четверг состоялось перенесение “драгоценного таинственного ларца” в заднюю комнату К. А. Сомова, куда посетители не допускались. Нес, бережно держа в обеих руках, Андрей Николаевич. Из предосторожности электричество в коридоре погасили, а Константин Андреевич шел впереди со свечой / Андрей Николаевич очень беспокоился он боялся за целость “органа”, как он почтительно величал пениса, главное, чтобы руками не хватали и не гладили от всякого малейшего прикосновения могла пропасть “родинка у ствола расширения”. Еще раз, проверив “родинку”, Андрей Николаевич ушел к себе. И настала ночь. Ночь для Андрея Николаевича / Ночью — в Петербурге вечер начинался с 10—11 ночи — к Сомову, “горя нетерпением посмотреть”, забегал В. Ф. Нувель, под каким-то предлогом зашел А. П. Нурок. Какое искушение для Сомова показать пениса! / Сколько еще осталось часов, ведь еще целый день. Сегодня пятница. Если бы знали о “Калечине-Малечине”, весь Петербург скакал бы на одной ножке / Калечина — Малечина, / Сколько часов до вечера?» (Чижов. С. 35—36).

...в «холерный» год... — 1908 г.

481
Грачева А.М. Комментарии: Ремизов. Том 10. Петербургский буерак. // А.М. Ремизов. Собрание сочинений в десяти томах. М.: Русская книга, 2000—2003. Т. 10. С. 482—481.
Воспроизводится по изданию: А. М. Ремизов. Собрание сочинений. [Том 10.] Петербургский буерак. М.: Русская книга, 2003.
© Электронная публикация — РВБ, 2012—2019.
РВБ
Загрузка...