272. А. Ф. КАБЛУКОВУ

27 октября 1869. Петербург

С. П. бург. 27 октября.

Многоуважаемый Алексей Федорович.

Я не знаю, что Вам сказать по поводу предложения Евдокима. Конечно, лучше, чтоб мельница была пущена в ход и что-нибудь за нее получить, но меня останавливает следующее обстоятельство. Ежели случится, что воды будет мало, а Евдоким потребует, чтоб его колесо шло, тогда не вышла бы остановка на мельнице. Сверх того, если отдавать Евдокиму, то необходимо, чтоб он исправил маслобойню как следует; там, кажется, и водяное колесо худо. Надо также принять во внимание, что Евдоким человек буйный, а также и то, что на маслобойне будет работа день и ночь — кто же будет смотреть за тем, чтобы с мельницы не было что-нибудь похищено. Да и деньги, пожалуй, не отдаст. Дрова тоже чьи, наши или его?

35

Все эти соображения, а равно и то, что Евдоким просит сдать ему маслобойню до 29 июня, когда мы уже будем в Витеневе и можем иметь неприятности — все это склоняет меня к тому, что лучше Евдокима не допускать. Не лучше ли самим не торопясь устроить маслобойню к будущему году?

Очень жаль погоревших крестьян витеневских. Отчего случился пожар и сгорел ли дом Кузнеца? Действовала ли наша машина на пожаре. Я боюсь, чтобы пожар не подействовал на платеж за землю. Я желал бы помочь пономарю в том же размере, в каком помог и дьячку. Будьте так добры, дайте ему столько же при первом получении денег с крестьян.

Будьте так любезны, пожалуйтесь на Корочкина мировому. Надо же чем-нибудь кончить с этим негодяем, который ни копейки не платит.

Мельница продолжает приносить нищенский доход. Хорошо ли мелет Григорий? Признаюсь, меня берет сомнение, не притесняет ли он? Как не послышишь, везде дурно мелют, а везде есть мелево, а у нас хорошо мелют, а мелева нет. Что-то странно это. Неужто в Осташкове до сих пор мелют. Вы хорошо сделали, что наняли работника вместо Федула; авось либо дело лучше пойдет. Не сбавить ли нам цену на мельнице и не оповестить ли об этом? Может быть, другие, вместо Курова и Орешкова, к нам поедут. Впрочем, я предоставляю все это на Ваше усмотрение.

Очень рад, что Вы овес убрали. Вспахали ли Вы опять это самое место под овес и унавозили ли? А также и то место на заовражье, где был прежде овес. Надобно там весной попытать посеять рожь ярицу. Вообще, я просил бы Вас выполнить все то, что я, отъезжая, написал на особом листке. Пожалуйста, не откажите мне в этом. Перепилите, пожалуйста, сушь, то есть перестойное в корне; там восемь дерев, да в рощице, где баня была, 3 осины да в Похоронных березках есть и на плотине много. Тут дров выйдет порядочно, а старые можно продать, да и старые кстати перепилить и продать. На Зарине можно отдать подчистку Семену и на Гусарихе старосте и на Калугах между полями. Некоторые стекла в доме выбиты, особливо вверху на антресолях — пожалуйста, поправьте.

Очень рад, что Милку оставили дома. Анна может ей давать молока, которое, конечно, остается из-под сливок, употребляемых для масла.

У нас там осталось много индеек. Для приплода нужно оставить только 4-х индеек и 2-х индюков. Остальных надо покормить недели 4 творогом и овсом пареным, и, когда установятся морозы, т. е. в декабре, пришлите нам. Но не разом, а половину в декабре, а другую в январе.

36

Получили ли Вы что-нибудь с крестьян? напишите пожалуйста. А также, дерут ли гречу на мельнице?

Прошу Вас засвидетельствовать от меня и от жены почтение Марье Ивановне и всем Вашим.

Искренно преданный Вам
М. Салтыков.


Салтыков-Щедрин М.Е. Письма. 272. А. Ф. Каблукову. 27 октября 1869. Петербург // М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в 20 томах. М.: Художественная литература, 1976. Т. 18. Кн. 2. С. 35—37.
© Электронная публикация — РВБ, 2008—2019. Версия 2.0 от 30 марта 2017 г.