370. О. М. САЛТЫКОВОЙ

9 марта 1873. Петербург

9 марта.

Милая маменька.

Душевно благодарен Вам за письмо и за подарок маленькой Лизе. Равным образом благодарю Вас и за обещание выполнить мои просьбы относительно лежащего на мне долга. Всего более я прошу Вас о сложении запрещения 1. Пожалуйста, исполните это, так как Вы положительно ничего через это не теряете. Имение у Вас в виду, да и наконец настоящие мои письма служат доказательством, что я вполне признаю свой долг в той цифре, которая находится в Вашей последней расписке от 12 февраля 2. Уж, конечно, я до последней копейки уплачу свой долг. Я даже удивляюсь несколько всем этим предосторожностям, как будто я могу втихомолку продать или передать имение, которое гораздо более на глазах у Вас, нежели у меня. Да и что я могу от этого выиграть? ведь я должен

136

же деньги платить. Я знаю, что у Вас есть какие-то опасенья. Разуверьтесь, пожалуйста, и освободите меня от этого пакостного запрещения, которое может иметь последствием только то, что, в случае выкупа, ни Вы, ни я своевременно не получим денег.

Что касается до штрафных денег 690 р., о которых я писал Вам, то я, разумеется, не считаю себя вправе настаивать на сложении их, хотя и считал бы это справедливым. Но если, как Вы пишете, Вы склонны исполнить мою просьбу, то, право, я не могу объяснить себе, почему бы Вам не исполнить это в феврале, а откладывать до августа. Ведь это дело очень простое, и сумма полугодовых взносов от этого нимало не пострадает. Впрочем, повторяю: это только личное мое мнение, на котором я не настаиваю.

Наконец, позвольте мне повторить мою просьбу о высылке мне заемного письма в 15 т. р. и сохранной расписки. Я положительно не понимаю, почему эта просьба моя не могла быть выполнена Вами: ведь деньги я сполна заплатил. Вы не хотите даже в расписках Ваших прибавить слов: и более никаких долгов на сыне моем не состоит — и это чрезвычайно меня волнует. Если это и мелочное желание с моей стороны — то почему же его не исполнить, если оно ровно ничего не стоит.

О Дмитрии Евгр<афовиче> я знаю только, что он в Петербурге, но у меня не был. Это мой злой демон, который раздельным актом расстроил меня со всем семейством 3. Он и теперь гадит, строча Ломакиной просьбы. Вместо того чтоб исправить несправедливость, допущенную разделом, вот как он поступает. Просьбы Ломакиной дурацкие, но они меня вынуждают вести дело, и в этом заключается ехидное их свойство. Мне впору зарабатывать свой хлеб (не забудьте, мне 47 лет), а я вынужден препираться с этой гнусной бабой, как будто я что-нибудь украл. Она не понимает, что Дмитрий Евгр<афович> ее вызудит и потом бросит и ее же в надлежащий момент будет мучить. Пожалуйста, Вы не обращайте внимания на ее крики по поводу платежа: я Максиму Андрееву послал приказ, чтоб он не смел к ней являться. Она (т. е. Дм<итрий> Евгр<афович>) в просьбе уж и о Филипцеве поминают и о Мышкине, хотя совершенно, мерзавка, знает, что Серг<ей> Евгр<афович> Филипцево продал за 5 т., вам отдал за меня 2200 р., а 2800 взял себе. Мышкинскую землю, оставшуюся за наделом, Софрону продал и деньги взял себе. Пустошные деньги, какие поступили (более 4 т. р.) по Заозерью, — все взял себе. Мерзавка! а меня обвиняет, что я чего-то ей недодаю. Для кого он брал чужие (т. е. мои) деньги, как не для них.

137

Илья Евграфович тоже хорош. Был в Петербурге, и ко мне ни ногой. Положим, что он не находит интересным мое знакомство, но надо же дело-то на чем-нибудь покончить.

Прощайте, милая маменька, вновь прошу об исполнении моих просьб и жду высылки заемного письма и расписки. Целую Ваши ручки и остаюсь преданный и любящий сын

М. Салтыков.

Милая маменька.

Спешу благодарить Вас за присланный на зубок Лизе подарок, она очень маленькая и черненькая.

Костя похож на Вас больше, чем на Мишу. Он очень ласковый ребенок. Теперь нам придется менять квартиру, так как в этой очень тесно, и бедный Мишель отдал свой кабинет детям, а сам занимается в гостиной, где ему все мешают.

Я и дети целуем Ваши ручки
Лиза Салтыкова.

Костя уж довольно хорошо ходит без посторонней помощи и начинает кое-что лепетать. Но зубов у него мало: всего шесть, и это мешает отнять от груди. Впрочем, к Святой думаем кормилицу рассчитать. Лиза начала улыбаться. Она порядочная крикунья. Костя, как две капли воды, похож на мой портрет, который писал покойный живописец Павел 4. Как будет потеплее, я сниму с него фотографию и пришлю Вам.

На конверте: Ее высокородию Ольге Михайловне Салтыковой. Тверской губернии, в город Калязин.

Почтовые штемпеля: С.-Петербург, 9 марта 1873; Калязин, 12 марта 1873.


Салтыков-Щедрин М.Е. Письма. 370. О. М. Салтыковой. 9 марта 1873. Петербург // М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в 20 томах. М.: Художественная литература, 1976. Т. 18. Кн. 2. С. 136—138.
© Электронная публикация — РВБ, 2008—2019. Версия 2.0 от 30 марта 2017 г.