20. Д. Е. и А. Я. САЛТЫКОВЫМ

1 мая 1850. Вятка

Вятка. 1 мая.

Много благодарю тебя, любезный друг и брат, за письмо твое от 9 апреля и за то участие ко мне, которое я в нем вижу. Много меня огорчило известие о поступке брата Сережи;

49

я нахожу его не только не совсем благородным, но и глупым. Какую выгоду надеялся он извлечь для себя от своих сплетней, решительно не понимаю; я сколько мог заметить, то, несмотря на то что маменька не неохотно выслушивает подобные вещи, они как-то совершенно не удаются их авторам; пример тому в брате Николае, да и в самом Сереже, которые оба оказали достаточно недоброжелательства к своим братьям и оба едва ли что-нибудь от того выиграли1. Это тем более кажется для меня странным, что ни я, ни в особенности ты ничего, кроме самого лучшего, самого теплого желания добра, не показывали Сереже ни в одном из наших действий относительно его. Вообще Вятка во многом меня убедила, и убедила к лучшему, хотя бы я и не желал убеждаться в явлениях, подобных тому, о котором ты пишешь мне. Сделай милость, уведомь меня, когда ты собираешься в деревню и действительно ли поедешь ты туда нынешним летом. Запрос обо мне от князя Голицына к губернатору действительно пришел по одной почте с твоим письмом 2. Деликатность этого дела запрещает мне справляться об отзыве губернатора, но так как я не знаю за собой ничего предосудительного в течение двухлетнего пребывания моего в Вятке, то и не сомневаюсь, что ответ губернатора будет выгоден для меня. Во всяком случае, отзыв этот идет в Петербург с последней же почтой, и потому я прошу тебя, если в Петербурге, вследствие этого отзыва, решатся дать делу моему дальнейший ход, то нельзя ли похлопотать, чтобы это сделалось поскорее, потому что тут много зависит от времени. Я удивляюсь даже, что по просьбе маменьки, поданной в начале марта, только теперь требуют заключения губернатора. Нечего тебе и говорить, как велико теперь мое ожидание. Что касается до представления меня в чин и до статистического описания, то это теперь меня не много занимает. Если бы меня простили, то я ничего более не желал бы. Любезный друг! сделай милость, если дело мое примет благоприятный оборот, не езди в деревню, покуда оно кончится совершенно; нет сомнения, что к июлю так или иначе оно должно решиться.

Я бы желал быть в деревне вместе с тобою и немедленно отправлюсь туда, как скоро получу известие о моем освобождении из Вятки. Я хочу также просить, если это только возможно, об отделе и согласился бы дать отказную во всем, если бы мне отдали Глебово и тысяч двадцать на устройство его3. Главная цель моя заключается в том, чтобы выйти в отставку и поселиться в деревне, чего я не могу сделать, не имея достаточного обеспечения. Дай бог, чтобы все это так и случилось; мне не хотелось бы вновь поступать на службу уже по тому

50

одному, что искать места в Петербурге будет для меня довольно затруднительно, да едва ли я найду что-нибудь по своему желанию.

Прощай, любезный друг и брат, поцелуй от меня всех своих малюток и не забывай искренно тебе преданного брата

М. Салтыкова.

Je Vous remercie infiniment, ma bonne et chère sœur, de Votre bon souvenir et de Votre amitié pour moi. Vous pouvez être sure que quant à moi l’affection fraternelle que je Vous porte ne saurait que grandir avec le temps. Ayez la bonté de dire de ma part mille choses à Madame Votre mère ainsi qu’à Madame Aline. Puissé-je Vous revoir bientôt.

Tout à Vous
M. Saltykoff.

Перевод: Бесконечно благодарю Вас, добрая и дорогая сестрица, за Вашу добрую память и Вашу дружбу ко мне. Вы можете быть уверены, что с моей стороны братские чувства, которые я питаю к Вам, с течением времени будут только расти. Будьте добры передать от меня тысячу пожеланий Вашей матушке, а также м-м Алине. Если бы я мог Вас вскоре увидеть! Весь Ваш М. Салтыков.


Салтыков-Щедрин М.Е. Письма. 20. Д. Е. и А. Я. Салтыковым. 1 мая 1850. Вятка // М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в 20 томах. М.: Художественная литература, 1975. Т. 18. Кн. 1. С. 49—51.
© Электронная публикация — РВБ, 2008—2019. Версия 2.0 от 30 марта 2017 г.